Наталья Ужвий всю жизнь скрывала причастность к аресту мужа

29 июля 14:31
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
yakushka
журналист
В середине 1930-х актеры украинской драмы позировали Манизеру, автору памятника Тарасу Шевченко в центре Харькова. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

В середине 1930-х актеры украинской драмы позировали Манизеру, автору памятника Тарасу Шевченко в центре Харькова. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Наталья Ужвий, которая умерла 30 лет назад 29 июля, была одной из самых титулованных советских украинских актрис. На сцене театра «Березіль» любимая артистка Леся Курбаса исполняла ведущие партии в его спектаклях. Скульптор Матвей Манизер лепил с нее шевченковскую Катерину для лучшего в Украине памятника Кобзарю. А ее безупречная игра в трагической киноленте «Радуга» принесла фильму международное признание и главный приз ассоциации кинокритиков США. Однако настоящие драмы в судьбе Ужвий разворачивались по ту сторону кулис и объектива.

Работала швеей и сельской учительницей

С именем актрисы Натальи Ужвий в Харькове связано несколько мест: театр драмы им. Т. Шевченко, на сцене которого она блистала; дом «Слово», где жила; скульптурная композиция Кобзарю, для которой позировала, и названная в ее честь улица на Северной Салтовке. Однако родилась артистка 8 сентября 1898 года в Любомле на Волыни, причем в совершенно не богемной среде. Обычная сельская семья, в которой, кроме Натальи, было еще семеро детей. В поисках заработка отец устроился работать на железную дорогу в польском городке Брудно, что под Варшавой. Когда девочка подросла, ее отдали на учебу в железнодорожное училище, а спустя два года – в городское училище. Ради куска хлеба Наталья научилась шить и вышивать, и какое-то время зарабатывала этим на жизнь. Умение потом пригодилось не раз. Уже будучи примой, Ужвий дополняла сценические образы в спектаклях необходимой деталью туалета – вычурной шляпкой, изящной накидкой – без помощи костюмера.

Сдав экзамены экстерном, в 16 лет Наталья стала учительницей. Преподавала вначале в селе Милятин, затем – в Золотоноше. Там же случайно попала на представление аматорского драмкружка – и влюбилась в актерство до беспамятства. Увлечение оказалось настолько сильным, что, отыграв за шесть лет 65 ролей на любительской сцене, в 1922 году девушка отправилась в Киев – учиться мастерству в театральной студии.

Фото: valeriybolotov.at.ua

Сдав экзамены экстерном, в 16 лет Наталья стала учительницей. Фото: valeriybolotov.at.ua

«Дебют проходил в фойе нынешнего театра Русской драмы. Там сидели все. Вся труппа в пальто и в платках. Холод был жуткий – не топили тогда. Не было чем. А я с трепетом играла отрывки из пьес Владимира Винниченко», – вспоминала позже актриса.

Курбас устраивал актерам «контрастный душ»

После театральной студии Наталья оказалась в Одессе, где в 1925-1926 годах стала ведущей актрисой украинской Госдрамы и звездой местного масштаба. На спектакли с ее участием билеты разметали в считанные часы. В это же время началась и кинокарьера Ужвий. На съемочной площадке фильма «Тарас Шевченко» Наталья познакомилась со своим будущим мужем, основателем украинского футуризма Михаилом Семенко, который на Одесской киностудии писал сценарии и работал редактором у ВУФКУ (Всеукраинское фотокиноуправление). Для обоих этот брак стал вторым, но если о первом супруге Натальи практически ничего неизвестно, то поэт ради новой любви оставил жену и двоих детей.

«Актриса была харизматичная, интересная. О ней и поэте говорили: «Пушкин и Наталья» – Семенко кудрявый и ниже Ужвий почти на голову. А Наталья была женщиной «в теле», – рассказала литературовед Любовь Якимчук.

В 1926 году Ужвий и Семенко переезжают в Харьков, где Наталья становится ведущей актрисой театра «Березіль» (сегодня – Харьковский государственный академический украинский драматический театр им. Т. Шевченко), которым руководил Лесь Курбас. Сотрудничество с гениальным режиссером, который развивал талант артистов своей труппы, напоминало контрастный душ.

В 1926 году Ужвий и Семенко переезжают в Харьков, где Наталья становится ведущей актрисой театра «Березіль». Фото: valeriybolotov.at.ua

В 1926 году Ужвий и Семенко переезжают в Харьков, где Наталья становится ведущей актрисой театра «Березіль». Фото: valeriybolotov.at.ua

«Курбас учил нас, актеров, владеть своим телом, подчинять его внутреннему состоянию образа. Воспитывал в нас чувство меры, то есть учил строго отбирать как внутренние, так и внешние средства выразительности. Наконец учил нас искусству перевоплощения. С этой целью он бросал актеров буквально из холодного в горячее. Так, сегодня я играла юную Маклену («Маклена Граса» Николая Кулиша), завтра – Джулию («Заговор Фиеско в Генуе» Фридриха Шиллера), а после этого – резко характерную, почти гротескную роль тети Моти из Курска («Мина Мазайло» Николая Кулиша)», – вспоминала Ужвий.

И хотя под руководством Курбаса актерский талант Натальи смог максимально раскрыться, это не помешало ей, как, впрочем, и 64 коллегам по театру, поставить в 1933 году подпись под обвинительным письмом против главного режиссера театра и выступить на сцене с обличительной речью. Этот акт коллективного линчевания стал кульминацией травли и предвестником гибели Курбаса. Знала ли Наталья, что несколькими годами позже маховик репрессий перемелет и ее семью?

Всю жизнь отрицала, что причастна к аресту мужа

В 1927 году, через год после переезда в Харьков, у актрисы и поэта родился сын Михаил. Спустя еще два года, они въехали в просторную и комфортабельную квартиру писательского дома «Слово». Но если карьера Ужвий шла в гору, то семейная жизнь не заладилась.

Поначалу Ужвий нравилась своей свекрови, отмечает Любовь Якимчук. Мария Проскуривна, мать Семенко, в письмах сообщала, что невестка интеллигентная, хоть и сложная. Но со временем ее отношение изменилось.

«Как-то, приехав к сыну в гости в дом «Слово», Мария Проскуривна стала свидетелем, как Ужвий под хмелем бьет такого же пьяного Семенко», – рассказала литературовед.

Последние годы совместной жизни Семенко и Ужвий сложно назвать счастливыми. Наталья поздно возвращалась после репетиций, дома ее ждал муж, который пытался утопить на дне рюмки свои страхи перед маховиком репрессий, с каждым днем набиравший скорость. Впрочем, тогда большинство литераторов из дома «Слово», живших в ожидании скорой расправы, злоупотребляли алкоголем.

Ужвий с третьим мужем и сыном. Фото: valeriybolotov.at.ua

Ужвий с третьим мужем и сыном. Фото: valeriybolotov.at.ua

Хотел Семенко расстаться с женой еще и потому, что у Натальи начался роман с актером Евгением Пономаренко. Артист влюбился в Ужвий еще в Одессе, но отношения у них завязались спустя 10 лет после знакомства. Евгений был младше Натальи на 11 лет, что, впрочем, не помешало ему стать третьим супругом актрисы.

В 1936 году Ужвий оставляет мужа и обезглавленный «Березіль» и переезжает в Киев, чтобы работать в драматическом театре им. Франко.

В апреле 1937 года Михаила Семенко после творческого вечера в Киеве арестовывают.

«Позже Мария Проскуривна в письмах к Ужвий просила ее сообщить хоть что-то о судьбе ее сына. А с близкими друзьями делилась подозрениями о том, что Наталья как-то причастна к судьбе Михаила. Я бы не демонизировала Ужвий, но на ордере об аресте Михаила Семенко есть подпись его супруги Натальи. А схватили поэта не в их квартире в доме «Слово», а в номере киевской гостиницы «Континенталь» по ул. Карла Маркса, 5, кв. 72. На ордере стоят подписи только тех, на чьих глазах происходил арест. Но Ужвий всячески этот факт скрывала, подчеркивая, что знала Семенко до 1936 года», – рассказала Любовь Якимчук.

В 1937 году сотрудники НКВД схватили двоих братьев актрисы – Евгения и Назария. Евгений, получивший духовное образование, занимался партийной работой. Назарий, закончивший Одесский строительный институт, трудился инженером. После их ареста энкэведисты нагрянули в киевскую квартиру Натальи Ужвий с обысками.

Увековечили в образе матери – в бронзе и на пленке

В 1933-1934 годах актеры театра «Березіль» позировали зодчему Матвею Манизеру, создававшему скульптурную композицию памятника Тарасу Шевченко. С Натальи Ужвий он лепил Катерину – героиню одноименной поэмы Кобзаря, крепостную, которая держит на руках маленького ребенка.

Среди ролей, созданных Ужвий, особняком стоит и образ Елены Костюк в кинофильме «Радуга» Марка Донского. Фото: valeriybolotov.at.ua

Среди ролей, созданных Ужвий, особняком стоит и образ Елены Костюк в кинофильме «Радуга» Марка Донского. Фото: valeriybolotov.at.ua

Среди ролей, созданных Ужвий, особняком стоит и образ Елены Костюк в кинофильме «Радуга» Марка Донского. Фильм о зверствах фашистов снимали в 1943 году в Ашхабаде на стадионе, засыпанном солью, которая имитировала снег. Интересно, что от этой роли Наталья отказывалась, боялась не справиться. Но в итоге так убедительно сыграла горе матери, потерявшей дитя, что картина получила международное признание. Ленту отправили в Америку, где она получила главный приз ассоциации кинокритиков США, приз Национального совета кинообозревателей США и Высшую премию газеты «DailyNews» «За лучший иностранный фильм в американском прокате 1944 года». На Родине Ужвий наградили званием народной артистки СССР.

Евгений Пономаренко, третий супруг Ужвий, как-то подсчитал, что супруга сыграла свыше 200 ролей. Лучше других артистке удавались образы матерей. Кто знает, может быть в них Наталья предчувствовала личную трагедию – в 1951 году ее единственный сын Михаил прыгнул во время поездки в Ленинград в студеную Неву и спустя несколько месяцев умер от менингита. Как и отец, юноша был талантливым поэтом.

Депутат Харківської облради не задекларував бізнес своєї дружини Россия не помогла
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0