29 марта, 2019 - 20:20

Прогулки по Харькову. Мельница Василия Гладких на Дворянской набережной

Мельница Василия Гладких на Дворянской набережной. Фото: KHARKIV Today/Сергей Козлов
За рекой Харьков улицы и переулки, примыкающие к бывшей Вознесенской площади, еще с конца XVIII века стали элитными.

За рекой Харьков улицы и переулки, примыкающие к бывшей Вознесенской площади, еще с конца XVIII века стали элитными.

Постепенно отсюда вытеснялись обывательские дома, а вместо них строили усадьбы и особняки харьковской знати, особенно той, которая не любила шумных центральных улиц города. Одно из обширных дворовых мест, ограниченное набережной реки Харьков, улицами Дворянской и Вознесенской, принадлежало дворянскому роду Донец-Захаржевских. А напротив усадьбы, тоже вдоль реки, был обширный парк – впрочем, запущенный владельцами.

Выгодами этого местоположения воспользовался следующий владелец, тоже из дворян, Андрей Воинович Задонский, который в 1860-е годы стал временным харьковским купцом, чтобы открыть на территории домовладения торговые бани. Кроме бань, Задонский построил одну из первых в городе паровых мельниц, где молотил хлеб со своих имений в первую очередь и сбывал муку в Харькове.

Но по-настоящему это место стало известным, когда землями стала владеть вдова мещанина Александра Никитична Познякова, а арендовал их коллежский регистратор помощник пристава Владимир Иванович Шереметьевский. В бывшем парке он устроил лучшие купальни города, где в летнюю жару пребывали все, кто остался в городе и кто имел средства. Бани тоже были на высоте и пользовались спросом у знати и купечества. О нем и его деле стоит написать отдельную заметку. Но вскоре Познякова умирает и ее наследники продают все имущество харьковскому купцу Василию Никитовичу Гладких.

Происходя из коренных харьковцев, он прекрасно понимал плюсы нахождения паровой мукомольной мельницы фактически в центре города, поскольку уже не было необходимости рассматривать вопрос о ее существовании в таком месте. Торговые бани и купальни продолжали функционировать и были не менее популярны, чем во времена Шереметьевского. В 1893 году Гладких начал строительство новой паровой мукомольной мельницы, оставив старое здание под паровые машины. Вложив 150 000 рублей, закончить строительство Василий Никитович не успел: смерть остановила все его замыслы. Дело продолжила его супруга – Софья Тимофеевна и их пятеро детей. В результате строительство обошлось в 250 000 рублей, из которых 110 000 были взяты в кредит. Здание в пять этажей с обширными подвалами и сегодня доминирует в этом районе Харькова.

К несчастью для Гладких, в апреле 1899 года мельница практически полностью выгорела внутри после случившегося на ней пожара. Несколько лет она стояла без крыши, карниз пришлось разобрать, поскольку он угрожал обвалом. И только в 1904 году владельцы, собрав средства, решились на переустройство мельницы. Как видим, у здания была нелегкая судьба и в прошлые годы, так что перемены сегодняшние уже для него не так страшны – главное, жить.

АНДРЕЙ ПАРАМОНОВ

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.