Фотограф Полина Карпова: «Сейчас в моде постсоветская эстетика»

7 апреля 16:17
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
Фото: Елена Павленко / Facebook
журналист
 Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

25-летняя харьковская фотохудожница Полина Карпова стала известной благодаря эротической фотосессии в полуразрушенной балаклейской квартире, а также фэшн-съемке с вещами из секонд-хенда. Недавно Полина попала в число резидентов программы SWAP: UK/UKRAINE. Некоторое время она жила в Ливерпуле и фотографировала местных красоток. Мы поговорили с Полиной о том, чем различаются ливерпульские и харьковские девушки, мешает ли художнику борьба с сексизмом и какие тенденции сейчас продвигают модные фотографы.

«Жительницы Ливерпуля не знают, что такое умеренность»

– Полина, расскажите, как вы попали в Ливерпуль и как искали своих героинь.

– Я занимаюсь фотографией уже почти 9 лет из своих 25, мое основное направление – арт-фото. Я изучаю ироничную сторону повседневности своего поколения. Мои героини – в основном молодые девушки, мне почему-то легче снимать девушек. Я прошла на конкурс SWAP: UK/UKRAINE с идеей того, чтобы найти в Ливерпуле что-то локально интересное. Во всем мире Ливерпуль известен как родина группы «Битлз» и как город-порт. А меня в основном интересовал локальный контекст. Провинциальные города всегда имеют свою локальную особенность, мне интересно при помощи фотографии популяризировать эти особенности.

– Кто героини вашей фотоистории?

– Когда я только приехала в Ливерпуль, то заметила, то по центральным улицам гуляют очень яркие девушки. Это был октябрь, в городе – холодная дождливая погода, а эти девушки… Они были очень легко одеты. Жительницы Ливерпуля не знают, что такое умеренность в одежде и внешнем виде, у них гипертрофированные представления о красоте. Они никогда не выйдут на улицу без макияжа.

– Надо же! А ведь это говорят и об украинках – что наши девушки и за хлебом без косметики не выйдут.

– В Ливерпуле еще больше на этом помешаны. Они могут спустить 35 фунтов (около 1300 грн – прим. «ХН») в день на макияж в салоне. Их называют скауз-герлз, девушки-скауз. Скауз – особый диалект Ливерпуля и его окрестностей, он очень похож на наш суржик. Потому я добавила к портретам еще и звук – на выставке фото в «ЕрмиловЦентре» есть наушники, можно послушать этот необычный говор.

– Чем скауз-девушки кардинально отличаются от харьковчанок?

– Скауз-девушки всегда хотят добиться драматического макияжа. А еще у них есть такая очень широкая фирменная бровь – скауз-бровь. Они обожают шоппинг, ходить на тусовки, но никогда не надевают верхнюю одежду в пятницу вечером, поскольку раздевалка стоит 5 фунтов, а на эти деньги можно напиться. Трое из моих героинь учатся в местном университете на художниц.

– Среди этих фото есть и ваш автопортрет. Почему?

– Мне хотелось примерить на себя образ ливерпульской девушки, потому я попросила своих героинь меня накрасить. Это было в пятницу вечером, и после съемки я решила не смывать макияж, а пошла гулять в таком виде – и скауз-девушки, идущие навстречу, мне улыбались. Это как будто попадаешь в чужое племя, надеваешь маску, и они тебя принимают как свою.

«Мы для Европы – экзотика»

– Полина, что сейчас считается главной тенденцией в модной фотографии?

– Сейчас в этой сфере работает очень много молодых фотографов, которым слегка за 20 или даже нет двадцати. В наши дни в фотографии меньше канонов, чем было раньше. В моде сейчас постсоветская эстетика. Думаю, это из-за того, что Украина находится в центре внимания мира, ну и Россия как агрессор. Потому эстетика наших стран тоже стала очень модной. В Европе нет раздолбанных тротуаров, панельных микрорайонов, потому они едут к нам за локациями.

карпова2

Европейские фотохудожники любят постсоветские локации. Фото: birdinflight.com

– Модные фотографы Европы хотят работать в украинских городах?

– И не только. У нас можно купить в секонд-хенде «мастерку» – разноцветную спортивную куртку – за 20 гривен, а в Европе она будет стоить 50 фунтов. Мы для Европы – экзотика, потому многие артисты, которые снимают кино и клипы, приезжают в Киев ради локаций, например читальных залов. И люди зарабатывают на этом – те же библиотеки киевские.

– У вас в этой эстетике выдержана серия работ из Балаклеи?

– Это очень старая серия фотографий, она датируется 2011 годом и называется «SEXY-раритет». Она в чем-то немного документальна. Локация – реальный жилой дом в Балаклее, там никто не живет, там нет никаких коммунальных удобств. Модель сейчас стала «Инстаграм»-королевой, у нее много подписчиков, а тогда она просто попросила меня сделать несколько снимков, и это было мое, наверное, первое столкновение с постсоветской эстетикой – я никогда не видела дома с такой концентрацией ковров, всего этого. И эта девушка, кстати, тогда говорила на суржике – наша местная скауз-герл в каком-то смысле.

– Кстати, она вызывающе-сексуально выглядит на этих фото. Сейчас это противоречит тенденции борьбы с сексуальной объективизацией женщин. Как фотографу удается лавировать между желанием показать эротику на снимке и этой новой социальной тенденцией?

карпова1

Серия «SEXY-раритет» оказалась слишком эротичной для Берлина. Фото: birdinflight.com

– К этой серии фотографий было много вопросов за границей. Немцы вообще не хотели смотреть. У меня была выставка в Германии, они сказали: «Полина, пожалуйста, не показывай нам эти снимки, мы от этой порнографии устали, у нас этого очень много». Есть такой шаблон, что в Германии снимается много порно. Когда я приехала в Ливерпуль, мой куратор спросил: «Как ты относишься к объективизации женского тела? Почему ты снимаешь девушек, как будто ты мужчина?». Меня этот вопрос поставил в тупик – я реально об этом никогда не задумывалась. Помню, что первое время я просто подрабатывала фотосессиями, а девочки, конечно, хотят выглядеть привлекательно на снимках. Они же их заказывают, чтобы понравиться какому-то мальчику или аватарку обновить. Я же обращаю больше внимания на композицию и цветовую гамму, а не на то, насколько сексуально привлекательной выглядит девушка. Сейчас я уже сама говорю модели, что мне нужно.

– Еще одна тенденция – бодипозитивизм – тоже набирает обороты. Все больше полных, или не очень молодых, или просто отличных от общепринятых стандартов женщин украшают обложки модных журналов. Как вы к этому относитесь?

– Так получилось, что мой тип красоты – это девушка, которая похожа на ребенка и выглядит намного младше своих лет. Вот моя главная модель – и моя лучшая подруга – она выглядит очень молодо. Хотя к бодипозитивизму я отношусь спокойно, позитивно. Одна из моих ливерпульских героинь – именно такая бодипозитив. Думаю, она не парится по поводу внешнего вида и она очень гармонична.

– Почему вы не работаете с профессиональными моделями?

– Они загнаны в шаблоны, которые знают, их трудно отучить. В последнее время я часто снимаю актрис из театра.

– Говорят, фэшн-фотография умирает, потому что умирают глянцевые журналы – их не покупают, все в интернете. Это правда?

– В этом есть доля правды, хотя в Европе в любом магазине есть целая стена фэшн-журналов и молодежь покупает их как предметы искусства. Но мне как экономному и практичному человеку стопка журналов не нужна, меня привлекает формат выставок. Странно видеть фото за пределами электронного носителя. В прошлом году собиралась выпустить фотокнигу, но мне так не понравились мои фото в бумажном варианте, что я решила отложить этот проект.

Комментариев: 0
Жизнь за Украину. «Нужно остановить эту орду на Донбассе, чтобы она не пришла в Харьков» Клип украинской группы победил на конкурсе кинематографистов в Лос-Анджелесе
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы