Профессор Траут: «Наука – это как джаз»

9 июля 14:48
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...

Фото: nshow.com.ua

Основатель первого в Украине научного шоу «Сумасшедшие ученые», химик и биолог Александр Кобзин по прозвищу Профессор Траут рассказал «ХН», как сделать из науки развлечение, почему химические и физические эксперименты стали популярным зрелищем и могут ли ученые быть звездами.

Профессор Траут и его «Сумасшедшие ученые» хорошо известны любителям «Научных пикников» тем, что умеют ловить молнии руками и делать лед из углекислого газа. Когда-то учитель химии и биологии Александр Кобзин первым в Украине начал выступать с научными опытами на сцене.

«Шоу должно покупаться»

– Александр, с чего начались «Сумасшедшие ученые»?

– Идея возникла 7 лет назад на основе формата американского шоу Mad Science. Мы даже связывались с ними, чтобы купить франшизу, но цена была непомерно высокая. В то время в сфере развлечений для детей возник определенный вакуум. Была потребность рынка, и мы дали то, чего не было. Но первое шоу закончилось полным фиаско. Мы его готовили как научное представление: подготовили данные о реактивах, хотели дать как можно больше информации об азоте, его теплоемкости. И начали выдавать эти данные, как в научно-популярном фильме. Но эти вещи детям были не интересны, потому что это был день рождения. Оказалось, что популяризация науки стоит на коммерческой основе. Шоу должно покупаться.

– А почему вы – профессор Траут?

– Это персонаж книг Курта Воннегута (американский писатель-фантаст – прим. «ХН»), он просто мне нравится. Я не люблю эти глупые псевдонимы из серии Колбочкин, Пипеткин, потому я взял имя персонажа, который мне близок. Мало кто из детей может его запомнить, потому я говорю на шоу: «Меня зовут профессор Траут. Вы, скорее всего, это имя не запомните, но, по крайней мере, потренируете память». В плане узнаваемости этот псевдоним не очень выгоден.

– Вы работаете с химическими реактивами. Были какие-то опасные ситуации?

– У нас нет ядов. Была единственная опасная ситуация – но не с детьми, а со взрослыми. Мы держали большую колбу с концентрированным пероксидом водорода, который оставляет ощутимые ожоги на коже. Детей мы к нему не подпускаем – они всегда смотрят издалека, а в том месте были выпившие люди. Кто-то рядом махал руками и зацепил эту колбу. Она упала, реактивы разлились, кому-то на руки попало. Не то, чтобы опасно, но неприятно. А было еще такое, что один человек не верил, что мы показываем жидкий азот – начал спорить, выбежал, пытался туда руки совать.

– Взрослые – более опасная публика?

– Да, с детьми легче работать. Ты для ребенка все равно авторитет. Я с детьми уважительно разговариваю, часто на «вы», и ребенок сразу чувствует, что к нему серьезно относятся, что с ним не пытаются, как со слабоумным разговаривать, как это часто у нас принято. Но иронию дети не понимают так хорошо, как взрослые, пропускают мимо ушей. Со взрослыми проблема в том, что всегда на шоу находится человек, который хочет доказать что-то окружающим. Например, что он юморист или он тут главный. И в этот момент он в проигрышной ситуации, потому что микрофон-то у меня, я подготовлен к таким ситуациям. Обычно я отшучиваюсь.

–А вы кого-то из слушателей сподвигли на то, чтобы стать ученым?

– У нас есть группа поклонников, которые постоянно ходят на шоу. И есть среди них очень мотивированные дети. Мамы говорят: «Вот мой сын увидел ваше шоу и теперь просто одержим химией». Зерно, которое мы сеем, падает просто в благодатную почву. Но мы мотивируем больше, чем учим. Наша задача – развеселить, заинтересовать и отпустить.

«Этого никогда не показывали в школе»

– Ваше шоу – это развлечение или популяризация науки?

– Это гибрид. Все, что я делаю, объясняю. Если ты показываешь эксперимент и не объясняешь его – это фокус, а мы фокусами не занимаемся. Конечно, с 10-летними детьми я не могу вдаваться в подробности химических реакций, потому что они еще не начали учить химию. Но при этом большинство детей знают о тетраборате натрия, поливиниловом спирте, о том, как делать «лизуна». Они видели это в интернете, и им тоже хочется это сделать.

– А взрослым это зачем?

– Парадокс ситуации в том, что этого никогда не показывали в школе и сейчас не покажут.

– Нас плохо учили?

– Нет, не плохо, нас учили другому. Нас учили академической науке, а мы развлекаем при помощи науки. Это интересно, потому что люди этого не видели.

– Как думаете, почему научные и околонаучные шоу и лекции пользуются такой популярностью? Еще лет 10 назад ученых все считали «ботанами», скучными людьми. Сейчас популяризаторы науки – звезды, если взять, например, ту же Асю Казанцеву. Почему так произошло?

– Я бы не сказал, что это так уж популярно. Ася – звезда именно потому, что она простым языком все рассказывает. Мне нравится, что она делает, хотя я не со всем согласен. Но, по сути, сколько таких, как она? Их единицы. Она – одна на несколько стран постсоветского пространства. А вообще люди очень далеки от всего, что сейчас происходит в науке. Я иногда захожу на «Харьковфорум» в раздел «Наука», и там это очень видно. Если наука себя не продвигает в массы – это место обязательно занимает что-то другое. Если наука простым языком не будет рассказывать, что происходит, это расскажет псевдонаука.

– Так что, получается, вы – борцы с невежеством?

– Это сильно сказано. Мы не ставили целью продвигать науку в массы, хотя мне нравится рассказывать людям то, чего они не знали. Печально то, что вся информация доступна, но никто ее не берет. Гарвардский университет открыл все свои курсы – не думаю, что народ массово туда пошел читать.

– Разве сейчас книги ученых не более популярны, чем когда-либо? Тот же Стивен Хокинг продается огромными тиражами.

– Хокинг понял, как это делать просто. Он берет сложные научные концепции, натягивает их на обычную жизнь и получается вещь, которая проста для восприятия. Если начинаешь рассказывать сложный научный факт, открытие, человек говорит: «А как это мне поможет в обычной жизни?». Это непробиваемый аргумент. Люди просто пользуются благами науки, но не хотят думать, кто это изобретает, как это работает.

– Как вы думаете, устроители научных шоу и ученые-просветители могут стать звездами в Украине?

– Думаю, нет. Это специфическая ниша, она связана с интеллектуальной деятельностью. Наука – это как джаз. У джаза нет шансов выйти на тот же уровень популярности, который имеет поп-музыка. Точно так же научные шоу – для кого-то они скучные. Хотя радует то, что каждый год на «Научные пикники» в Харькове приходит все больше и больше людей. Эта тема уже стала популярной. Собирать стадионы мы, конечно, не будем, но этого и не нужно.

В борьбе за смайликов Украины. История Юли с редким заболеванием - СМА Местные князья городского головы. Что декларируют харьковские чиновники
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Статьи
Комментариев: 0