Нажмите "нравится", чтобы читать KHARKIV Today на Facebook

02 июля, 2020 - 18:33

"Скорой" нужна помощь. Врачи медицины катастроф требуют денег и справедливости

Большинство из них так и не получили доплаты за риск заразиться коронавирусом.

Центр экстренной медицинской помощи ожидает внутренняя проверка. Врачи и фельдшеры жалуются на притеснения со стороны руководства, отсутствие выплат за работу с коронавирусными больным и  плохое оснащение автомобилей.

На станциях "скорой помощи" назревает война. Многие сотрудники недовольны руководителем коммунального предприятия Виктором Забаштой. Они не получили обещанные доплаты за работу с инфицированными COVID-19, а вместо этого несогласных с руководством подвергают так называемым "трудовым репрессиям". Вместе с адвокатами и волонтерами они обратились за помощью в облгосадминистрацию, но поменять руководство коммунального предприятия может только облсовет, и это — непростая процедура.

Участников протеста увольняют

Врач первой подстанции Центр экстренной медицинской помощи Марина Сидоренко в мае вместе с другими коллегами вышла на забастовку. Тогда врачи, фельдшеры и водители "скорых" протестовали против опасных условий труда. У них не было защитных костюмов для работы с пациентами с коронавирусом, кроме того, они требовали выплатить надбавку в размере 300% всем сотрудникам, которые едут на вызовы, потому что любой пациент мог иметь диагноз  COVID-19.

Защитные костюмы врачам тогда выдали, но, по их словам, со стороны администрации начались трудовые репрессии. Марину вызвали на дисциплинарную комиссию за то, что она, якобы, нахамила коллеге. Все обошлось, потому что врач пришла с адвокатом. 

"Были репрессии и по поводу водителей, которые участвовали в акции. Якобы один из них был в состоянии алкогольного опьянения, он прошел проверки, сдал кровь – не подтвердилось. На второго водителя вызывали полицию, якобы он нападал на заведующую. Мою коллегу уволили за прогул, которого не было", — говорит Марина Сидоренко.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Почему только 10 %?": сотрудники «скорой» помощи в Харькове требуют обещанных министром выплат

Юлия Четверикова — та самая врач 1-й подстанции, которую уволили по причине прогулов. Она собирается обратиться в суд и оспорить увольнение.

"Мне сказали, что так как я участвовала в митингах, меня уволят. Уходить по собственному желанию я отказалась, потому меня уволили за прогул, которого не было. Мне перенесли смену, а после этого руководство отказалось от этой смены, меня не уведомили — получился прогул", — говорит врач.

скорая
Сотрудники "скорых" вышли на протест 18 мая. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today

У Юлии сохранилась запись разговора с начальницей, в которой ей меняют смену, она надеется использовать ее в суде. Ее адвокат Василий Алешин, который  бесплатно защищает медиков в конфликте с руководством Центра экстренной медпомощи, рассказал, что попытки надавить на участников майских протестов предпринимались неоднократно.

"Выяснилось, что большинство медиков, которые принимали участие в акциях, подвергаются трудовым репрессиям. Их вызывают на различные дисциплинарные комиссии по непонятным поводам, они не регламентированы ничем. Нет утвержденного порядка проведения этих комиссий, подписанного руководителем", — говорит Алешин.

По словам адвоката, большой проблемой является и отсутствие коллективного договора на коммунальном предприятии. Это приводит к тому, что официальных должностных инструкций тоже нет, потому рядовые сотрудники оказались беззащитны перед начальством.

Денег не дали, средства защиты заканчиваются 

В мае главной причиной протеста стали выплаты за работу с зараженными коронавирусом больными. Только 10% из 2500 сотрудников "скорых" получили такие выплаты, хотя спецбригад для работы именно с этой категорией больных на "скорой" нет. Каждый врач, фельдшер и водитель может  столкнуться с больным пациентом и заразиться коронавирусом. 

"Я — одна из тех медиков, которые выплаты получили, но нам не понятен принцип, как они распределялись. Например, я, врач на полторы ставки, получила доплату в 8 тысяч гривен, а некоторые фельдшеры и интерны, которые работают не на полную ставку, получили 16 тысяч", — пояснила Юлия Четверикова.

Директор предприятия Виктор Забашта на все обвинения отвечает, что он действует согласно букве закона.
"Те, которые работали с больными, все получили. В процентном отношении я не готов ответить, но я выплатил тем, кому должен был. Деньги на это есть, это юридическая ответственность, мы государственное предприятие и никаких сомнений не может быть в том, что деньги выплачивали", — заявил он KHARKIV Today.

скорая
Во многих автомобилях "скорой помощи" не запускаются дефибрилляторы. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today

Тем временем Профсоюз сотрудников Харьковского центра экстренной медицины  обращается к организации высшей инстанции, Профсоюзу работников здравоохранения, с просьбой написать письмо в  Кабмин и вместе с профильным министерство добиться того, чтобы доплаты за работу с коронавирусными больными в период эпидемии начислялись всем без исключения сотрудникам "скорых".

Если с деньгами ситуация зависла, то защита у медиков "скорых" после забастовки стала лучше — правда, за счет волонтеров.

"Ситуация изменилась в лучшую сторону после того, как информация попала в прессу. Начали менять препараты с истекшим сроком годности на новые, пригодные, появились благодаря волонтерам одноразовые защитные костюмы. Сегодня, правда,  на планерке нам сказали, что костюмов мало. Попросили их подэкономить", — говорит Марина Сидоренко.

Еще одна проблема харьковских скорых ؅— сломанные дефибрилляторы. У многих не работают аккумуляторы, потому их невозможно запустить в экстренном случае.

Как уволить директора

Все эти трудности, по мнению советника главы Харьковской облгосадминистрации по вопросам медицины Натальи Поповой, — вина руководителя коммунального предприятия Виктора Забашты.

"Мое знакомство с сотрудниками 1-й подстанции "скорой помощи" состоялось в начале апреля.  Мне рассказали о просроченных медикаментах, дефибрилляторах, которые не запускаются,  30 костюмах защиты, которые  лежали на аптечном складе, чтобы к приезду проверки было что показать. Благодаря бизнесменам мы закупили средства индивидуальной защиты, но встретили противодействие со стороны руководства. Эта борьба  длиной в несколько месяцев вылилась в митинги сотрудников. Любая борьба должна увенчаться логическим завершением. "Скорые" должны заработать на полную силу", — заявила Попова.

Сегодня глава Харьковской ОГА Алексей Кучер подписал распоряжение о полной аудиторской проверке  предприятия. На днях он обратился к Виктору Забаште и попросил его уволиться по собственному желанию.
"На протяжении последних месяцев из разных источников я получаю множество негативной информации о методах управления Виктора Забашты, и она разительно отличалась от той картинки, которую предоставляло нам руководство Центра", — заявил Кучер.

забашта
Уволить Виктора Забашту можно только на сессии облсовета. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today

Центр экстренной медицинской помощи подчиняется Харьковскому областному совету, потому уволить директора могут только на сессии. Волонтеры и медики готовят коллективное обращение к главе облсовета Сергею Чернову с призывом вынести вопрос на сессию и все-таки снять директора предприятия с должности. Зам. главы облсовета Владимир Скоробагач говорит, что сделать это будет непросто — необходимо соблюсти процедуры.

"Если есть сообщения о  нарушениях, мы рассматриваем это на профильной комиссии. Комиссия здравоохранения создает или рабочую группу по выявлению нарушений, или следственную комиссию. По результатам работы этой группы мы делаем выводы, которые будут докладываться на сессии. Просто так вынести вопрос на сессию мы не можем", — пояснил Скоробагач KHARKIV Today.

Более того — уволить директора можно только за нарушения условий договора, который был подписан между ним и руководством облсовета. Если все условия договора руководителем соблюдались, его увольнение будет незаконным, он может подать в суд на облсовет и почти наверняка выиграет дело и восстановится в должности. 

Автор: Елена Павленко
 

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.