Беззащитный старый Харьков: почему разрушаются знаменитые здания?

16 декабря 9:57
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
Фото: Елена Павленко / Facebook
журналист
Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Десятки старинных харьковских зданий оказались под угрозой уничтожения. Даже такие знаковые сооружения, как Госпром, беззащитны перед разрушениями, поскольку статус памятников местного значения не спасает их от сноса или перестройки. «Харьковская неделя» разбиралась, почему закон не может защитить знаковые объекты.

Противостояние активных харьковчан и горсовета из-за намерения чиновников поставить памятник перед Госпромом закончилось в пользу общественности. Однако борьба обнажила главную проблему культурного наследия Харькова: любой памятник в любую минуту может быть разрушен, и никто не понесет за это ответственность. Благодаря давлению активистов чиновники задумались наконец о защите знаковых сооружений и создании историко-архитектурного плана города. Однако общественники сомневаются, что этих мер будет достаточно.

Выбросили из охранного списка

Дом Сурукчи на ул. Чубаря, где пел Шаляпин, дом по ул. Свободы, 35, несколько особняков на Мироносицкой могут не пережить ближайшие десятилетия. Памятники архитектуры разрушаются или перестраиваются нынешними владельцами и арендаторами.

Рядом с особняком по улице Свободы, 35 (бывшая Иванова) планируется строительство многоэтажного дома. От строительных работ стены особняка могут серьезно пострадать, но это никого не заботит – в 2008 году дом был передан компании «Спектр-сервис регион», а после – и вовсе исключен из списка памятников архитектуры местного значения. Архитекторы, которые делали оценку объекта, пришли к выводу, что только 20 % здания можно сохранить после реставрации. «Аутентичные останки не могут служить образцом строительной культуры прошлого», – заключили оценщики, не обратив внимания ни на ограду в стиле модерн, ни на сохранившийся в хорошем виде фасад, которые как раз и являются предметами охраны. Сейчас местные жители и общественные активисты опасаются, что дом будет разрушен. Харьковский антикоррупционный центр уже обратился в Министерство культуры.

Мы считаем, что дом был лишен статуса памятника без основания. Мы ведем переписку с Министерством культуры и пытаемся вернуть зданию охранный статус, – рассказал «ХН» глава правления Харьковского антикоррупционного центра Дмитрий Булах.

Заключение о том, что дом утратил историческую ценность, может дать любая фирма, которая имеет отношение к архитектурным проектам. По словам экспертов ХАЦ, в Харькове много лет существует схема, по которой архитектурные памятники лишаются своего статуса (см. графику). С этим согласны и профессиональные архитекторы.

Я думаю, эти вопросы лоббируются девелоперами и крупным бизнесом, потому что у нас проблема с охранными ордерами, проблема с наличием инструментов, – говорит архитектор, сооснователь Центра городской истории Евгения Губкина. – Это все вопросы крупной коррупции, которая касается земли, жилого фонда. В Харькове нет ни охранных зон, ни архитектурно-опорного плана, потому строить можно все, что угодно. Чтобы внести здание в список памятников архитектуры, нужно пройти семь кругов ада, но даже если он в списке, ему это ничего не дает, его можно из списка исключить одним росчерком пера.

Никто не наказан

Даже если памятник никто не «изгонял» из реестра, это не защищает его от разрушений и уродующих перестроек. Яркий тому пример – столетний дом по улице Пушкинской, 19 работы знаменитого архитектора Александра Гинзбурга. Весной этого года на крыше дома появились рабочие, постепенно там выросла надстройка. Оказалось, что памятник архитектуры уродуют по просьбе директора КП «Подземный город» Александра Гануса – ему принадлежат две квартиры на мансардном этаже. В 2013 году он получил согласование от Департамента строительства и архитектуры ХОГА на внешнюю отделку фасада, однако на проведение реконструкции разрешения не давали. Прокуратура начала уголовное производство.

На данный момент досудебное расследование продолжается. Разрешение на реконструкцию давали в Киеве, потому мы будем обращаться с иском в Киевский суд, – сообщила «ХН» пресс-секретарь прокурора Харьковской области Вита Дубовик.

Расследование не остановило строительство – памятник архитектуры теряет свой облик. Еще один более знаменитый пример – дом отоларинголога Степана Сурукчи на Чубаря, где в свое время гостили Федор Шаляпин и Александр Вертинский. В 2013 году стало известно, что собственники здания – а оно перешло в частные руки – готовятся его снести. Харьковчане обратились к городскому голове, и Геннадий Кернес пообещал, что памятник восстановят.

Собственник этого здания обязан за свои средства разработать проект, провести реабилитационные работы и вернуть особняку первозданный вид. Не знаю, когда это произойдет, но дом станет таким же красивым, как сто лет назад, – говорил тогда мэр.

Прошло четыре года – дом Сурукчи продолжает разрушаться, несмотря на наличие охранного договора – документа, в котором указан режим эксплуатации памятника культуры или архитектуры.

Непонятно, как нужно действовать в этом случае, – разводит руками руководитель направления культурных проектов БФ «Харьков с тобой» Елена Рофе-Бекетова, правнучка архитектора Алексея Бекетова. – Нужно найти механизм, который бы заставил собственника выполнять условия охранного договора.

Член Консультативного совета по охране культурного наследия при ХОГА Михаил Красиков подтверждает: практики наказаний разрушителей культурного наследия в Харькове нет.

Чаще всего никакие меры не принимаются. У нас уничтожили дом Марка Кропивницкого в Лопатинском переулке, в 2016 году собственник его снес, хотя он и охранялся как памятник. Мы пожаловались в Департамент культуры, они написали в прокуратуру. Прошел год, но виновник до сих пор не найден. Искать их нечего – всем известно, кому принадлежал этот дом, – говорит краевед.

По словам защитника харьковской истории, на его памяти не было случая, когда собственник или арендатор понес бы наказание за разрушение памятника архитектуры или культуры.

25394214_1233487956795816_121199536_n

Нужна реорганизация

Главная проблема Харькова в том, что функции охраны старины возложены на разные департаменты: культурные памятники охраняет Департамент культуры и туризма, архитектурные – Департамент градостроительства и архитектуры. В свое время Красиков обращался еще к губернатору Игорю Райнину с предложением разрешить только одному ведомству отвечать за культурное наследие. Чиновник согласился, однако объединение полномочий под одной крышей не состоялось. При Департаменте культуры и туризма ХОГА есть инспекция, но и ее полномочия ничтожны.

Это еще советская структура, и сейчас «пациент скорее мертв, чем жив». Мы написали письмо на адрес облгосадминистрации с предложением провести ревизию. В ближайшее время состоятся переговоры с замначальника управления культуры, предложили провести собрание и выработать новые критерии для деятельности. Функции инспекторов заключаются в том, чтобы обнаружить нарушение и сообщить об этом в Департамент культуры или архитектуры. И этого явно недостаточно, – рассказал «ХН» Красиков.

Помимо общественных инспекторов, при департаментах работают и штатные специалисты – у них как раз есть полномочия наказывать нарушителей.

У Департамента градостроительства и архитектуры есть полномочия штрафовать собственника, но они фактически не используют свои полномочия. В лучшем случае могут написать письмо в какой-нибудь правоохранительный орган, но на самом деле они имеют право составлять акты, штрафовать, – говорит Дмитрий Булах.

Эксперты ХАЦ обратились в ХОГА с предложением сделать публичной информацию о собственниках всех зданий-памятников – таких в Харьковской области более 700. В случае публикации этих данных на сайте департамента общественные организации, которые борются за сохранение культурного наследия, могли бы быстрее реагировать на факты разрушения зданий, помогая тем самым чиновникам выполнять свои обязанности. Но в департаменте ответили, что такая опция законом не предусмотрена. Впрочем, некоторые требования активистов чиновники приняли к сведению. При Департаменте строительства и архитектуры был организован общественный консультационный совет. Правда, по словам его члена, Елены Рофе-Бекетовой, он пока ни разу не собирался.

Чиновники говорят, что наконец-то занялись инвентаризацией объектов, представляющих историческую ценность, но конкретных цифр не называют.

Мы усилили работу по составлению охранных договоров, потому что это как раз тот документ, в который включаются те мероприятия, которые собственники или арендаторы должны выполнить, они делаются на основании соответствующих актов, – рассказал «ХН» главный архитектор Харьковской области Михаил Рабинович. – Специалисты вместе с арендатором или собственником описывают проблемы, они фиксируются в договоре, этот договор находится в Фонде госимущества, и мы по этому поводу работаем. Мы полтора года проводили инвентаризацию памятников по всей области, и количество охранных договоров увеличилось в разы.

План не идеален

Когда в начале 2017 года общественные деятели воспротивились установке так называемого «одоробла» на площади Свободы, они обнаружили, что площадь даже не определена как исторический ареал города, который подлежит особой охране. Более того – архитектурно-опорный план Харькова не утвержден. Он был составлен еще 10 лет назад и отправлен на согласование в Минкульт, однако Министерство вернуло документ на доработку и с тех пор о нем забыли. Вспомнили только после скандала вокруг памятника на площади и визита в Харьков министра культуры Евгения Нищука. Чиновники вновь засели за план и, похоже, в скором времени он все-таки будет принят. По информации Департамента градостроительства и архитектуры Харькова, «дорожная карта» утверждена в областном Департаменте культуры и вновь отправлена в Минкульт.

Я весьма скептически отношусь к этому плану и не уверена, что он будет утвержден министерством, тем более сейчас в Минкульте заявляют об обмене исторических ареалов. То, что они согласовали, очень далеко от идеала. Это было сделано впопыхах, общественность просто ставят перед фактом, ведь независимые эксперты не были привлечены к разработке плана. Группы состоят из чиновников и преподавателей университетов, которые являются зависимыми от государства, – говорит архитектор Евгения Губкина.

По ее словам, ситуация с охраной культурного и исторического наследия Харькова может измениться только тогда, когда независимые общественные наблюдатели будут включены во все комиссии, которые принимают решения об исключении памятников архитектуры из реестра или изменении их статуса. Михаил Красиков в свою очередь хотел бы увидеть, как виновные в умышленном разрушении здания или по халатности понесли бы наказание. По его словам, единственным уместным наказанием было бы обязать собственника или арендатора провести восстановительные работы за свой счет – первое подобное наказание положило бы конец практике переделов и сноса старинных зданий. Но пока подобной нормы нет, особняки, бывшие доходные дома и квартиры знаменитых людей, которые составляют лицо Харькова, могут быть уничтожены в любую минуту.

Что с Госпромом?

Еще весной этого года Госпром был внесен в предварительный Список культурного наследия ЮНЕСКО. Кандидаты могут оставаться на рассмотрении годами. Сейчас Департаменту градостроительства и архитектуры ХОГА предстоит подготовить для специалистов международной организации «портфолио» Госпрома.

Мы разрабатываем охранную программу Госпрома, до конца года должны согласовать ее с Министерством культуры. На одной из первых сессий облсовета в следующем году мы будем утверждать эту программу, один из ее пунктов – разработка номинационного досье. Это большой и серьезный труд, в котором будет участвовать и Минкульт, и мы, и Институт памятникоохранных исследований, и наши ученые, специалисты, архитекторы. Это будет фактически большая книга на двух языках о Госпроме со всеми историческими документами. Если мы утвердим программу в первом квартале, то со второго начнем ее выпуск и до конца 2018 года завершим, – рассказал «ХН» главный архитектор области Михаил Рабинович.

Госпром до сих пор не стал памятником национального значения, хотя документы еще летом были переданы в Министерство культуры. Загвоздка – в решении Кабинета Министров. В правительстве объектам не меняют статус по одному, обычно набирают до 5 таких объектов и одним махом принимают решение. Пока что заявка от Харькова в Кабмине одна.

Шаровку начнут ремонтировать

В следующем году историко-опорный план может появиться и у Шаровки. Знаменитая усадьба уже является памятником национального значения, однако даже такой высокий статус не защитил ее от разрушения и упадка. Многие годы в поддержание дворца собственник (областной совет) не вкладывал ни копейки. В прошлом году вход на территорию комплекса даже сделали платным, но и это не помогло. На протяжении 8 лет во дворце не было ни отопления, ни электричества, некоторые наружные постройки разрушились.

На последней сессии областного совета депутаты проголосовали за то, чтобы выделить из казны более 3 млн грн на разработку плана и противоаварийные работы. Документы чиновники обещают подготовить в первом квартале следующего года, чтобы весной приступить к ремонту.

 

Комментариев: 0
Город под залог. В Харькове не утихает эпидемия закладок Суд отправил Лесика в СИЗО
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы