17 ноября, 2019 - 16:24

Велотурист-эсперантист Люк Аллеманд: "В Украине люди более гостеприимны, чем на Западе"

велотурист-эсперантист Люк Аллеманд. Фото: архив Люка Аллеманда
В июне 2018-го школьный учитель из Швейцарии, эсперантист Люк Аллеманд отправился из родного города Невшатель в большое путешествие на велосипеде. За девять месяцев Люк объехал 14 стран и познакомился с разнообразием их культуры, традиций и быта. Побывал путешественник и в Украине.

В июне 2018-го школьный учитель из Швейцарии, эсперантист Люк Аллеманд отправился из родного города Невшатель в большое путешествие на велосипеде. За девять месяцев Люк объехал 14 стран и познакомился с разнообразием их культуры, традиций и быта. Побывал путешественник и в Украине.

KHARKIV Today поговорил с Люком Аллемандом о различиях менталитетов Восточной и Западной Европы и эсперанто как языке для преодоления барьеров в коммуникации. По просьбе самого героя – по-русски.

 – Чем вы занимались в Швейцарии? Почему вдруг решили отправиться в путешествие на велосипеде?

– Я четыре года работал в социальном центре, помогал людям с инвалидностью в их повседневной жизни. Потом поступил в университет. После выпуска работал учителем немецкого и французского в школе. Десять лет назад я сказал себе, что хочу объехать весь мир на велосипеде. Путешествовать без мотора, не быстро – хороший вариант для знакомства с людьми. В этот раз в Украину я прилетел на самолете. Вчера был в Швейцарии – сегодня в Украине. Это как сон. Но на велосипеде это реальная дистанция.

– Через какие страны пролегал ваш маршрут? Сколько километров вы проехали?

– Из Швейцарии я поехал в Германию, побывал в Австрии, Словакии, Венгрии, Сербии, Болгарии, Румынии, пять километров проехал через Молдову, потом путешествовал по Украине и России. Из Махачкалы думал поехать дальше через Азербайджан, Иран и на пароме до Индии. Но решил, что уже познакомился с достаточным количеством людей, и отправился по другому маршруту – через Грузию, Турцию, Грецию. Из Греции в январе этого года на пароме доплыл до Италии и остался там на два месяца учить итальянский. В целом, я преодолел 10 тысяч километров: 7 тысяч на велосипеде, 3 тысячи на пароме.

– Насколько тяжело преодолевать такое расстояние на велосипеде? Как ваш велосипед выдержал такую дистанцию?

(Переходит на эсператно) У меня был велосипед с прицепом, в котором были мои вещи и палатка. Несколько раз мне приходилось искать запчасти для велосипеда и самому чинить камеру. Впервые капитальный ремонт мне понадобился, когда я был в Измаиле, я нашел мастерскую для велосипедов, купил новые детали. Следующий ремонт сделал в Турции через два месяца. К счастью, никаких серьезных проблем не было.

– Почему вы решили включить в свой маршрут Украину?

– К тому времени я уже два года учил русский и думал, что мне нужно приехать в страну, где говорят по-русски, чтобы попрактироваться. Многие велопутешественники объезжают Украину, едут через Турцию. Но я не знаю турецкого. (Смеется). В Украину я приехал осенью. У меня есть книга с адресами эсперантистов и я узнал, что эсперантисты [участники коммуны "С.П.А.Р.Т.А." – прим.] живут в Харькове. Я написал им e-mail и они сказали, что я могу приехать к ним.

– Каким образом вы искали ночлег в других городах?

– В Восточной Европе – в Украине, России и Румынии – в деревнях люди более гостеприимны, чем на Западе. Когда я приезжал в деревню и видел кого-то на улице, говорил: "Привет! Я путешествую на велосипеде, мне нужен дом, чтобы переночевать, есть ли у вас кровать?". Мне всегда отвечали "Да". Я всегда находил кого-то, кто пускал меня. В Швейцарии, Франции, Германии это невозможно – люди боятся.

– Какая страна поразила вас больше всего? Что было самым запоминающимся в этой поездке?

– Первые три дня в Украине были не очень хорошими. Я уже находился далеко от Швейцарии, и мне захотелось домой. В Мартыновке в 120 километрах от Одессы я ночевал в палатке. Был ветер, вечером пошел сильный дождь. После этого я решил, что не хочу больше спать в палатке и мне нужно быть ближе к людям. Один дедушка на улице сказал мне: "Ты можешь переночевать  в нашем доме". Потом пришел его сын и вся семья – три поколения. Они сказали, что я могу оставаться у них, сколько захочу. 7 сентября был мой День рождения. Они устроили для меня праздник, купили торт. Я провел у них шесть дней, они стали для меня как семья. Через десять дней я специально поеду в Мартыновку, чтобы с ними встретиться.

"Английский – колониальный язык"

– Сколько языков вы знаете? Откуда появилась тяга к их изучению?

– Мой первый язык – французский. Я хорошо знаю немецкий и эсперанто. В школе учил английский. Сейчас учу русский и итальянский. Когда был в Венгрии, Румынии, Турции тоже немного учил местные языки.

– Почему и когда вы решили выучить эсператно? Чем вас привлек этот язык?

– Я решил учить эсперанто, когда мне было пять лет. Тогда я понял, что есть другие языки, на которых говорят в других странах – не только французский. Я подумал, что плохо, если есть языковой барьер, из-за которого нельзя понимать других людей. Я спросил отца, есть ли язык для всего мира – не только для одной страны. Он ответил, что это эсперанто. Я сказал: "Отлично, мне нужно учить этот язык!" (Смеется) Но никто в моей семье не говорил на эсперанто. Спустя девять лет один эсперантист, который работал в библиотеке в моем городе, приехал в мою школу, рассказал об эсперанто и сказал, что если кто-то хочет учить этот язык, он может помочь. Через два-три месяца я уже немного разговаривал на эсперанто – как сейчас по-русски через два года учебы.

– А почему захотели учить именно эсперанто, а не английский, на котором говорит больше людей?

– Английский – это язык из другой страны, думаю, это колониальный язык (Смеется). К тому же выговор довольно странный. Эсперанто – нейтральный язык и привязан к мультикультурности.

 – В чем особенность эсператно? На какой европейский язык он похож?

– В эсперанто половина слов из латинских языков – из французского, итальянского, испанского. Вторая половина – из германских и славянских язык. Русские слова в эсперанто тоже есть.

– Данные о количестве людей, которые знают эсператно, колеблются. По разной информации, этим языком владеет от 63 тысяч до двух миллионов человек. Есть ли у вас более точные цифры?

– Я слышал, что эсперанто знают до 10 миллионов человек. Но эсперантиста сложно найти без предварительных контактов. Правда, пару раз в моем путешествии я случайно встречал людей, которые говорят на эсперанто. Они вычислили меня по флагу с символикой эсперанто.

– Почему эсператно при всей своей просторе не приобрел такую популярность, как международные языки?

– Думаю, это связано с тем, что эсперанто редко преподают в школах. Есть школы, в которых его учат – в Швейцарии, в Германии, в Польше – но их мало. В моем городе, например, есть одна частная школа с обучением на эсперанто. Зато в Германии в городе Герцберг-ам-Гарц этот язык используется повсеместно –  не только в школах, но и в городской айдентике. Подобный проект есть и в Польше. Всемирная эсперанто-ассоциация (Universala Esperanto-Asocio) – на данный момент самая крупная международная организация эсперантистов. Они сотрудничают с ЮНЕСКО в области культурных проектов. Есть активисты, которые продвигают эсперанто в небольших политических группах, которые используют эсперанто, но они в оппозиции, поэтому часть политиков боится их. Нет ни одного государства, которое бы двигало язык при помощи своей экономики. Лично я думаю, что мы можем сделать такое государство.

– Чем вы планируете заниматься, когда вернетесь домой? По-прежнему мечтаете объехать весь мир на велосипеде?

– Сейчас я не работаю. После того, как вернусь из отпуска, буду искать работу. Может быть, стану учителем или переводчиком. Когда я приехал в Украину, понял, что достиг своей цели быстрее, чем ожидал. География была просто способом лучше понять себя и мир.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.