Жить за двоих. Мальчик с ДЦП учится в центре с обычными детьми

27 мая 18:26
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
Фото: Елена Гетманенко
журналист
Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Дима "печет пироги" из песка на песочной анимации. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Пятилетний Дима Овчаренко дважды возвращался с того света. Невозможность самостоятельно ходить – единственное, что отличает его от обычных детей.

Мы встречаемся с Димой и его мамой Викторией в Центре детского и юношеского творчества по месту жительства. Симпатичный мальчик с огромными глазами и озорной улыбкой завоевывает внимание с первых секунд. Мама держит сына на руках, когда он вдруг доверительно наклоняется ко мне и говорит.

– Хочешь, расскажу тебе рецепт пирогов?

– Пирогов? – удивляюсь я.

– Да, пирогов. Пирогов из песка. Нужно взять песок, слепить из него пирог и украсить в конце какими-нибудь украшениями, бусинками, например.

Приготовление пирогов из песка мальчик демонстрирует в комнате песочной анимации. Как и все дети, Дима балуется и не хочет уходить. Однако вот-вот начнется урок английского и мальчик, сетуя на то, что пироги придется «печь» дома, покидает комнату.

В классе английского десять детей. За пять минут начала урока ребята рассаживаются, достают учебные принадлежности. Учительница по английскому языку Светлана Бондаренко рассказывает, что Дима пришел заниматься год назад и по успеваемости ни в чем не уступает сверстникам.

– Дима очень хорошо запоминает, хорошо устно отвечает. Письменно сложно ему еще, конечно, в клеточки попадать, но то, что касается устных ответов – все хорошо, – говорит учитель. – С детьми играет, очень активный. Сказать, что он чем-то отличается или выделяется, – нет. Даже когда проходят зарядки или физкультура, он все, что может, максимально выполняет.

«Позже узнали, что была ишемическая смерть»

Пока идет урок, мама вспоминает самое страшное, что было в жизни. В семье ждали рождения двух мальчишек. Беременность протекала крайне тяжело. Врачи предупреждали, что один мальчик родится с пороком сердца. Планировалось, что Виктория будет рожать в Киеве, но по медицинским показаниям ее не смогли транспортировать даже санавиацией. Оба мальчика появились на свет шестимесячными в Харьковском перинатальном центре.

Мама делает все для того, чтобы ее сын жил полноценной жизнью. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

– Оба ребенка родились мертвыми. Их реанимировали. Перинатальный центр начал выяснять, куда деть второго ребенка, потому что там порок сердца был не совместимый с жизнью (отсутствие левого предсердия, которое отвечает за большой круг кровообращения, и гипоксия аорты – прим. «ХН»). Никто не хотел рисковать и брать детей на операцию из-за малого веса. Дима провел в реанимации 7 дней. Второй мой ребенок умер через 39 дней. Меня каждый день готовили к тому, что мой ребенок умрет, – вспоминает Виктория. – И за одну жизнь мы боролись, и за вторую.

По словам Виктории, Дима был очень слабым, в год он не держал голову, мальчику поставили диагноз ДЦП. Ребенка реабилитировали по методу Сандакова (рефлекторный массаж – прим «ХН»), к двум годам он окреп настолько, что стал не только держать голову, но и сделал первые шаги. Однако мальчику диагностировали порок сердца. Срочно нужно было решать эту проблему.

– Так как я одного ребенка уже потеряла, надо было этому ребенку жизнь сохранить. Мнения врачей разделись: кто-то говорил, что проблемы с баталловым протоком (обычной баталлов проток закрывается у детей в течении первых трех дней жизни, у Димы не закрылся – прим. «ХН»), кто-то говорил, что с коронарной артерией, – говорит Виктория. – Оперировали в Киеве в институте Амосова. Обещали, что операция будет продолжаться 40 минут, но длилась два часа. Уже позже мы узнали, что у Димы была ишемическая смерть. Его реанимировали, но он перестал ходить.

Несмотря на физические ограничения, интеллектуальное развитие шло даже с опережением. В годик ребенок заговорил.

– У нас были вначале обычные слова, а потом уже предложения, причем предложения не «мама, дай», а говорил он уже многосложными предложениями, – рассказывает мама. – Поэтому, когда после операции сын вышел из наркоза сразу, спросил меня, почему он вдруг перестал ходить.

Продолжают ждать чуда

Виктория отказалась от традиционного медикаментозного лечения. По ее мнению, только руки человека способны сотворить чудо. Мальчик занимается ЛФК, ходит на дельфино- и иппотерапию. Благодаря постоянным занятиям удалось без помощи ортопедических средств исправить кифоз. Виктория верит в чудо – в то, что сын сможет ходить.

Дима занимается в классе с обычными детьми. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

– Я хочу отдать сына в обычную школу, желательно с углубленным изучением китайского языка. Языки ему даются легко. Пусть у него будет несколько профессий, которые не зависят от его физического состояния, – подчеркивает Виктория.

Дима – обычный ребенок. У него те же требования, что и у всех – Макдональдс, кино, сладости, развлечения. В Центре детского юношеского творчества у мальчика появилась лучшая подружка, Настя Ильченко – они иногда вместе ходят в кино, играют на улице. Никто в центре – ни дети, ни родители, ни учителя – не относятся к Диме как к инвалиду.

– Наоборот, родители, видя такого ребенка – я ж его все время на руках ношу – всегда дверь помогут подержать. За первую парту посадили с краю, чтобы удобнее было. Учителя тоже очень положительно относятся. Деткам сложно отсидеть 45 минут урока, естественно, у них там какие-то пятиминутки игровые: туда побежать, там поиграться и учителя как-то находят подход к Диме, они ребят приобщают к игре. Они садят Диму посредине класса и детки что-то ему приносят, а он им отдает. Они его задействуют в играх.

Лучшая подружка демонстрирует Диме видео, которое нашла накануне. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

В коридоре окончания урока ожидают еще несколько мамочек, дети которых занимаются вместе с Димой. На вопрос детей, почему Дима не ходит, мамы лаконично отвечают: не время.

– Я объясняю своему ребенку, что просто Димино время ходить еще не пришло. А вообще все детки очень толерантно относятся к нему. Возможно, в старших классах Диме будет нелегко, ведь подростки более жестоки, – рассуждает одна из мам.

После окончания урока дети выходят в коридор. К Диме подбегает Настя, в своих детских ручках она держит мамин смартфон. Девочка что-то показывает мальчику, а мама Насти поясняет, что накануне ее дочь в YouTube увидела ролик и подумала о Диме.

– Там мальчик где-то в Китае на реабилитации. Настя говорит: мама, смотри, он не ходит так же, как и Дима. Я завтра ему покажу, – вспоминает Ирина Ильченко.

Дима и Настя идут играть на детскую площадку. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

После просмотра ролика Настя бережно берет сидящего в коляске Диму за руку, они выходят из центра и вместе идут играть на детскую площадку.

Элина Свитолина: в погоне за Большим шлемом Оккупация патриотизма. Кто монополизировал право на разгон акций в Харькове
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0