Теракт в Волновахе. Родственники погибших обратились в Европейский суд

20 января 10:45
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
logo
журналист
Фото: for-ua.com

Фото: for-ua.com

Спустя два года после взрыва пассажирского автобуса в Волновахе, виновных в теракте не нашли, а семьи погибших подали жалобу в Евросуд. 

Сразу после теракта в Париже 7 января 2015 года мир всколыхнула украинская трагедия. 13 января на блокпосту «Бугас», неподалеку от Волновахи Донецкой области, взорвали пассажирский автобус, который ехал из Златоусовки в Донецк.

Теракт – как его квалифицировала СБУ – унес жизни 12 мирных жителей. Еще 19 – среди которых боец батальона спецназначения «Киев-2» – получили ранения. Позже в ГПУ заявили, что обстрел был произведен с околицы оккупированного боевиками Докучаевска. Снаряд реактивной системы «Град» разорвался в 12 метрах от пассажирского автобуса.

Тогда трагедия стала шоком для украинцев. Депутаты огласили 15 января днем траура по погибшим в Донецкой области, пользователи соцсетей запустили акцию «Я – Волноваха» («Je suis Volnovakha»), в Киеве, Мариуполе, Херсоне, Днепре, Львове прошли марши мира, а фронтмен группы «Океан Эльзы» Святослав Вакарчук заявил, что на протяжении года будет оказывать материальную помощь семьям погибших.

Впрочем, о теракте вскорости забыли. Последние упоминания о страшной трагедии в СМИ в поисковой ленте датируются концом января. Теперь о ней вспоминают только перед годовщиной.

Спустя два года после взрыва пассажирского автобуса родственники погибших пожаловались, что их не ставят в известность о ходе следствия. Кстати, адвокаты семей, предвидя неэффективное расследование дела, еще в 2015 подали жалобу в Европейский суд по правам человека.
Отцу 20-летней Инны, которая погибла в теракте, до сих пор тяжело вспоминать тот день.

Моя дочь ехала в Донецк, чтобы забрать свой диплом, – рассказал KHARKIV Today Александр. – Она окончила медицинский колледж. Собиралась выходить замуж, много чего планировала. Я не стал дожидаться, пока ко мне придут следователи, и уже на следующий день после смерти дочери сам поехал в СБУ Волновахи. Там мне сказали, что это был теракт, автобус обстреляли из «Града». После этого со мной больше никто не общался.

Привезти тело дочери домой и похоронить помогли друзья. Спустя два года после теракта он уверен: все уже забыли о трагедии.

 Мою дочь не вернешь и мне не нужна никакая денежная компенсация. Я готов ждать и 5, и 10 лет, пока жалобу рассмотрит Европейский суд, лишь бы виновные в убийстве моего ребенка были наказаны! – говорит отец погибшей девушки.

Сейчас харьковские правозащитники ведут дела двух семей, которые потеряли близких в теракте под Волновахой. Обращались ли родственники остальных жертв теракта к юристам, они сказать затрудняются.

Специалист по защите прав в Евросуде, советник юридической фирмы ILF Андрей Кристенко говорит: эффективному расследованию со стороны Украины, безусловно, помешал тот факт, что теракт произошел в «серой» зоне. Эксперты не имели возможности зайти на оккупированную территорию, однако также нельзя сказать, что они сделали все от них зависящее.

Есть общее правило: перед тем как обращаться в Европейский суд по правам человека, нужно пройти все круги ада в судебных инстанциях Украины, – говорит Кристенко. – Когда система не сработала внутри государства, мы передаем его на рассмотрение международного арбитра. Расследование должно быть быстрое и эффективное. Этого уже не было сделано украинской стороной в первые дни после события, в то время как ОБСЕ провело несколько расследований. По этой причине родственники погибших подали жалобу в Евросуд. Мы действуем в рамках статьи 2 Конвенции «Право на жизнь».

На место теракта и в Волноваху ОБСЕ выезжала три раза. Мониторинговая миссия исследовала кратеры от снарядов на блокпосту и установила, что ракеты были выпущены с северного или северо-восточного направления. На основании проведенной экспертизы Генпрокуратура сообщила, что огонь был открыт с расстояния 19 километров – с территории оккупированного боевиками Докучаевска. Обстрел велся не менее чем с трех установок «Град».

То, что сейчас человек, который каким-то образом связан с обстрелом этого автобуса, будет найден, фактически невозможно, – считает Андрей Кристенко. – Это может произойти только в том случае, если люди будут задержаны относительно других военных преступлений против Украины или придут с повинной. Но мы не можем быть уверенны, что человек, условно говоря, нажавший на спусковой крючок, еще не уничтожен ВСУ.

Юристы подали в Евросуд жалобу как против РФ, так и против Украины. На рассмотрение жалобы в Евросуде может уйти в среднем до 5 лет.

В таком сложном случае, возможно, первичным будет решение по межгосударственной жалобе. Украина тоже подала жалобы в Европейский суд по Крыму и Донбассу, – говорит Кристенко. – Быстро это не произойдет, поэтому у государства еще есть время, чтобы помочь людям прямо сейчас, показать заботу. Безусловно, мы будем делать акцент на большую сумму компенсации и, конечно же, нам важно будет признавать, что часть территории оккупирована, контролируется пророссийскими группами, а Россия финансирует сепаратистский режим.

Следствие засекречено 

Расследованием теракта – преступления «против основ национальной безопасности Украины, мира, безопасности человечества и международного правопорядка» – занимается Генпрокуратура.

Следствие засекречено, однако согласно открытым судебным материалам по факту теракта на блокпосту «Бугас», только 10 июня 2016 года ГПУ запросила доступ к документам, которые находятся во владении нескольких операторов мобильной связи. В списке — более 150 номеров. Кому они принадлежат – неизвестно.

Один день из жизни медсестры «Киборг» Анатолий Свирид: «Донецкий аэропорт нужно было взрывать»
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0