10 февраля, 2018 - 11:05

Надежда на свободу. Как жена украинского бойца вызволяет его из плена "ЛНР"

Надежда Фурсова прилагает все возможные усилия, чтобы вызволить мужа из плена "ЛНР".

Накануне Нового года Украина произвела беспрецедентный по масштабам обмен пленными с самопровозглашенными «Л/ДНР». В результате на подконтрольную Киеву территорию вернулись 73 наших соотечественника. Одновременно в двух аэропортах ждали и удерживаемого сепаратистами бойца ВСУ, уроженца Харьковской области Романа Фурсова - однако в числе освобожденных его не оказалось. «Харьковская неделя» поговорила с женой военнопленного Надеждой, которая прилагает все возможные усилия для того, чтобы муж наконец-то вернулся домой.

Надежда Фурсова встречает нас на рабочем месте. Она - главный бухгалтер Харьковской хореографической школы. На дверях кабинета висит наклейка "Любимая бухгалтерия" – с перерывом Надежда работает в школе с 2004-го. С будущим супругом она знакома с самого детства – Роман нянчил ее.

- Я из Харькова, Роман из Малиновки Чугуевского района – там бабушки наши живут по соседству, рассказывает Надежда. - У него – бабушка Шура и у меня бабушка Шура, у него папа – Виктор Александрович и у меня папа – Виктор Александрович, очень много совпадений. Некоторые смотрят на нас и говорят – вы брат и сестра. Мама с папой говорили: «Смотри, это наш будущий зять». Так и получилось.

Роман закончил Харьковский институт радиоэлектроники (ныне – ХНУРЭ), по специальности он - инженер. После армии пошел служить в Башкировку, но к тому моменту они с Надеждой уже жили вместе. Быть вдали от нее Роману не нравилось, поэтому устроился работать охранником в тюрьму в Харькове.

- Работал на вышке, тяжело было, особенно ночью, - вспоминает Надежда. - Летом еще куда ни шло, а зимой очень холодно. Недолго там пробыл. Подрабатывал в строительных бригадах. Потом в нашей организации место появилось, я его сюда пригласила - он был заведующим технической частью детского балетного театра. Хороший, головастый, рукастый, в технике разбирается.

«Твоего Рому взяли в плен»

Роман эмоционально переживал тревожные события в стране. Во время Майдана собирался ехать в Киев, а когда началась война на Донбассе, хотел пойти добровольцем на фронт.

- Наверное, его семья все-таки удерживала очень долго, - предполагает жена бойца. - Я его сильно не пускала. Когда он заверил, что сейчас уже нормально – и кормят, и форму выдают, и не страшно – я сказала: «Ты мужчина, решай сам». Полгода проходил комиссию. У него проблемы со зрением – его не должны были брать. Но он выучил всю табличку – куда не показывали, называл каждую букву.

В июле 2016-го Роман подписал контракт в ВСУ, а в феврале 2017-го его отправили в зону АТО.  Боец командовал гранатометным отделением противотанкового взвода роты огневой поддержки.

- Сначала он рассказывал мне, что у них обучение, - вспоминает Надежда. - Я по телефону слышала выстрелы, а он отвечал: «Это полигон». До августа 2017-го не знала, что он воюет. Когда у сына был День рождения, мне свекр сказал: «Он в АТО, но ты не волнуйся, на четвертой линии». На самом деле с конца июня он был на первой линии в Луганской области.

С лета звонки с передовой прекратились – единственным способом общения супругов остались SMS.

- Мужчины, которые служили, рассказали мне, что если звонок засечен, туда могут направлять снаряды и стрелять. Я сама старалась не звонить, поэтому переписывались только SMS, - рассказывает супруга военнопленного.

Последний раз с близкими - сыном и кумом - Роман переписывался 22 ноября. Через три дня в бою под Крымским Луганской области его с осколочным ранением головы, рваной раной уха и травмой руки взяли в плен сепаратисты «ЛНР».

- Мой младший ребенок заболел, поэтому сильно новости не смотрела, - вспоминает Надежда. - В день обследования позвонил крестный и говорит: «Ты смотришь новости «Русская весна»? Я говорю: «Не хочу и не буду. Зачем мне это?» На что он ответил: «По-моему, твоего Рому взяли в плен, там его фото». Потом эту информацию подтвердила «народная милиция ЛНР».

Недавно Надежда разговорилась в Facebook с сослуживцем супруга, и узнала о том, что перед взятием Романа в плен товарищи безуспешно пытались вынести его с поля боя.

- Всю ночь его вытаскивали и не смогли, - рассказывает Надежда. - Он у меня крупный мужчина – видно, такая яма была, что не смогли вытащить. Он уже под конец им сказал: «Идите, оставьте меня». Я сначала думала, что ребята предатели, но оказалось, что они старались его вытащить, но чтобы не попасть в плен всем вместе и остаться в живых…

«До сих пор не знаю, где он»

Сразу после того, как Роман оказался в плену, Надежда стала искать людей и организации, которые теоретически могут помочь.

- Первым делом я обратилась в национальную полицию, - объясняет она. - Открыли производство, дали номер ЕРДР, с ним я сразу написала заявление в СБУ. Тут же написала [уполномоченной президента по мирному урегулированию ситуации на Донбассе Ирине] Геращенко и [уполномоченный Верховной Рады по правам человека Валерии] Лутковской. Обратилась к «Красному кресту», но там меня попросили сказать, где он, но я сама хотела бы это знать. Обратилась к ОБСЕ, но они не занимаются розыском.

Звонила Надежда и «уполномоченной по правам человека «ЛНР» Ольге Кобцевой. Та подтвердила, что Роман находится у них в плену, но не предоставила ей связи с мужем, поскольку сепаратисты "ведут расследование".

- Кобцева сказала, что у него воспаление легких, но они его вылечили, - рассказывает Надежда. - Я интересовалась у врачей: чтобы вылечить воспаление легких нужно минимум 21 день при очень хорошем уходе. Потом в интернете пошла информация о том, что у него туберкулез. Это тоже возможно, потому что в Луганской области много могильников – и при взрывах инфекцию действительно можно подхватить.

1 декабря жена военнопленного подала документы в Европейский суд по правам человека - уже через восемь дней она получила уведомление о том, что там открыли дело. Обращалась Надежда и к представителям церкви.

- Обращалась к владыке Онуфрию, - утверждает жена бойца. - Он должен передать списки с пленными Московскому патриархату. Говорят, РПЦ имеет большое влияние на Российскую Федерацию в лице Владимира Путина.

Накануне предновогоднего обмена пленными Надежда со свекровью отправилась встречать супруга в «Борисполь», а ее мама - в харьковский аэропорт. Родные верили: его включат в списки на обмен хотя бы потому, что он ранен и болен. Тем не менее, среди освобожденных Романа не оказалось. Был ли он в списках, Надежда точно не знает: ни украинские чиновники, ни сепаратисты ответа на этот вопрос не дают. Связи с Романом у нее нет до сих пор, где он сейчас - неизвестно.

- Я до сих пор не знаю его конкретного местонахождения. Он вроде как в госпитале, но в каком – неизвестно, - вздыхает Надежда. - Может быть, в больнице при СИЗО, перевели его в камеру или нет – я не знаю. В каком он состоянии сейчас – тоже не знаю. Прогнозов мне особо никто не дает. Сейчас все отписываются, что занимается этим СБУ. А в СБУ говорят, что эта информация, которую они не имеют права выдавать. 31 января была встреча в Минске, мне удалось передать письмо через СБУшников, но передали ли его на той стороне, я не знаю.

«Мама, я так по папе соскучилась»

У Романа с Надеждой двое детей. Старшему - 16 с половиной, младшей 24 февраля исполнится 11. Разлуку с отцом брат с сестрой переживают по-разному.

- У старшего сейчас в голове любовь, он переключился, - рассказывает Надежда. - У младшей моральная и физическая усталость, каждый день слезы, истерики, но ничего – мы разговариваем с ней, поднимаем настроение, как только можем. Она говорит: «Ты меня, мама, не понимаешь, я так уже по папе соскучилась!» Я ей: «Как же я тебя не понимаю – я сама по папе скучаю». «Да, ты меня понимаешь, но не так, как надо!» Как-то я ее не так понимаю.

Сама жена военнопленного внешне сохраняет спокойствие. О том, как сильно она ждет Романа дома, можно лишь догадываться.

– Мечтала, что уже 8 февраля его увижу – почему-то заложила себе эту цифру, но не получилось. Может быть, к 8 марта сделают подарок (следующее заседание ТКГ в Минске запланировано на 14 февраля – прим. «ХН»), – грустно улыбается Надежда. – Я чувствую, что когда мужа выпустят, он отдохнет, подлечится и опять пойдет отвоевывать мир на нашей земле.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.