Медреформа. Хуже будет только тем, кто ворует

31 марта 15:13
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 3,00(2)
Загрузка...

29 марта, на заседании Региональной платформы Харьковского регионального отделения Ассоциации городов Украины, представители Харьковской мэрии высказали ряд замечаний и сомнений относительно медицинской реформы.

Мы признательны представителям местного самоуправления за пристальное внимание к этой теме, которую мы полагаем одной из самых важных на сегодня. Опираясь на некоторые цитаты из сказанного, мы, Харьковская экспертная группа поддержки медреформы, хотели бы сказать следующее:

Какие цели преследует реформа?

— Все очень просто: увеличить продолжительность и качество жизни людей. Перестать обогащать небольшую группу людей (чиновников, фармкомпании, отдельно взятых недобросовестных главврачей), а начать вкладываться, наконец, в здоровье каждого живущего в Украине человека.

Какие риски она влечет, и какова экономическая сообразность такого реформирования?

Риски — это не делать реформу. Мы и так живем, в среднем, на 10-15 лет меньше, чем люди в странах, изменивших свою медицину. Мало того, что и меньше, так еще и хуже: если европейский пенсионер ездит на лыжах в Альпах и ныряет в Мексике, то наш живет между унижениями в больнице и тратами в аптеке.

Какова экономическая сообразность? Победить экономическую несуразность и бессовестность. Сегодня наши деньги — и наши налоги, и то, что большинство пациентов платит “вчерную”, — идут на что? Иногда — на неэффективность, иногда — на бессовестность. На обогрев воздуха в огромных больничных зданиях, где часто никого нет. Либо — где люди лежат не потому, что их на самом деле нужно лечить в больнице, а потому, что надо заполнять “койко-место”, или заработать на пациенте денег. Или потому, что честные и порядочные, но воспитанные советской системой врачи перестраховываются там, где не нужно.

На что еще? На дорогие часы и машины непорядочных врачей, берущих огромные взятки за операции. Их не так много, на самом деле, таких врачей, но основной массив “черных” денег оседает именно у них.

Заметим, стоимость операции обычно называют уже после ее окончания, и ты никогда до конца не уверен, что тебе хватит тех денег, что у тебя есть. А кроме взятки, ты еще покупаешь расходные материалы, дорогущие лекарства — к слову, иногда и ненужные, с недоказанной эффективностью, а то и просто вредные.

Неправда, что “все врачи плохие” — есть прекрасные специалисты, глубоко порядочные люди. Но вся система сегодня выстроена так, что эффективность этих прекрасных специалистов в разы ниже, чем могла бы быть.

Не окажется ли на практике хуже, чем было? У нас нет ответов на многие вопросы. Сейчас нам приходится дофинансировать здравоохранение из местных бюджетов, потому что субвенции от государства не хватает. Для нас это важнейший вопрос.

— Сложно сделать хуже, чем есть. Сложно ухудшить то рабство, в котором сегодня пребывает наша система охраны здоровья. Больницы находятся в крепостной зависимости у целой оравы чиновников, которые в глаза не видели пациентов, но делают вид, что знают, как им лучше. А иногда и пациент попадает в рабство к бессовестному врачу, который лечит его несуществующие болезни.

Хуже, чем было, станет только одной категории: тем, кто сегодня сидит на многомиллиардных потоках, обогащаясь за счет наших жизней.

Сегодня громада понятия не имеет, как и куда тратятся ее деньги.

Наша задача — сделать эту систему прозрачной.

Заместитель харьковского городского головы Светлана Горбунова-Рубан напомнила, что, согласно Концепции реформы финансирования системы здравоохранения, подходы к финансированию оказания медицинской помощи населению и содержание учреждений здравоохранения на первичном уровне кардинально меняются. Предполагается, что финансирование оказания медицинской услуги будет осуществляться на договорной основе в пределах гарантированного государством пакета медицинской помощи, а содержание инфраструктуры будет осуществляться за средства местных бюджетов громад – владельцев этих учреждений. Другими словами, территориальная громада будет содержать всю инфраструктуру, но не будет участвовать в организации оказания медпомощи жителям громады.

— Это как раз сегодня громада не участвует в организации оказания медпомощи. Но она должна это делать. Как? Отправлять своих представителей в наблюдательные советы больниц. В комиссии, проводящие конкурс на должность главврача — кто сегодня знает, как назначается главврач? Кто знает, хороший ли он менеджер, порядочный ли человек, квалифицированный ли доктор? А ведь мы имеем право это знать.

Громада — то есть мы с вами, потому что громада — это мы, — должна сама решать, каким врачам она доверяет. С кем заключать договор. Кому предоставлять помещения для работы. И так далее.

Сегодня мы этого права лишены. Мы даже лишены права знать, куда уходят наши налоги. Не говоря уж о том, куда уходят те деньги, которые мы платим “в конвертах”.

 Если зарегистрированные в городе пациенты будут обслуживаться по договору с семейным врачом или поликлиникой, то за счет каких средств будут предоставляться услуги лицам без регистрации или временно перемещенным лицам?

— Один из главных принципов этой реформы — выплаты не привязаны к регистрации. Привязка к месту жительства — это еще одна форма рабства.

Если вы зарегистрированы в Сумах, а живете в Харькове и вы заболели — вы что, должны ехать через всю область к своему участковому? Разнося по всей области свою инфекцию?

Или все же логично, что если уж вы живете в Харькове, то и к врачу вы ходите в Харькове? Заключаете договор с врачом здесь — и государство платит деньги за ваше обслуживание именно ему. А сегодня получается как? А сегодня ваши налоги идут на смехотворную зарплату врачу в, условно, Сумах, который вас никогда, может быть, и не видел. А здесь вы платите второй раз, уже напрямую из кармана — в частной клинике в кассу, или в госполиклинике “в конверте” — за то, что приняли без регистрации.

До сих пор не определен государственный гарантированный пакет минимального объема медицинских услуг. Заявленных 210-280 грн на человека может просто банально не хватить.

— Если деньги красть — их, конечно, не хватит.  Почему сегодня тех денег, которые государство выделяет на медицину, не хватает? Потому что на длинном пути от госказны до пациента с ними происходит “усушка и утруска”.
А если правильно посчитать и правильно направить средства — то хватит.  Да, нынешний объем государственного финансирования не сделает семейных врачей прям-таки богатыми людьми, но он даст им достойную зарплату, выведет их из финансового рабства. А если врач не будет чувствовать себя крепостным, так он и к пациенту будет относиться совершенно иначе.

И когда мы говорим “денег хватит” — мы опираемся не на домыслы, а на расчеты, которые проводились около полутора лет, в том числе нашей Харьковской экспертной группой.

Давайте на пальцах. 210 грн умножаем на 2000 человек — такое количество пациентом в среднем может подписаться на одного врача, — получаем 420 тыс в год. Делим на 12 месяцев — получаем 35 тысяч в месяц. Вычитаем из них оплату за помещение, коммунальные услуги, оплату, например, услуг бухгалтера и т д — и, по нашим подсчетам, получается около 8-12 тыс грн на зарплату врачу и около 5-6 тыс грн — медсестре. А если несколько врачей практикуют вместе, в одной амбулатории, и вместе оплачивают коммунальные платежи, бухгалтера и т д — их доход становится больше. А если громада заинтересована в своем здоровье и решает поддержать своих врачей, и сдает им, к примеру, помещение в аренду за 1 грн в месяц, — то еще больше. И так далее.

Что касается госпитальных округов, вокруг которых сейчас так много слухов и сплетен. Здесь стоит рассказывать детально и отдельно, но главное, что стоит запомнить уже сейчас. Первая задача реформы медицины вторичного уровня (грубо говоря — “стационаров”) — сделать так, чтобы пациента в неотложном состоянии можно было максимально быстро довезти до больницы, где его стабилизируют, окажут первую помощь. А потом, если нужно, переведут дальше, в специализированную клинику. Есть так называемое правило золотого часа: чем меньше времени мы тратим на то, чтоб довезти человека до больницы, тем больше у нас шансов его спасти.

Вот это самое главное — спасти человека.

Второй принцип тоже очень простой, но людям из советской системы иногда сложно его понять. Дело вот в чем: человек, у которого есть проблемы со здоровьем, далеко не всегда должен лежать в больнице. Современная медицина позволяет очень и очень многие вещи делать амбулаторно. И держать человека в больнице по неделе, только чтобы давать ему таблетки и делать укол — это глупо и неэффективно.

Когда вы слышите слух, что “аааа, больницу закрывают” — не спешите паниковать. Во-первых, закрыть больницу не так просто, а иногда и просто невозможно — по законодательству. Зачастую речь, на самом деле, идет об увеличении ее эффективности. Возможно для этого нужно сократить количество коек в больнице — и не заполнять их насильно. Повысить качество первичного обслуживания. Сделать так, чтоб человек все меньше и меньше попадал в больницу. Чтобы не боялся звонить врачу, когда его что-то беспокоит. Чтобы врач реагировал на малейшие тревожные звоночки. И так далее.

Чтобы человек не только “лечил болезни”, но и — сохранял здоровье.

Потому что вся эта реформа — она о здоровье. О том, чтобы мы, наши дети, наши родители — были здоровыми. И свободными.

Сейфаддин Гурбанов: «Мне был поставлен ультиматум: либо ты делаешь второго Скрипача, либо его сделает кто-то другой» Я категорично проти заборони абортів
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 3
    Аноним:
    1
    0

    Звучит очень наивно. Вот у недобросовестных врачей не было достойной зарплаты, и они крали и брали взятки. А вот как будет, так они сразу перестанут. Смешно, честное слово. Будут брать, только сверх своей достойной зарплаты.
    «хватит денег в бюджете, если не красть «. Замечательно! Это от чего чиновники перестанут красть? От реформы? Вон в стране война идет, а у государства денег на армию не хватает. Все попрошайничают, бедняжки. Зато у волонтеров всегда хватает.
    Чем ситуация с медициной будет отличаться от ситуации, скажем, с армией? (в качестве самого очевидного примера). Смешно, честное слово.

    Аноним:
    2
    0

    Популизм и непрофиссионализм, и это тогда, когда не могут справиться даже с мусором, но берутся еще и за медицинскую реформу. Остап Бендер отдыхает, когда изощрялся рассказывая про Нью Васюки. Критиковать — не работать и не нести ответственности, одним словом сказочники в нашем обществе скоро не переведутся. Нужен конструктивизм, прфессионализм и много, чего еще, в подходе к реформе здравоохранения, а не детская мечтательность. Это, если кратко и небольно.

    Аноним:
    1
    0

    Это для деток в детском садике, может они поверят. Хотя вряд ли.