Не сдались без боя. Харьковчане отстояли город у сепаратистов, мечтавших захватить восток Украины

19 августа 14:47
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 4,29(7)
Загрузка...
Фото: Сергей Козлов

Фото: Сергей Козлов

23 августа у нашего города с недавних пор двойной праздник. По традиции Харьков отмечает в этот день освобождение от немецко-фашистских захватчиков в 1943 году. Но в 2014-м областной центр пережил второе рождение – его дважды пытались захватить российские террористы вместе с местными «титушками» и сторонниками режима Путина.

Ко Дню города «ХН» подготовила несколько статей о тех событиях и людях, которые смогли уберечь Харьков от штурмовиков. Первую публикацию из этой серии, интервью экс-губернатора Игоря Балуты «Освобождение от захватчиков. Игорю Балуте за полчаса до второго штурма звонили из Кремля», можно прочитать здесь.

От оккупации уберегло единство

Февраль 2014-го. Ошеломленная после расстрелов в Киеве страна не сразу осознала, что основные события из столицы перенеслись к восточным рубежам – волнения на центральных улицах и площадях, захваты административных зданий. Причем Харькову, судя по всему, в этом сценарии была уготована очень важная роль. Ведь именно у нас решили провести съезд так называемого «Украинского фронта» и свезли сюда автобусами сотни представителей Донбасса, организовали штаб «титушек», дали временное убежище беглому Януковичу…

Как далеко зашла бы антимайдановская верхушка, чтобы удержать власть – сегодня сказать сложно. Кардинально изменить ситуацию помогла именно активность горожан, которые не побоялись выходить с украинскими флагами на митинги и шествия, уверен сокоординатор харьковского Евромайдана Владимир Чистилин. В итоге такое единство и уберегло от оккупации.

«Для меня переломным моментом стал вечер 21 февраля, когда мы собрались на местном Майдане. У нас была информация, что Азаров – в Харькове, а Янукович может сюда приехать. Мы понимали, к чему это все может привести, и попросили людей проголосовать поднятием рук – выйдут ли они на Майдан, согласны ли организовать шествие», – вспоминает Чистилин.

Сразу же после так называемого «Харьковского съезда», который проходил во Дворце спорта 22 февраля, губернатор Михаил Добкин и мэр Геннадий Кернес покинули Украину. А уже на следующий день делегация сторонников Евромайдана заблокировала Дом советов, требуя отставки главы области. В админздание активисты зашли без боя, провели «инспекцию» и организовали в вестибюле импровизированный штаб.

Неожиданно вернувшиеся в Харьков Добкин и Кернес 23 февраля выступили перед собравшимися на площади Свободы антимайдановцами. Фото: Сергей Козлов

Неожиданно вернувшиеся в Харьков Добкин и Кернес 23 февраля выступили перед собравшимися на площади Свободы антимайдановцами. Фото: Сергей Козлов

В ожидании Михаила Добкина активисты угощали рядовых чиновников и посетителей печеньем и кофе. Один из координаторов харьковского Евромайдана Дмитрий Пилипец тогда заявил, что до назначения нового губернатора никто из митингующих здание ХОГА не покинет. Неожиданно вернувшиеся в Харьков Добкин и Кернес 23 февраля выступили перед собравшимися на площади Свободы антимайдановцами. Губернатор заверил, что не намерен уходить в отставку и призвал «защитить Харьков от агрессоров». В свою очередь, городской голова заявил о готовности сотрудничать с новой властью для «стабилизации ситуации» и решать все вопросы мирным и законным путем.

Во время захвата ХОГА пострадали более сотни человек

Об ожидаемых провокациях со стороны антимайдановцев говорят все участники мартовских событий 2014 года. Однако то, что речь будет идти фактически о прямой интервенции со стороны России, экспорте боевиков, которые затем станут известными на Донбассе, вряд ли задумывались даже те, кто «заигрывал» с Кремлем, уверен экс-губернатор Харьковской области Игорь Балута. Тогда он уже знал о своем назначении, произошедшем фактически накануне первого штурма ХОГА. 1 марта участники антимайдановского митинга «За Харьков» прорвали оборону евромайдановцев и установили на крыше админздания триколор. Вспоминая участие в митинге под российскими флагами Михаила Добкина и Геннадия Кернеса, после которого и начался захват, Балута говорит:

«Это показательное выступление было сделано для того, чтобы показать, кто в регионе хозяин. Местная элита, как и Ринат Ахметов, наверное, думала, что сейчас они щелкнут пальцами – и все остановится. Но на тот момент опьяненные захватом Крыма, оккупанты думали уже по-другому. Более того, российский след тогда уже четко проглядывался».

Просматривая фотографии и видеозаписи, харьковчане среди участников митингов опознают «Моторолу». А Владимир Чистилин уверяет: евромайдановцы видели Игоря Гиркина-Стрелкова возле гостиницы «Харьков», до того, как он прославился созданием тергруппировки «ДНР».

То, что первый штурм ХОГА обошелся без жертв – счастливая случайность, считает активный участник Евромайдана, известный писатель Сергей Жадан. Ведь против подготовленных вооруженных боевиков были мечтатели в строительных касках и деревянных латах.

Об ожидаемых провокациях со стороны антимайдановцев говорят все участники мартовских событий 2014 года. Фото: Михаил Венчук

Об ожидаемых провокациях со стороны антимайдановцев говорят все участники мартовских событий 2014 года. Фото: Михаил Венчук

«Украинские активисты не смогли объединиться, когда заняли ХОГА. Там собралось несколько групп, – вспоминает Жадан и перечисляет. – Были те, кто называл себя «Правым сектором», много ультрас, представители координационного совета Евромайдана… Хорошо помню, чем я занимался. Мы собирались тогда с группой молодых людей – IТ-шники, студенты, которые на Майдане даже не были, – и готовили план большой социальной программы для Харькова. Был как раз сбор рабочей группы, мы сидели на лестнице, когда начался штурм...»

По словам писателя, те, кто на тот момент оказался в облгосадминистрации, фактически стали заложниками в ловушке, потому что бежать было некуда.

«Никто не готовился к серьезным боям, силовому противостоянию, – подчеркивает Сергей Жадан. – Расклад сил был не в пользу евромайдановцев, ведь понятно, кто был по ту сторону баррикад – потому как туда свозили людей, подготовленных для штурма».

«Никто не готовился к серьезным боям, силовому противостоянию, – подчеркивает Сергей Жадан. Фото: Сергей Козлов

«Никто не готовился к серьезным боям, силовому противостоянию, – подчеркивает Сергей Жадан. Фото: Сергей Козлов

То, что среди этих боевиков немало россиян, говорит Сергей, тоже было ясно: по говору, по тому, как эти люди ориентировались в Харькове. С теми, кто находился в ХОГА, захватчики не церемонились – избивали палками, кидали камни и все, что попадалось под руку, травили газом. Во время столкновений пострадали более 100 человек, только чудом никто не погиб.

Организовали второй штурм Дома советов, чтобы создать «ХНР»

Больше всего вопросов вызвали действия местных правоохранителей. Ведь правопорядок на митинге, на который харьковчан и заезжих «гостей» пригласил мэр, охраняли десятки милиционеров. Силовики выстроились в оцепление вокруг площади Свободы, но разбушевавшаяся толпа с легкостью прорвалась через этот кордон, когда штурмовала ХОГА.

«Доверять кому-либо из силовиков было сложно, – вспоминает Игорь Балута. – Однако настоящие офицеры как и из СБУ, так и из МВД, первыми проявили инициативу и предложили помощь в сохранении правопорядка. В том числе руководство Университета внутренних дел и Нацгвардии. Именно курсанты в те неспокойные дни обеспечивали охрану центра города и облгосадминистрации».

Проректор ХНУВД по службе Анатолий Клочко практически все время находился на заданиях с молодыми ребятами. Пройдя службу в неспокойных уголках СССР, он очень беспокоился за подчиненных – ведь парни и девчонки не имели какого-либо серьезного опыта. Тех, кто стоял в оцеплении, надо было уберечь от толпы – в курсантов летели камни, петарды.

Фото: Сергей Козлов

Фото: Сергей Козлов

«Брусчатку на углу с Иванова разобрали полностью. У нас хоть и была экипировка, но как тут убережешься от кирпичей, ведь неизвестно, куда он полетит. Однако отказников или тех, кто испугался, у нас не было, – подчеркивает Анатолий Клочко. – Курсантов выделяли по мере необходимости – когда 30, когда 100 человек. Кому охранять правопорядок, определяли по мере загруженности, однако постоянно находились добровольцы. Даже девчонки и те просились в оцепление. Наша задача была – охранять правопорядок и, в конце концов, мы с ней справились».

Противостояние в городе обострилось 6 апреля. В тот день на площади Свободы пророссийские митингующие требовали проведения референдума по вопросу о федерализации и предоставлении русскому языку статуса государственного. Евромайдановцы тоже проводили сборы активистов, но в саду Шевченко. То были очень тревожные дни – выходить на площадь Свободы или к памятнику Шевченко было по-настоящему опасно, вспоминает волонтер и активная участница Евромайдана Инна Ачкасова.

«Несмотря на запугивания, все равно постоянно собирались сотни харьковчан. Город, таким образом, держался, – подчеркивает Инна. – В апреле же начали происходить совершенно дикие события. Это было после концерта. Ребята просто помогали грузить аппаратуру в машину. В итоге антимайдановцы отрезали их от колоны и избили».

За потасовкой в саду Шевченко последовал повторный штурм и пожар в ХОГА. На вопрос, почему так произошло, Игорь Балута уверенно отвечает,что на тот момент в городе скопилось немало россиян. Остановить ситуацию на подступах не удалось.

«У них было гранат больше, пластиковых пуль – неограниченное количество, а у нас все это заканчивалось, – поясняет Игорь Миронович. – Первое серьезное ранение произошло еще до пожара – одному из курсантов кинули за бронежилет светошумовую гранату. Парень был жив, но в тяжелом состоянии. «Скорая» добиралась полтора часа, так как не было возможности подъехать. А когда начался пожар, спасателям не давали подъехать три часа».

«Русская весна» сделала харьковчан более чуткими к чужому горю

Губернатор в момент штурма долгое время вместе с силовиками находился в ХОГА, а после корректировал действия из здания областного МВД. По словам Игоря Балуты, он изначально настаивал на силовом решении вопроса. Однако армейский спецназ, который в тот момент охранял харьковский аэропорт и взлетную полосу на авиазаводе, отвлекать не стали. Тогда министр МВД Арсен Аваков принял решение о привлечении винницкого «Ягуара», который в итоге и «зачистил» админздание. Было задержано 65 человек. Участники харьковских событий уверены: если бы в Донецке и Луганске события развивались по такому же сценарию, как в нашем городе, то войны на Донбассе не было бы.

Губернатор в момент штурма долгое время вместе с силовиками находился в ХОГА. Фото: Сергей Козлов

Губернатор в момент штурма долгое время вместе с силовиками находился в ХОГА. Фото: Сергей Козлов

«То, как поступили с людьми, выступавшими против конституционного строя, государственности Украины, для меня понятно, – отмечает Сергей Жадан. – Гораздо хуже, если бы в Харькове тогда началась стрельба, был бы разбомблен аэропорт. Я не знаю, насколько это будет убедительно звучать, но я был уверен, что все будет хорошо. Я не видел массовой поддержки сепаратистов. Для меня это был искусственно созданный конфликт. Единственное, что поражало – несостоятельность новой украинской власти завершить этот конфликт».

По словам местных активистов, именно те страшные события, которые происходили в городе весной 2014-го, смогли не только объединить харьковчан, но и сделали многих более чуткими к чужому горю.

«То, что мы занялись волонтерством, нас спасало от страха, – вспоминает Инна Ачкасова. – Мы понимали, что связываем Украину, а люди, которые потом бежали к нам из Луганской и Донецкой областей, видели, что тут не какие-то страшные бандеровцы живут, а те, кто хочет им помочь».

Волонтеры отмечают: все начиналось с небольшого офиса, куда приходили первые переселенцы из Славянска и Краматорска за информационной и гуманитарной помощью – продуктами, одеждой, лекарствами. Сначала по два-три человека, потом десятками и сотнями семей. Год назад эта цифра составила уже более 100 тысяч переселенцев, а сегодня волонтеры уже и со счета сбились.

Когда шли бои за города Донбасса, был организован пункт помощи на Южном железнодорожном вокзале, где встречали приезжающих из зоны АТО и помогали им сориентироваться в чужом городе. Позже была помощь с поиском жилья и работы, попытки заставить работать государственную машину соцпомощи. Так родились всем известные инициативы «Станция Харьков», а потом и АКЦентр.

По словам волонтеров и активистов, изначально поддержка представителей местной власти была довольно слабой. Фото: Сергей Козлов

По словам волонтеров и активистов, изначально поддержка представителей местной власти была довольно слабой. Фото: Сергей Козлов

По словам волонтеров и активистов, изначально поддержка представителей местной власти была довольно слабой, поэтому решать большинство вопросов, связанных с переселенцами, приходилось самим. Двери в кабинеты чиновников распахнутся позже, когда ситуация стабилизируется. Зато теперь на сцену выходят «новые герои». Так, нынешний губернатор Игорь Райнин, который в то время выполнял сугубо экономические функции, сегодня в интервью дает понять, что именно благодаря его усилиям в Харькове был сохранен мир и побежден сепаратизм. Такое поведение нынешнего губернатора Игорь Балута характеризует с иронией:

«Понимаете, героем надо быть тогда, когда это требуется. Человек себе должен отдавать отчет о своем месте, что он делал в тот период времени.

Но обижаться на Игоря Райнина, который подобно «товарищу Сталину, которому казалось, что он в партии № 2 после Владимира Ильича Ленина, и все, кто знали, что он не номер № 2, а № 22, – уходили «туда», «затирает» сейчас тех, кто действительно спасал город от «русской весны», Игорь Балута не собирается.

«Нагловатости иногда удивляюсь, а обиды – нет», – говорит он.

Напряженная обстановка царила в Харькове до тех пор, пока у памятника Ленину не разогнали палаточный городок сепаратистов, отмечают участники событий.

Существовал риск захвата не только Харькова, но и райцентров

Так называемая «русская весна» – это был период в истории города, когда казалось, что все погрузилось во мрак, вспоминает бизнесмен и волонтер Всеволод Кожемяко.

Фото: Всеволод Кожемяко / Facebook

Фото: Всеволод Кожемяко / Facebook

– На улицах, особенно в выходные дни, господствовали пророссийские «орки». Выйти туда с украинским флагом было равносильно самоубийству: они были воинствующие и агрессивные, среди них было много «приезжих».

Я несколько раз приходил на их «шабаши» на площади Свободы и вглядывался в лица лидеров, стоящих на сцене и «толкающих» речи, не мог найти ни одного знакомого лица. Естественно, пока там не появился Геннадий Кернес.

Зато в толпе я видел много знакомых харьковчан, даже из нынешнего состава городского и областного советов, которые находились там и, судя по их лицам, были воодушевлены этими событиями. Именно тогда, испытывая гнев и бессилие перед этой беснующейся толпой, я понял, что сделаю все, что в моих силах, для того чтобы этот ужас в моем городе прекратился.

Я был глубоко вовлечен в процессы противостояния с любителями «русского мира», тесно общался с новыми руководителями правоохранительных органов, с главой обладминистрации Игорем Балутой, с патриотически настроенными депутатами и бизнесменами, а также с представителями общественного сектора, в том числе харьковскими «ультрас» и волонтерскими организациями, роль которых в этой борьбе за украинский Харьков была тоже велика.

Сейчас уже можно говорить о том, что в этот период противостояния большая часть харьковской милиции была разоружена, а оружие было собрано и отвезено на склад под усиленную охрану, так как не было уверенности в том, что это оружие не будет направлено против законной власти. Так же мало кто знает, что риск захвата самого Харькова в мае 2014-го сменился риском захвата райцентров Харьковской области (Купянск, Барвенково и др.), граничащих с Луганской и Донецкой областями и Россией. Для того чтобы избежать такого сценария, группой бизнесменов были оплачены чартерные авиарейсы, которыми прибыли бойцы спецподразделений из Западной Украины для защиты райадминистраций от захватов пророссийских террористов.

Конечно, это было бы невозможно без оперативного принятия решений действующим министром МВД Арсеном Аваковым и командующим Нацгвардией Степаном Полтораком. Но совместная деятельность активистов, частного капитала и госслужащих в той экстремальной ситуации оказалась эффективной и предотвратила кошмар, который мы наблюдаем сейчас в Донецке и Луганске.

Мне смешно видеть, как «смельчаки», которые наблюдали за самыми «горячими» ситуациями того периода дома по телевизору, сегодня фактически сами вручают себе грамоты, а те, кто способствовал организации этих беспорядков, рассказывают харьковчанам о том, что они являются чуть ли не гарантами сохранения мирного Харькова. Мы все видели, все помним и не дадим им переписать историю под себя.

Отстоять Харьков от сепаратистов удалось благодаря нескольким факторам, считает Валерий Дема, бизнесмен, соучредитель БФ «Мир и порядок»:

Фото: rozvytok.kharkov.ua

Фото: rozvytok.kharkov.ua

– Граждане объединились, и силовые структуры оказались не такими прогнившими, как в Луганске и Донецке. При том, что не все у нас были особо патриотичными. Когда пришлось в одном из райотделов разговаривать с милиционерами, на вопрос: кто готов выйти с оружием – из 32 человек вышли только 6. Но в то же время те 26 не переметнулись на сторону сепаратистов. В Харькове люди были более решительными, а донецкие и луганские элиты думали, что играют в игры. Если бы Ахметов попросил прислать в Донецк подкрепление, туда бы тоже отправили «Ягуар».

Фото: atn.ua

Фото: atn.ua

В двух словах о событиях весны 2014 года не расскажешь, так как в тот момент потерялось ощущение времени и понимание происходящего, отмечает харьковский бизнесмен Александр Давтян и подчеркивает: если бы Харьков пал, то пала бы Украина.

"Я и мои друзья поступали так, чтобы сохранить, в первую очередь, мир и не отдать город на разграбление шайке бандитов и «титушек», которых подстегивали российские диверсанты. Если бы наш регион превратился в «ХНР», то Украины бы не было. Харьков был ключевым, очень важным городом. Отстоять Харьков удалось только благодаря жителям нашего города – настоящим патриотам Украины.

Неприятная история вокруг скандала с возможной фальсификацией результатов ВНО Председательша по-голландски звучит ужасно гордо
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 19
    Аноним:
    0
    0

    Думаю, что Харьков спасла аполитичность харьковчан, которые в основной своей массе не повелись на провокации с обеих сторон. И всё.

    Аноним:
    0
    0

    Ни хрена подобного, только количество патриотов смогло остановить русскую весну

    Аноним:
    0
    0

    Дрожали за свои деньги.Ахмет думал о Донбассе и людях .а вы пришли грабить его бизнес. Здесь только бизнес ни чего личного.

      Аноним:
      0
      0

      Спецназ должен был строевым шагом по территории маршировать? ВВП — это $ука по Фрейду,

    Аноним:
    0
    0

    Я работник ХАЗа. Никто никогда не охранял ВВП на заводе. Дня три видел курсирующих параллельно полосе бойцов с АКМ в количестве 2-3 человек. И все. Это охрана? Да, где-то с недельку поперек полосы ставили прицеп от грузовика, разрешая самолетам при необходимости садиться на грунт, но потом и это перестали делать.

    Аноним:
    0
    0

    Харьков — Молодец! Путин — Ху@ло!

    Аноним:
    0
    0

    Я лично был на митинге 22 февраля возле Дворца Спорта. Все действительно весело на волоске. Могло быть реально кровавое побоище. Авакову и Кожемяке — респект. Я лично сам знаю, что пишу

    Аноним:
    0
    0

    Аеропорт охраняли оочень серьезные ребята из 8 полка спецназа Хмельницк. На нашивках «За Україну, за її волю». С ними было спокойно работать. Смены авиадиспетчеров носили этим военным домашнюю еду/сигареты. Спасибо 8-му полку.

    Аноним:
    0
    0

    Ептыть. Патриоты спасли, ага. НЕ СЛИЛИ Харьков вот и все, НЕ ДАЛИ СЛИТЬ Аваков и другие. А Донбасс дали слить-делов-то. Почему то винницкий спецназ или полтавский (не суть важно) зачистил ОГА в Харькове. А на Донбассе никто не зачищал. В то время когда уже во всю тянули технику к Славянску, проезд на Донецк и Луганск был открыт. Пожалуйста присылай группу зачищай здание СБУ, бери под контроль все админ здания . Но нужен был конфликт. Вот и имеем…

    Аноним:
    0
    0

    Через пару месяцев мне стукнет 69 лет, но даже несмотря на это, я попрошу какую-нибудь берданку, если в мой родной Харьков попрут со своей «братской помощью» орды с московии, и запишусь в ополчение. Понимаю, что как боевая единица я не очень многого стою, но хотя бы одного бронекопытного бурята я отправлю в пекло, пока не завалят меня самого. По крайней мере, я не увижу, как в мой дом входят непрошеные гости. И если так поступит хотя бы половина харьковчан, то проклятая кацапня будет себя здесь чувствовать, как на раскалённой сковородке, даже если им удастся войти сюда.

    Аноним:
    0
    0

    Поддерживаю!!! Я пойду с Вами! Я — харьковская бандеровка и мой любимый Харьков и мою Украину не отдам!!! Даже ценой жизни.
    Слава Украине!!
    Слава нашим Патриотам!!!
    Україна понад усе!!!!

    Аноним:
    0
    0

    Справились тогда — справимся и сейчас.

    Аноним:
    0
    0

    Не стоит также забывать,как много значила моральная (на то время) поддержка Украины всеми цивилизованными странами. Она помогла нам мобилизоваться против этой гнусной русни и путинских прокладок.

    Аноним:
    0
    0

    Если бы мы, «аполитичные харьковчане» могли бы себе тогда только представить послемайдановский бардак в Украине, то смею вас уверить панове «патриоты», что не помог бы вам никакой винницкий «Ягуар». Мы, именно мы, простые харьковчане без приставки «патриоты» не отдали Харьков «русской весне». По смотрим какие будут нынешние осень и зима. Можем и передумать.

    Аноним:
    0
    0

    Менты в Харькове не бедные люди, прекрасно понимали, что с приходом оккупантов они станут нищими, у них будет все отобрано и все схемы по крышеванию развалятся, поэтому выжидали в кустах, куда ветер подует, сидели бы харьковчане поджав хвосты по домам, то моторыльники бы здесь уже мародерствовали. А в Донецке и Луганске все подчинялось рыгоахметову и как он решил, то и получили, было сказано переходить ментам на сторону кацапни и перешли, не думая и не размышляя, они подчинялись ахметке, как гитлеру, сказал, что сдавайтесь под мою ответственность и дружно почти все переметнулись. А в Харькове менты не давали собой вертеть, был всегда конфликт интересов, кто кому подчиняется. Гепе и допе менты не подчинялись, да что-то выполняли, заказы небольшие, но не подчинялись. Гепа уголовник, а менты как бы на защите законности работают, конфликтность заложена изначально в ситуацию.