Нажмите "нравится", чтобы читать KHARKIV Today на Facebook

31 декабря, 2020 - 17:45

"В театре висел аншлаг": как в Харькове отмечали Новый год в начале ХХ века

Непременным атрибутом рождественско-новогодних праздников в старом Харькове было катание на санях — если позволяла погода.

Главным праздником в Харькове до прихода к власти большевиков было, как и во всем христианском мире, Рождество, его отмечали тихо, по-семейному. Новый год можно было встретить вне дома, особенно молодым людям, необремененным семьей. 

Традиционно немало харьковцев последние предновогодние часы любили провести в театрах или синематографе (кино), после чего можно было поехать, скажем, на маскарад в Коммерческий клуб — неформальное собрание купцов (сейчас там областная филармония). Для его посещения, правда, нужно было заплатить за вход рубль-полтора и иметь рекомендацию одного из членов. В ресторане можно было устроить встречу Нового года, конечно же, без всяких рекомендаций — позволял бы кошелек.

Коммерческий клуб, нынешняя филармония

Офицеры собирались для встречи Нового года в военном собрании, его здание сохранилось на Рымарской улице. Программа из года в год была одинаковой. Вот, как описала встречу в военном собрании 1902 года местная газета "Южный край":

Встрѣча Новаго года. Въ понедѣльникь, 31 декабря, въ военномъ собраніи состоялся вечеръ и встрѣча Новаго года. Въ 12 час. ночи присутствовавшимъ было подано шампанское, и членъ военнаго совѣта, генералъ-отъ-кавалеріи Винбергъ провозгласил тостъ за здоровье Государя Императора, Государынь Императрицъ и Государя Наслѣдника, покрытый народнымъ гимномъ, исполненнымъ оркестромъ и единодушнымъ, восторженнымъ „ура“ присутствовавшихъ. Затѣмъ генералъ Винбергъ поздравилъ всѣхъ съ Новымъ годомъ и каждый изъ присутствовавшихъ чокался, желая счастья въ Новомъ году. Послѣ встрѣчи Новаго года танцы продолжались.

здание па Рымарской ,14
Здание бывшего военного собрания на Рымарской улице, 14

Люди, у которых были возможности, после посещения театров разъезжались по ресторанам — кто в городе, а кто и за город, причем, если была хорошая зимняя погода, на тройках, со свистом и гиканьем.

Харьковские газеты много лет подряд за несколько дней до Нового года начинали печатать новогодние меню ресторанов (стоимость блюд à la carte колебалось от рубля-двух в 1900 году до 5-7 рублей в 1917-м). Что интересно, в начале ХХ века семейные харьковцы все же и Новый год встречали, что называется, за домашним очагом, пусть с друзьями и близкими, но дома. В 1907 году, после русско-японской войны, революции, по инерции тревожного 1906 года, публика повалила на Новый год в рестораны. Изменил традицию, как отмечали газеты, один из самых престижных и дорогих харьковских ресторанов при такой же солидной гостинице "Гранд-Отель". Она находилась на Павловской площади, на западной ее стороне ближе к Лопани. Во время Второй мировой войны здание сильно пострадало от бомбежек и после войны его снесли, сейчас там проезжая часть.

Гранд-Отель
Гостиница "Гранд-Отель" с первоклассным рестораном на Павловской площади

Традиция прижилась моментально. Вот, что писал "Южный край" о встрече 1908 года:

Встрѣча Нового года „на людяхъ“ входить все болѣе и болѣе въ обычай харьковцевъ. Еще лѣтъ десять тому назадъ — это было „не принято“ для людей семейныхъ, а теперь цѣлыя семьи, именно, и собираются кружками въ ресторанахъ, стремясь къ оживленію большого общества. Третьяго дня ночью всѣ даже второклассные рестораны были полны нарядной публикой, собравшейся для проводоаъ Стараго и встрѣчи Новаго года. Особенно много было публики, и при томъ блестящей, въ „Грандъ-Отелѣ“, гдѣ было весело и шумно. Постоянные наши театры — опера и драмы — были полны. Маскарадъ коммерческаго клуба отличался необычайнымъ многолюдствомъ. Отличная погода и хорошій санный путь способствовали оживленію Сумского шоссе, всю ночь оглашавшегося звономъ троечныхъ колокольчиковъ и бубенчиковъ. Рано утромъ возвращались изъ „Мавританіи“ закутившіяся компаніи… Словомъ, встрѣтили Новый годъ харьковцы очень шумно, очень весело и очень пьяно. Будемъ надѣяться, что встрѣча эта — симптомъ благополучія наступившаго Новаго года.

Год 1909:

Обычай встрѣчать Новый годъ „на людяхъ“, въ шумной обстановкѣ ресторановъ, подъ звуки оркестровъ музыки, при блескѣ электричества, привился у насъ настолько, что теперь почти всѣ рестораны, даже третьестепенные, завели эти ,,встрѣчи“, а огромное большинство зажиточныхъ харьковцевъ предпочитаетъ ихъ традицiонному домашнему очагу.

Вчера особенно нарядно и людно было въ ,,Грандъ-Отелѣ“, который первый ввелъ этотъ обычай въ нашу жизнь, и въ ,,Версалѣ“, — здѣсь столики были росписаны заблаговременно.

Въ осталъныхъ десяти большихъ ресторанахъ было тоже необычайо шумно и полно. ......

Маскарады состоялись вчера въ пяти мѣстахъ, причемъ въ коммерческомъ клубѣ продажа билетовъ была прекращена еще съ вечера, — и тѣмъ не менѣе даже при „ограничеяномъ“ числѣ гостей невозможно было протолпиться, — публика двигалась „стѣною“, въ затылокъ другъ другу.

Театры полны и встрѣчаютъ Новый годы съ самыми благопріятными ауспиціями. 

Мягкая морозная погода при недурной санной дорогѣ особенно располагала къ загороднимъ поѣздкамъ. Тройки и лихачи, гремя бубенчиками, неслись по Сумской на шоссе до самаго разсвѣта.... 

Въ общемъ встрѣча новаго года прошла очень весело. Да будетъ это намъ всѣмъ хорошимъ предзнаменованiемъ!....

Ресторан "Гранд-Отеля"
В ресторане "Гранд-Отеля"

Интересно, что традицию встречать Новый год вне дома подхватили и, говоря современным языком, общественные организации: 1909 год впервые встретили совместно в Обществе трудящихся женщин, а для встречи следующего 1910 года собралась и артистическая богема, причем, как говорится, в закрытом режиме, узким кругом: 

Встрѣча Новаго года. Наканунѣ Новаго года всѣ театры были переполнены, особенно оперный театръ, гдѣ происходилъ ежегодный новогодній маскарадъ. Бойко торговали также рестораны, вплоть до загородняго „Версаля“. Вообще, Харьковъ встрѣтилъ Новый годъ чрезвычайно весело.

Нельзя не отмѣтить чрезвычайно удавшійся вечерь въ молодомъ театрѣ „Голубой глазъ“, гдѣ собрался для встрѣчи Новаго года литературно-артистическій міръ сѣ ограниченнымъ числомъ гостей, допущенныхъ по рекомендаціи. Пріемъ приглашенныхъ на лѣстницѣ группой веселыхъ Пьерро, встрѣчавшихъ каждаго вошедшаго смѣхомъ, выстрѣлами, барабаннымѣ боемѣ — уже навѣвалъ на публику веселое настроеніе. ОСстроумно сочиненный „путеводитель“, здѣсь же, при сотрудничествѣ публики, изданный по нѣмецкому обычаю „Bier-Blatt“, рядъ удачныхъ привѣтственныхъ телеграммъ, масса номеровъ кабаре — изъ которыхъ юмористическій хохотъ вызвала „имитація синематографа“ — все это было ново, неожиданно, и публика разошлась послѣ 3-хъ часовъ ночи, весьма довольная проведенными вечеромъ.

Дальше больше — год от году харьковская публика все больше входила в новогодний ресторанный азарт. Приведу описания встречи 1912 и 1914 годов из "Южного края":

1912 год. Число посѣтителей въ ресторанахъ подъ Новый годъ представляетъ для Харькова цифру прямо гиперболическую — 4000 человѣкъ (считая въ маскарадѣ Коммерческаго клуба, гдѣ есть ресторанъ, 1200 чел.), причемъ по приблизительному подсчету торговали: Вилла Жаткина около 15 тыс. руб., оба «Версаля» такую же сумму, а остальные рестораны и клубъ до 12 тыс. руб. Поѣздки в загороднiй Версаль заняли массу троекъ и автомобилей. По сравненiю съ своимъ предшественникомъ, 1912-й годъ встрѣченъ харьковцами много шумнѣе и расточительнѣе.

1914 год. Харьковскіе проводы 1913 года и встрѣча 1914 года состоялись при такомъ многолюдствѣ и сопровождались такимъ оживленіемъ, какихъ до сихъ поръ у насъ еще не было.

Съ каждымъ годомъ ночь подъ Новый годъ все болѣе и болѣе проводится шумно и внѣ дома, — въ театрахъ, ресторанахъ, маскарадахъ. Все большая и большая масса лицъ принимаетъ вь этомъ новогоднемъ веселіи участіе, — даже самыя патріархальныя семьи допустили это новшество и охотно выполняютъ весь ритуалъ «встрѣчи» со всѣми жертвоприношеніями даже въ нашихъ капищахъ Ваала, съ обильными возліяніями въ честь бахуса...

Присутствіе въ настоящее время огромной массы членовь двухъ врачебныхъ съѣздовъ увеличило еще этотъ контингентъ веселящихся и бражничающихъ харьковцевъ, такъ что были переполнены даже чертоги третьеразрядныхъ ресторановъ. О клубномъ же маскарадѣ и кафе-шантанахъ не приходится говорить, — тамъ невозможно было двигаться по заламъ.

Господин за столом

Надо сказать, однако, что после встречи 1913 года один из журналистов, наблюдавших картину новогоднего праздника, отметил царившую, несмотря на столпотворения скуку. Видимо, запал организаторов веселья истощился и новогодние программы вне зависимости от места пошли по накатанной.

Первая мировая война внесла коррективы в новогоднее веселье. После наступления 1915 года газеты отметили, что 

Харьковцы съ замѣтнымъ отличiемъ отъ прошлаго времени встрѣтили 1915 г., болѣе семейно и тихо, чѣмъ это стало входить въ обычай въ послѣднiе годы. Первоклассные рестораны, поздно объявившiе о встрѣчѣ Новаго года, далеко не были полны, да и оживленiя было въ нихъ мало. Переполнено было лишь помѣщенiе литературно-художественнаго кружка, въ которомъ собралась масса интеллигентной публики. Театры были полны. Въ драмѣ висѣлъ аншлагъ. Большинство харьковцевъ встрѣтило Новый годъ по-семейному. Дорога была въ конецъ испорчена оттепелью и обычнаго катанья за городъ не было.

Тем не менее 1917-й в Харькове вновь встретили как в старые добрые времена — в ресторанах, шумно и весело. Такая встреча оказалась последней для того, прежнего Харькова: в начале 1918 года здесь уже были большевики, через год, в начале 1919-го, на ближних подступах...

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.