Электронные петиции: почему в Харькове не работает этот инструмент демократии

28 октября 15:21
Фото: Константин Чегринский/KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский/KHARKIV Today

За довольно небольшой срок две петиции от харьковчан набрали необходимый минимум голосов, чтобы перейти в разряд «на рассмотрение городского головы», – более 5000. Но люди, которые надеялись на этот инструмент работы с чиновниками, разочаровались: вместо статуса «выполнена» получили ответ, почему «нет».

Условное народовластие

Электронные сервисы «Подать петицию» массово появились на сайтах органов государственной власти и местного самоуправления в конце 2015 года, после того как были внесены поправки в Закон «Об обращениях граждан», которыми в принципе было определен такой инструмент коммуникации с властью, как подача электронной петиции. Раньше у граждан было право либо собирать реальные подписи под коллективными письмами, либо обращаться лично, либо обращать на себя внимание пикетами.

Максимальный порог для рассмотрения петиций в Украине был определен для президента – 25 тысяч голосов. В Харькове сначала остановились на пороге в 1000 голосов, но потом депутаты горсовета повысили его до 5000, аргументируя тем, что Харьков – мегаполис, чем вызвали возмущения оппонентов, которые были уверены, что таким образом власть отгораживается от горожан. И действительно, как показала практика, такое количество голосов набрать на электронном сервисе крайне сложно. К примеру, во Львове для рассмотрения петиции нужно всего 500 голосов, в Одессе – 1000.

Парки, дороги, социальные льготы

За время существования сервиса петиций в Харькове 17 инициатив набрало более 5000 голосов. Статус «исполнено» на практике не привел к какому-либо конкретному решению. В ответах от имени городского головы Геннадия Кернеса или секретаря горсовета Александра Новака либо содержится информация, что и так делается в этой сфере, либо почему ничего нового сделано не будет.

Как минимум три петиции были посвящены теме бродячих животных, как в поддержку КП «Центр обращения с животными», так и против. Но на городскую политику в этом вопросе это никак не повлияло: животных как отлавливали, так и продолжают отлавливать «оптом», никаких штатных перестановок и увольнений 5000 голосов против работы КП «Центр обращения с животными» не принесли.

Еще три петиции были посвящены ремонту конкретных дорог, причем дважды жителям в районе улицы Солидарности на Салтовке удавалось набрать необходимые 5000 голосов. В 2016 году им ответили, что ремонт проводится, но через год людям пришлось снова собирать подписи – асфальт сошел вместе со снегом. На новую петицию горожане уже получили ответ, что в планах на 2017 год ремонта этой дороги нет. И снова оказалось неважно, сколько подписей под петицией.

Трижды обращения к городскому голове касались темы увековечивания памяти героев Революции достоинства и погибших героев АТО: присвоение школе № 11 имени Даниила Дидика, переименования проспекта Героев Сталинграда в проспект имени Мирослава Мыслы и просьба о создании на территории Харькова Аллеи славы. Но все они «заболтались» как важные, но сложные с точки зрения подготовки – мол, чтобы и закон соблюсти, и чувства других граждан не ущемить.

Также активно сервисом петиций пытаются пользоваться родительские комитеты. Помимо просьбы о бесплатном проезде в маршрутках, на которую авторы петиции получили отказ из-за того, что нет персонифицированного учета льготников в маршрутках, родители просили еще запретить собирать наличные деньги на благотворительность. Рабочую группу по этому вопросу создали еще 2016 году, родительский контроль за это время над школьными финансами усилился, но благодаря лишь инициативным родителям, а там, где собирали классные деньги, так и продолжают это делать, разве что более усовершенствованными методами.

Даже петиции, у которых была не просто поддержка в 5000 голосов, а которые за считанные дни собрали подписи и были резонансны для Харькова, мэрией откровенно игнорировались. В частности, речь идет об отмене результатов конкурса по установке памятника на площади Свободы, прозванном «Одоробло», и об увольнении соавтора проекта, главного архитектора Харькова Сергея Чечельницкого, которого в прокуратуре считают причастным к организации схемы по незаконному отчуждению земли по схеме ЖСК. Добровольно соглашаться с инициативой громады Геннадий Кернес не стал, не найдя оснований – авторам петиций пришлось идти в суд и там добиваться решения этих вопросов.

Следующей резонансной петицией стала просьба ветеранов АТО о выделении участков земли в пределах Харькова – если не всем, кто воевал за Украину, то хотя бы семьям погибших. Необходимые 5000 подписей давно «закрыты».

– В Законе Украины «О статусе ветеранов войны» говорится о том, что участники боевых действий имеют право на улучшение жилищных условий, первоочередное отведение им земельных участков для индивидуального жилищного строительства, садоводства и огородничества. Участки ветераны АТО начали получать в Киеве, Днепру, Одессе, Львове. В Харьковской области участникам АТО выделено около 7000 участков для ведения фермерского хозяйства и 5000 участков под садоводство, а в Харькове ни одного. Нам ответили, что получили 130 человек, но нам ни одного ветерана АТО неизвестно, кто получил бы землю, это непрозрачный процесс», – говорит автор обращения Виктор Волчелюк, председатель ветеранов АТО Киевского района.

В мэрии им уже ответили, что первоочередного права на землю по сравнению с афганцами или ветеранами ВОВ у них нет. Тогда представители ветеранских организаций пришли на сессию и потребовали у городского головы ответа на свой вопрос.

– Вы не первоочередники, вы такие же, как и любой другой военный или афганец и так далее, – сказал уже не письменно, а устно во время сессии горсовета Геннадий Кернес.

О том, что петиции станут имитацией диалога с властью, эксперты предупреждали еще в 2015 году.

" У 2015 році ВР прийняла свій законопроект, який ввів у законодавче поле термін електронна петиція. Проте, на мою думку, цей закон є недосконалим. По-перше, нормативним актом, який було прийнято у ВР, поняття петиції дуже звузили. Тому що звернення громадян – це є радянський рудимент, який вже показав свою неефективність. І дуже жаль, що такий ефективний інструмент, як петиції, було зведено до колективного звернення громадян і не більше. По-друге, прийнятий закон допускає збір підписів на підтримку петицій не лише на офіційному веб-сайті президента, але й на веб-сайтах інших органів влади та громадських об'єднань і не передбачає жодних обмежень, крім тих, що передбачені Конституцією. Для прикладу: у США петицію можна підписати лише на сайті президента США – у нас таких "площадок" може бути сотні. По-третє, у прийнятому законі навіть немає визначення терміну петиції. Ну не може запроваджуватись в житті держави новий термін, який не має правового визначення. Також законодавством не врегульовано права та відповідальність адміністратора веб-ресурсу, який модерує петиції. Тому виникає велика загроза маніпуляції, створення клонів петицій, створення неадекватних вимог, необґрунтоване зняття петицій із відповідного сайту, і так далі. Відсутність чіткого і зрозумілого законодавчого регулювання функціонування петиції звело її нанівець, як це сталося з люстрацією і антикорупцією. Цей закон перетворив дієвий механізм прямої демократії у своєрідний смітниковий бачок, куди викидають ініціативи громадян. Як наслідок, жодна із 42-х петицій, які набрали необхідну кількість голосів і були подані Президенту, не були впроваджені. Більше того, вони навіть не були розглянуті ні Верховною Радою, ні Урядом. Що ми читаємо у відповідях Президента? У більшості випадків після десятка абзаців про законодавство, відповідь закінчується приблизно так: «У зв’язку з цим я звернувся до Прем’єр-міністра України з проханням долучитися…». Як наслідок інтерес до петиції різко впав. Судіть самі: у 2015 році було підписано 35 петицій, у 2016 – 2 петиції, у 2017 – 1 петиція, а у 2018 – 3 петиції. А наша команда працювала над тим, щоб у законодавчому акті була прописана процедура. Наприклад, якщо петиції, які подаються Президенту від громадян, були б направлені на розгляд парламенту як першочергові, це була б дія президента. Пропозицію розглядав би законодавчий орган. Чи ухвалив би - інше питання. Але президент тоді б виконав свою функцію, і не відбирав у громадян їх право на звернення до органів влади щодо врегулювання того чи іншого питання. В такому випадку громадяни почали б активніше використовували цей механізм, ніж це відбувається зараз", - сообщил KHARKIV Today Игорь Курус, глава правления Украинского центра демократии.

Ненужный императив

Впрочем, то, что ветеранам удалось пробиться на сессию, действительно никак не повысило их шансы. Дело в том, что Законом «Об обращении граждан» определено, что процедуру рассмотрения петиций определяет орган местного управления. И если во Львове это обязательное вынесение на депутатские комиссии и сессию, а в Одессе – анализ профильными департаментами, то в Харькове петиции рассматривает лично мэр Геннадий Кернес. Никакой возможности повлиять на его решение нет.

Изменить ситуацию могли бы правки к закону, которые сделали бы коллегиальное рассмотрение петиций обязательным. Такая процедура существует, например, в Финляндии, где петиции, собравшие 50 тысяч подписей, автоматически становятся законопроектами, и парламент обязан их рассматривать в приоритетном порядке. Регламентом сейма Латвии предусмотрено, что любая петиция, которая получила поддержку 10 000 граждан, обязательно должна быть включена в повестку дня заседания парламента. Но Харьков пока устраивает имитация прямой демократии.

ТОП-5 ПЕТИЦИЙ ХАРЬКОВЧАН

1. Создание Аллеи Славы 5839 голосов. Мемориал открыли за чертой города

2. Наказание для людей, которые издеваются над животными 5743 голосов. Есть приговор суда

3. Бесплатный проезд школьникам 5634 голосов. Геннадий Кернес отказал

4. Отстранение от должностей руководителей убыточных КП 5367 голосов. Геннадий Кернес отказал

5. Переименование пр. Героев Сталинграда 5348 голосов Геннадий Кернес отказал

А КАК В ОБЛАСТИ?

Сервис «Петиция» на сайте Харьковского областного совета вообще оказался невостребованным. За три года жители региона написали только 7 обращений: в 2016 году – одно, в 2017 – ни одного, в 2018-м – шесть. Пять из них касались ремонта магистралей. Максимальное количество голосов набрала просьба о срочном капитальном ремонте трассы «Харьков – Змиев – Балаклея», которой не хватило всего 50 голосов до тысячи, хотя это не помогло бы: как и в Харькове, для принятия к рассмотрению чиновниками нужно 5000 подписавшихся. Впрочем, отсутствие спроса не беспокоит областные власти: они не рекламируют этот инструмент демократии, чтобы не создавать себе лишних хлопот.

Комментариев: 0
    Свитолина впервые выиграла Итоговый турнир WTA В Харькове задержали и выслали из страны грузинского вора в законе
    Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Главное