Ночь с патрульными: взрыв гранаты и самоубийца из Мелитополя

21 января 10:00
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
kuzubov
журналист
Фото: Константин Чегринский

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

«ХН» провела ночь с экипажем патрульной полиции и убедилась, что в Харькове не так спокойно, как кажется.

Мчимся по ночному городу с мигалками и сиреной со скоростью до 140 километров в час. Притормаживаем на красные, но не останавливаемся. Проезжая светофоры, снова набираем скорость. Машины уходят вправо, прижимаясь к тротуару.

– Внимание, иду по встречке! – через громкоговоритель оповещает инспектор Яна Давыденко участников движения на перекрестке Сумской и Скрипника.

Проходим еще пару развилок и наконец останавливаемся на улице Фейербаха, рядом с домом, где произошел взрыв гранаты. Там уже стоит несколько экипажей полиции, СОГ и скорая. Приехал и «Капитан Борода» – самый популярный харьковский коп, снискавший славу в соцсетях.

От взрыва гранаты в квартире погиб мужчина, еще одного пострадавшего увезли в «неотложку». Говорят, что трагедия произошла во время застолья из-за неосторожного обращения с гранатой. Из-за близости АТО незаконного оружия в Харькове хоть отбавляй.

«Город засыпает, просыпается мафия»

– Город засыпает, просыпается мафия, – шутит Яна, когда мы уезжаем с Фейербаха.

В паре со своим коллегой Виталием Зайцевым она по ночам патрулирует Шевченковский район. Смена патрульных длится с 8 вечера до 8 утра, а может и дольше – по обстоятельствам. График – две ночи через две.

– Больше всего вызовов поступает в пятницу-субботу, – рассказывает Виталий.

– Ссоры, конфликты, драки, кражи – чаще всего в клубах, – добавляет Яна.

В патрульной полиции Давыденко и Зайцев служат с момента ее запуска. Зайцев до начала службы работал на руководящей должности в сфере торговли. Яна перевелась в наш город из столицы по ротации. До этого работала в службе видеонаблюдения торгового центра.

– Мне уже тогда было интересно ловить преступников, – улыбается Яна. – Вычисляла, кто что ворует. Однажды мужчина надел на себя вещей на 2 тысячи гривен. Мы его заметили, поймали, вызвали милицию. Через три недели был суд и его посадили.

За время службы в полиции Виталию неоднократно приходилось применять спецсредства – чаще всего наручники.

– В основном к «нелюдям» – проще говоря, неадекватным людям, которые не понимают нормального языка, – объясняет он. Оружие патрульный не использовал ни разу. Его коллеге «повезло» больше.

– Раз было дело в Киеве. Там задерживали троих, они проходили по разбою и сопротивление оказывали, – делится Давыденко.

Яна сидит за рулем. Виталий – на переднем сидении рядом с водителем, мониторит правонарушения через программу на планшете.

AJNJ4717

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

– Вам бы на погоню попасть, – улыбается мне Яна.

– Часто случаются? – спрашиваю.

– Бывает, – отвечает Яна.

В этот момент у Зайцева звонит телефон.

– Старушка отдала 20 тысяч гривен за установку новой печки, – говорит Виталий. – Едем.

Старушка отдала мошенникам 20 тысяч

Заворачиваем в один из дворов на проспекте Науки – рядом с домом уже стоит полицейский «Приус». Звоним в домофон, заходим в подъезд, поднимаемся по лестнице. Дверь в квартиру открывает пожилая женщина, которая как раз дает показания патрульным.

– Зашли четыре человека и начали обрабатывать: у вас тут газом пахнет и придется поменять печку, – рассказывает Лидия Васильевна. – Дочки не было дома, я и согласилась. Сказали, что нужно сразу оплатить 20 тысяч – оплатила. Вернулись с этим ящиком.

Пенсионерка указывает на большую картонную коробку, перевязанную веревками.

– А мужчина был немного на вас похож, – улыбается она патрульному, который записывает пояснения.

Полицейские смеются.

AJNJ4601 (1)

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

– Маман, сколько раз говорила: не пускай никого в квартиру, – укоряет дочь мать, заполняя заявление в полицию.

В интернете средняя стоимость печи, которую мошенники продали Лидии Васильевне, – 3000-3500 гривен, сетует она.

Прощаемся и садимся в машину. По рации коллеги оповещают патрульных о преступлениях, которые происходят рядом с их районом, или просто просят помочь.

– Я застрял на Москалевке, на Основянской набережной, – говорит голос по рации.

– Гриша, где ты? – у него спрашивают.

– Я не знаю где, возможно, номер 5 или номер 17 – там рядом с речкой железнодорожные пути.

– Если есть возможность, посмотри геолокацию на навигаторе.

– У меня есть возможность копать, – шутит Гриша.

– Постараюсь найти тебя.

«На Людвига Свободы лежит человек в крови» – читает Виталий сообщение на планшете.

– Там наши были уже, скорая забрала, – комментирует Яна.

– Нигде ничего интересного нет, – говорит Зайцев.

– Давайте поедем в другие районы, – предлагает Давыденко.

– В Киевском районе на Багалия труп мужчины. Перелом правой конечности. Едем? – спрашивает Виталий.

Вместо ответа Яна сворачивает в направлении Киевского района.

Самоубийца из Мелитополя

На месте происшествия стоит несколько экипажей патрульных. Заходим во двор. Под окном лежит тело молодого мужчины с открытым переломом правой руки без обуви и верхней одежды. По всей видимости, он выпал из окна. Убийство или суицид – говорить пока рано, выяснить это предстоит следственно-оперативной группе, которая уже здесь. Пока известно лишь то, что погибший приехал в Харьков из Мелитополя и жил здесь на съемной квартире.

– Резонансными делами больше СОГ занимается, – объясняет Давыденко. – Наша функциональная обязанность в таких случаях – охрана места происшествия. Можем скорую вызвать, первую помощь оказать.

– Если есть свидетели, опрашиваем их, пока СОГ не приедет, – добавляет Зайцев.

Садимся в авто. Виталий продолжает читать сообщения с экрана планшета: в районе Окружной водитель «Газели» слетел с дороги. Пока едем к пункту назначения, на выезде из города замечаем мужчину, выходящего из лесопосадки с бревном в руках.

– Незаконная вырубка деревьев, – констатирует Яна.

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

На обочине дороги стоит старенькая «Жигули» правонарушителя с немецкой овчаркой на переднем сидении, внимательно наблюдающей за происходящим.

– У меня трое детей, я не шучу, – жалостливо произносит он. – Давайте хворостиной отшлепайте по жопе, я не против.

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

С документами на машину у мужчины полный порядок. Патрульные проводят с ним беседу.

– Людей тоже можно понять, не от хорошей жизни они это делают, – замечает Давыденко.

Наконец добираемся до места ДТП. Припарковываемся рядом с другими экипажами.

– Можете ехать, – заверяет нас коллега в светоотражающем жилете. – Водитель все отрицает, говорит «я не я, машина не моя.

Мужчина явно подшофе и ведет себя неадекватно – размахивает руками, ругается матом, проклиная все вокруг.

В Шевченковском все спокойно

В то же время в «нашем», Шевченковском, районе все спокойно.

– У нас все зеленое, – говорит Зайцев, глядя в экран планшета.

Район расположен в центре города, поэтому считается достаточно благополучным. Патрульные, впрочем, говорят, что расслабляться не стоит – случается всякое.

Стрелка часов приближается к часу. В районе Ботанического сада останавливаем «Хонду» – водитель едет без габаритов. Полицейские выносят ему предупреждение. На экране планшета по-прежнему все тихо. Телефоны молчат.

В начале второго патрульные подвозят нас домой. Полицейские уносятся в ночь – надеемся, что спокойную.

В цифрах

За 2016-й год патрульные вынесли 65 735 постановлений, составили 14 021 протокол. Полицейские зафиксировали 5 985 случаев нарушения общественной безопасности, 8 708 ДТП, 4 029 случаев управления автомобилем в нетрезвом виде, 510 нарушений правил движения пешеходами. Всего за год харьковским патрульным поступило 146 525 вызовов.

Прозорі вибори: чому політики бояться відкритих списків? Последний шанс. Сверяйтесь с картотекой
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0