Нажмите "нравится", чтобы читать KHARKIV Today на Facebook

12 марта, 2021 - 18:30

Прогулки по Харькову с Андреем Парамоновым. Жилищный кооператив «Дзержинец» по Технологической улице

Кооперативный дом «Дзержинец». Фото: В. Горбоносов, 2021 год
Даже здание для суровой советской спецслужбы строили безалаберно.

На современной улице Багалея, которая в прошлые столетия именовалась Бисеровская и Технологическая, под № 11 расположилось внушительное жилое здание бывшего жилищного кооператива Главного политического управления (ГПУ, ведомство государственной безопасности, спецслужба в 1924-1934 годах) «Дзержинец». Современные почитатели конструктивизма считают, что оно построено в форме серпа, однако документальных подтверждений такой постановки задачи при проектировании здания пока не обнаружено.

После того как 13 июля 1929 года городские власти выделили землю для постройки жилого здания ГПУ, эта организация создала жилищный кооператив «Дзержинец» под председательством А. С. Янишевского. Было принято решение, что возведения здания жилкоопа «Дзержинец» будет поручено строительной конторе Харьковского союза жилищных кооперативов или, проще говоря, «Жилстройконторе». Предварительное соглашение было подписано 10 сентября 1929 года, по которому ГПУ перечисляло на счет строительной конторы 100 тысяч рублей. Руководил «Жилстройконторой» в те годы Николай Илларионович Селявкин, а главным инженером был Владимир Моисеевич Зейтман.

Проект пятиэтажного дома для жилкоопа «Дзержинец» создал малоизвестный в Харькове архитектор Дмитрий Григорьевич Торов. Он происходил из купеческой семьи Мелитопольского уезда, закончил Академию художеств в 1906 году и получил звание художник-архитектор, работал в Киеве и Харькове, и большинство его построек известны в стиле модерн. Весьма возможно, что свой вклад в проектирование здания внес проектировщик, некто Стеценко, имя которого в документообороте о постройке дома не сохранилось.

Проект «Дзержинца», созданный Дмитрием Торовым, включал в себя собственную котельную, продовольственный магазин и прачечную в цокольном этаже, ясли и детский сад, летнюю и зимнюю столовую с кухнями, кладовыми и гарманже (помещение для хранения продуктов – ред.). Главный вход в здание шел с парадного фасада, где располагался вестибюль, а каждая из лестниц имела свой выход во двор, предполагалось и устройство трех подъемников (лифтов). Предполагаемые квартиры состояли из двух и четырех комнат, в большей части которых были раздельные санузел и ванная комната, было предусмотрено и небольшой общежитие для несемейных сотрудников и командировочных.

Проект жилкоопа «Дзержинец», публикуется впервые
Проект жилкоопа «Дзержинец», публикуется впервые

Постройка жилкоопа «Дзержинец» затронула и соседнее домовладение – историка, академика Дмитрия Ивановича Багалея, по соглашению с которым выровняли границы, снесли служебное здание и перенесли въездные ворота. Расходы на постройку новых служб взяло на себя ГПУ.

Уже начались масштабные работы по постройке здания, как руководство ГПУ, рассмотрев проект, потребовало внести изменения, и, очевидно, Дмитрий Торов не согласился этого делать или же отсутствовал в это время в городе, поскольку для внесения корректив во внутреннюю планировку здания был приглашен в качестве консультанта архитектор Александр Васильевич Линецкий. 18 ноября 1929 года он представил ряд изменений, которые и были утверждены.

По требованию заказчика в каждой квартире устраивались кухни, прачечную убрали из цокольного этажа в здание котельной, а вместо неё сделали одну большую пятикомнатную квартиру для общежития. Еще в двух квартирах цоколя сделали кухни-ниши. На первом этаже убрали одну общественную столовую и перенесли ясли на второй этаж, из двух квартир над магазином решили сделать одну благоустроенную в пять комнат. Перестройкам подверглись и другие квартиры, например, на нескольких этажах три двухкомнатные квартиры переделали в две: четырёхкомнатную и двухкомнатную. Для детского сада устроили солярий.

Главным изменением архитектора Линецкого стало расположение общественного сектора по вертикали в одном крыле здания – в башне: 1 этаж – детский сад, 2 этаж – ясли, 3-й этаж – общежитие, 4 этаж – зимняя столовая, 5-й этаж – кухня и на плоской крыше – летняя столовая.

Кооперативный дом «Дзержинец». Фото: А. Парамонов, 2021 год
Кооперативный дом «Дзержинец». Фото: А. Парамонов, 2021 год

Сообщение всех жильцов дома с общественным сектором было устроено через коридор 1 этажа. За свою консультацию Линецкий получил 250 рублей, а довел до завершения проектные работы все тот же неизвестный нам Стеценко. Конструктивные расчеты и чертежи для внутренних планировок башни составил гражданский инженер Б. Н. Добротворский. Все внесенные изменения утвердил своей подписью архитектор Дмитрий Торов.

Коридор первого этажа и лестница «Дзержинца». Фото: В. Горбоносов, 2021 год
Коридор первого этажа и лестница «Дзержинца». Фото: В. Горбоносов, 2021 год

Если сегодня обойти здание со двора, то можно увидеть, что его возводили не всегда из качественных стройматериалов. А дело в том, что «Дзержинец» строился внепланово, поэтому материалы поставлялись отовсюду, где были излишки. Пожалуй, только цемент удалось купить быстро и сразу, остальные материалы доставлялись практически всегда не вовремя, особенно острой ситуация обстояла с железом, двутавровыми балками, в частности. «Жилстройконтора» сама не смогла найти железо, и к поиску его подключилось руководство ГПУ, как и к огромнейшему списку сантехнических изделий, а потом 3900 квадратных метров паркета и 54 000 плитки для общественных мест. Весьма трудно было убедить «Жилстройконтору» в установке утвержденных по плану дверей. Между тем сырой лес давал трещины в штукатурке, не учтена была естественная осадка здания, из-за чего возникали трещины. Устроенное отопление давало течь, и сырость проступала снаружи у балконов.

Семимильными шагами росла и смета на постройку здания, только первичные работы возросли почти на 95 тысяч рублей, потом удорожила работы газовая проводка для шестидесяти кухонных газовых очагов и пятидесяти газовых аппаратов по обогреву воды. 

Само строительство велось крайне неаккуратно, вся территория вокруг, в том числе улица, были запружены строительными материалами, завалены проезды, стружка не вывозилась, ее были горы, и тут же работала кузня. Рабочая столовая с бесконечно работающими кипятильниками, неоформленные курилки… Зато при строительстве здания устроили социалистическое соревнование, которое также проходило за счет ГПУ, победителям вручали 2 отреза на костюмы и 2 пары сапог.

В октябре 1930 года из 48 квартир жилкоопа «Дзержинец» была готова к эксплуатации тридцать одна, правда, в них требовалось внести исправления. Но в целом вопрос стоял уже о передаче квартир под жилье. Ну а сами их счастливые обладатели тут же бросились строить подвалы и сараи во дворе. Харьковскому городскому совету стоило огромных усилий запретить эту вакханалию, а правлению «Дзержинца» продумать постройку официальных сараев.

В ноябре 1930 года «Жилстройконтора» приступила к штукатурке фасада цементным раствором и покраске просветов белилами. В декабре «Дзержинец» подключают к городской электросети, канализации и водопроводу, производят асфальтные работы внутри двора. А вот с подъемниками вышла заминка, их должны были поставить в ноябре 1930 года из Ленинграда. Но сказались просчеты и в поставке, и, главное, в проектировании, поскольку было весьма сложно вписать в существующие помещения лебедки подъемников. Они обошлись без доставки в 20 тысяч рублей каждый.

Разрешение на заселение здании жилкоопа «Дзержинец» было получено после того, как 17 января 1931 года комиссия строительной секции Харьковского горсовета осмотрела возведенное здание. Все недоделки планировали закончить к 1 февраля, и первые жильцы въехали в новый дом.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.