Александр Костенко
Юрий Бутусов
Ольга Голубовская

Жизнь за Украину. «Если русских не остановить на Донбассе, они пойдут дальше»

16 декабря 14:12
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...

Сергей Гуров пошел с третьего раза попал на фронт

Помощник гранатометчика 92-й бригады Сергей Гуров на Донбасс попал не сразу. Он несколько раз наведывался в военкомат, прежде чем его отправили на фронт. И сразу в самую горячую точку Луганской области – на опорный пункт «Фасад».

Любил Queen и Deep Purple

О Сергее Гурове «ХН» рассказала дочь бойца Ольга Максименко. Она вспоминает, что отец был очень принципиальным человеком и обожал «старых рокеров».

У него было всегда много друзей и его всегда уважали, потому что держал слово: если сказал, то обязательно сделает. На него можно было положиться, и это знали все. Он был бригадиром электриков на заводе (Панютинский вагоноремонтный завод – прим. «ХН»). Бригада была очень дружная, все любили  тяжелую музыку, и как только в Украину приезжала именитая группа какая-нибудь – Judas Priest или Deep Purple – нанимали микроавтобус и ехали в тот город, где эта группа давала концерт. Оттуда он мне обязательно звонил и кричал в трубку: «Вот! Слушай!». Но ничего слышно, естественно, не было. На харьковский концерт группы Queen в 2008 году мы ездили с ним вместе. Я достала билеты в фан-зону. Для него это было важно, это была его музыка молодости.

Вспоминая об отце, Ольга постоянно называет его идеальным, хотя понимает, что на самом деле для многих людей он не был таким.

– Мы с ним были очень похожи характерами. Нам было легко общаться, потому что я его никогда не подводила, он мной гордился. Он научил меня английскому языку, мы вместе слушали музыку и смотрели футбол. Если у меня была какая-то проблема, то я всегда могла к нему обратиться. Он был для меня идеальным, мы с ним никогда не ссорились и проблем у нас никогда не было. Хотя со старшим сыном у него, к сожалению, отношения не сложились, – рассказывает дочь.

«Я не сдамся»

Сергей Гуров никогда не скрывал своей любви к Украине, еще до начала агрессии России на Донбассе часто говорил, что украинцы после получения независимости «упустили момент» – в первую очередь, для самоидентификации себя как нации.

– Он был слегка разочарован тем, что украинцы разговаривают не на своем языке. Поэтому, когда случился Майдан, переживал очень остро. Он поехал в Киев, когда расстреляли Небесную сотню. Из поезда мне позвонил и сообщил: «Я еду в Киев», – вспоминает дочь.

Весной 2014 года, когда Россия аннексировала Крым и развязала войну на Донбассе, 56-летний Сергей Гуров отправился в военкомат. Но его не взяли, сказали, что перезвонят. Тогда он вступил в ряды местной территориальной обороны, и дежурил на блокпостах на въезде в Лозовую. Именно тогда, по словам дочери, его впервые поразила отзывчивость людей.

– Они дежурили на блокпостах по ночам. Его поразили люди, волонтеры, которые готовы были ехать за десять километров в Лозовую, чтобы привезти им горячий кофе или чай, – вспоминает Ольга Максименко. – Он был в таком восторге от волонтеров и оттого, что люди переживают, что важно и для него, что для них важна Украина, важна история.

В августе 2014-го года Сергей Гуров позвонил дочери и радостным голосом сообщил, что все-таки уезжает в Башкировку, в расположение 92-й бригады.

– Он пришел в военкомат с вещами. Их посадили в автобус, но места двоим не хватило. Тогда их рассортировали по возрасту и его оставили, – вспоминает Ольга. – Он мне звонил расстроенный со словами: «Меня не взяли. Но я все равно не сдамся». Через неделю, наверное, снова поехал, и его все-таки отправили в Башкировку. Так он попал в бригаду.

Примерно в это же время повестка пришла и ее мужу – Тарасу Максименко, он также ушел на фронт. Но отговаривать отца Ольга не могла.

– Он всегда не любил все, что связано с бывшим СССР и РФ. Он говорил тогда: «Если русских не остановить на Донбассе, они пойдут дальше». Говорил: «Как я буду смотреть в глаза ребятам. Тарас идет воевать, а я что, должен остаться?». Я не пыталась даже отговаривать, это все было бы бесполезно. Они мужчины и знают, что делают, – говорит Ольга Максименко.

Сергей Гуров не был сентиментальным, но хранил детские рсиунки.

Отец Ольги и ее муж служили в разных подразделениях 92-й бригады. Тараса определили в зенитчики, и он попал на Донбасс только в ноябре – долго формировалось подразделение в Башкировке. Сергей Гуров, поскольку в молодости служил в ремонтной роте, был распределен в ремонтное отделение, но быстро перевелся в мотострелковое. Дальше – Счастье, опорный пункт «Фасад» (Луганская область).

– Когда они заехали туда, у них сразу двое ребят подорвались на растяжке, причем там был замначальника штаба и командир роты. Потом еще двое ребят в ноябре погибли, тоже подорвались на растяжке. Один был тяжело ранен, друг отца. Отец и еще трое его сослуживцев погибли в апреле, – рассказывает Ольга.

Хранил детские рисунки

Во время последнего разговора Сергей Гуров пообещал дочери приехать на Пасху и просил перекинуть денег на карту, чтобы было за что добраться домой. 5 апреля 2015 года он и еще трое боевых побратимов сели в машину и поехали в направлении города Счастье.

В этот день, в 9:30 утра, террористы со стороны села Веселая Гора обстреляли их из противотанкового управляемого комплекса (ПТРК) «Фасад». Противотанковая ракета попала в минный шлагбаум (мины привязаны друг к другу, чтобы преградить дорогу – прим. «ХН»), произошел взрыв с детонацией. Машина, в которой ехали бойцы, взорвалась. Сергей Гуров погиб на месте, замначальника штаба 92-й бригады Олег Ковбаса, сержант Владислав Блинов и старший солдат Алексей Федорченко умерли от ранений по дороге в больницу.

О взрыве машины Ольга Максименко узнала из новостей.

– Это было Вербное воскресенье. С тех пор, как началась война, была привычка новости постоянно читать. И в обед появилась новость о том, что под Счастьем взорвалась машина, четыре человека погибли. Я, если честно, так себя настроила с самого начала, что с моими ничего не случится, этим и жила. Когда прочла, не думала о плохом, сразу позвонила отцу. Но телефон был выключен, – вспоминает Ольга Максименко. – Я рассердилась: переживаю, а он трубку не берет. Позвонила мужу, сказала, что отец не отвечает, чтобы он связался с командованием, ведь они там рядом все. Позже ему подтвердили, что отец погиб, но он был не уверен, поэтому не стал говорить. Потом уже мама позвонила, к ней пришли из военкомата. Я еще надеялась, что ранен может… но оказалось, нет.

Позже боевые побратимы рассказывали дочери, что в бригаде отца уважали и ценили. Среди вещей, которые Ольга нашла у отца после смерти, оказалась связка детских рисунков.

– Он вообще не сентиментальный человек был. Однако с большим трепетом всегда говорил: «Как хорошо, что дети пишут им письма и собирают какие-то конфеты». Ему было приятно, что дети знают о них, – говорит дочь бойца. – Он, когда приходил в отпуск, как-то ездили в какой-то поселок с волонтерами, и там им надарили игрушек мягких – деда Мороза из папье-маше… Его потом во всех новостях показывали. Он такой страшный… но самый лучший на свете.

Похоронили Сергея Гурова в селе Хлебное Лозовского района. В мае 2015 года он был посмертно награжден орденом «За мужество» III степени.

Комментариев: 0
На фестиваль вертепов в Харькове ждут 10 тысяч зрителей Нацбанк выпустит сувенирные банкноты с дизайном времен УНР
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы