20 ноября, 2019 - 12:33

Вечные взрывы. Когда полигон в Балаклее станет безопасным?

Процесс разминирования полигона займет долгие годы и, возможно, никогда не будет полностью завершен.

Каждый год, начиная с 2017-го, в Балаклее взрываются боеприпасы. В военной части больше нет арсенала, но процесс разминирования местности займет долгие годы и, не исключено, никогда не будет полностью завершен.

19 ноября в Ахтырке похоронили двух саперов, которые погибли во время взрыва на балаклейском полигоне. Земляки прапорщика Дмитрия Мовчана и старшего солдата Дениса Ярмака простились с ними в местном доме культуры. Военные служили в 91-м отдельном полку специального обеспечения. Погибли они во время выполнения плановых работ по утилизации остатков боеприпасов на складах.

Эти работы проводятся на полигоне с 2017 года – после взрывов в марте сотни боеприпасов так и остались лежать в земле. По оценкам Минобороны, тогда взорвалась почти половина арсенала, многие снаряды не сдетонировали, их просто разбросало по территории воинской части.

15 ноября 2019 года взрыв прогремел в специальном котловане, который защищен и оборудован для хранения разминированных боеприпасов. Саперы из 91-го отдельного полка оперативного обеспечения не впервые работали над разминированием. Пока идет следствие, в воинской части не хотят говорить о том, почему погибли люди.

«Это обученные военнослужащие, которые проводили работы по разминированию. Там были только они, и они будут давать показания следствию. Взрыв произошел в специально оборудованном месте, которое предназначено для утилизации боеприпасов. Потому пострадали как раз те люди, которые непосредственно занимались утилизацией», – рассказал в день взрыва замначальника воинской части в Балаклее Александр Мирун.

Открыто уголовное производство по халатности должностного лица. Но, как говорит бывший коллега погибших, офицер запаса Андрей Шор, такое происшествие могло случиться даже при условии соблюдения всех правил безопасности.

«Это – рискованная работа, либо она не будет выполнена, либо риск, так или иначе, будет. По-хорошему, эти боеприпасы нужно увозить в отдаленные места и там подрывать. Но это значит  – везти по трассам, перекрывать эти трассы», – рассказал KHARKIV Today бывший военнослужащий 91-го полка KHARKIV Today.

В день взрыва серьезные ранения получили не только саперы. В тяжелом состоянии попал в неотложку, а 17 ноября – скончался от многочисленных травм и водитель, 43-летний старший солдат Сергей Подуфалов из Кировоградской области. Характер травм - сильные ожоги, перелом, многочисленные осколочные травмы – свидетельствует о том, что он также принимал участие в процессе разминирования – как минимум, переносил снаряды. По словам Андрея Шора, это не запрещено.

«Переноска чего-либо не является разминированием. Сапер выполняет поиск и взрывные работы, остальные работы могут выполнять и другие военнослужащие. Это – физическая работа, он – военнослужащий и выполнял приказ», – рассказал сапер в запасе.

После большого взрыва в 2017 году балаклейский полигон горел уже дважды. Никто не может дать гарантии того, что подобное происшествие не повторится. На полигоне все еще  остаются боеприпасы, которые два года назад разлетелись по технической части арсенала. Существует так  называемое гуманитарное разминирование, которое проводят в зонах военных конфликтов, то есть, полная очистка территории от боеприпасов и мин. Такая проходит и в Украине на территории проведения ООС, очистка ведется за средства ООН и силами международный частных компаний. Но на военных полигонах такую очистку не проводят.

Читайте также: Забытая Балаклея. Как живет город через год после катастрофы

– Делается первичная проверка, потом – миноискатели, снимается слой земли, затем ее  пересеивают – это полная очистка. Она очень дорогая. За день один сапер может обработать до 10 квадратных метров. Цена разминирования одного квадратного метра – до 100 долларов, – говорит Андрей Шор.

Кроме того, саперов в Украине довольно мало – осталось всего два инженерно-саперных полка, и далеко не все, кто там служит – саперы. Сама процедура разминирования проходит медленно, поскольку с точки зрения безопасности невозможно вывести на территорию несколько десятков саперов, потому что в случае взрыва количество жертв может увеличиться. Так что разминирование полигона в Балаклее может длиться еще не один год. Безопасной территория полигона в ближайшее время не станет, несмотря на то, что арсенала в воинской части уже нет.

Кто наказан?

Первый взрыв на арсенале в Харьковской области прогремел еще в 2008 году. Двум подполковникам – командиру части в Лозовой и его заму – предъявили обвинение в служебной халатности. Было установлено, что требование техники безопасности были нарушены.  Потом с заместителя обвинение сняли, командира признали виновным, но амнистировали.

Разминирование полигона шло вплоть до 2013 года.

После первого взрыва в Балаклее было открыто уголовное производство по статье «Диверсия», оно ведется под грифом «секретно». После проверки Минобороны оказалось, что боеприпасы хранились с нарушениями. Уволили главного инженера и начальника службы хранения, а вот командир арсенала получил место в Минобороны.

После взрывов в Лозовой и Балаклее ни один генерал не лишился погонов. Сейчас тоже идет расследование, но, помня прошлый опыт, можно предположить, что наказание никто не понесет.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.