Сбежавшие из города-заложника. В Святогорске поселили первых людей из Авдеевки

3 февраля 10:15
журналист
Фото: Юлия Ворона / KHARKIV Today

Фото: Юлия Ворона / KHARKIV Today

Первых 80 человек, которые выехали из обстреливаемой Авдеевки, поселили в детском санатории в Святогорске.

Большинство эвакуированных – дети, которых вывезли на мирную территорию без родителей. Все они мечтают вернуться домой.

– Я Дима, мне 8 лет, и… нас вчера расстреляли.

В небольшой комнате раздается детский смех. Растерянный мальчик смущенно улыбается – он не понял задания вожатого и вместо рассказа о себе поделился тем, что врезалось в память.

Людей, которые выехали из Авдеевки, разместили в детском санаторно-оздоровительном комплексе «Перлина Донеччини» в Святогорске. После четырех дней обстрелов из тяжелого оружия - «Градов», артиллерии и танков - не много людей решились отправиться на безопасную территорию (в городе, по разным данным, проживают от 20 до 22 тысяч человек, до начала войны на Донбассе было около 30 тысяч). Массовой эвакуации, как в 2014-м, в 2017 году не произошло.

Первый этаж в одном из корпусов санатория занимают дети, которые приехали без родителей. Их организовали в один мини-отряд. Самому старшему здесь 17 лет, самому маленькому – 4,5. Главный у них – вожатый Дмитрий. 20-летний парень тоже переселенец, но уже со стажем: переехал в Святогорск из Горловки еще в 2014 году. Практически сразу устроился в лагерь, зимняя «смена» с ребятней для него – неподдельное счастье.

На втором этаже разместили семьи, в основном – женщин с детьми. Взрослые после обстрелов и стресса на контакт идут плохо, резко прерывают разговоры о ситуации в родном городе и всегда держат в руках телефоны. Несколько дней в Авдеевке нет связи, поэтому звонок или сообщение из дома – настоящая радость. В общей комнате с телевизором – вперемешку взрослые и дети. Из большой картонной коробки Ирина Безублая раздает яблоки. Женщина выехала из города с двумя дочерями, муж и пожилые родители решили остаться.

– Когда мы покидали Авдеевку в 2014 году, там был ад, – вспоминает Ирина. – Сейчас таких обстрелов нет, но жить там невозможно. Мы просидели три дня без света, отопления и связи. Воду на сутки отключали, но потом, правда, немного дали. Дети спать перестали, а взрослые... У меня дочери до последней секунды не хотели ехать – еле уговорила. За три года им надоело мыкаться по чужим углам и квартирам. Мы полтора года скитались – то в Киеве жили, то в Димитрове (сейчас Мирноград – прим. KHARKIV Today), и когда приехали домой… это чувство не передать.

Ирина выехала из Авдеевки с чистой совестью: детский сад, где она работает воспитателем, временно закрыли. Но не все люди решились покинуть дом. Некоторым просто некуда ехать, да и поддержка в виде круглосуточного обогрева и теплой пищи в палаточном городке придает сил. Кроме того, все надеются, что город без эвакуации боевики не посмеют сравнять с землей. Все, кого поселили в лагере, уверены: приехали сюда не больше, чем на неделю.

«Будем здесь, пока не закончится война»

По длинному коридору первого этажа босиком, как дома, носятся дети. Несмотря на прохладную температуру в помещении, многие одеты в футболки и легкие штаны. После ужина, который организовали в санатории, ребят отправляют в душ и готовят ко сну. В одной из комнат, где поселили мальчишек от 5 до 8 лет, идет бой полотенцами.

– Это мой брат, нас вчера разбомбило.

– Ничего не разбомбило – в крышу просто попало. А соседям прямо в дом и пробило стенку.

– А мне во двор три снаряда прилетели. Только не разорвались почему-то.

Пацаны, которые только что беззаботно дурачились, рассказывают жуткие истории наперебой и пытаются перекричать друг друга.

– Мы сами уехали. А папа и бабушка не могут – у них денег нет.

– А мою бабушку убило миной.

– Мне тут нравится, будем здесь, пока не закончится война.

– Солдаты постоянно нам помогают: воюют, сухпайки дают. Однажды – даже большой пакет еды. Когда мы уезжали, военные устроили палатку, давали бесплатный чай – это было классно.

Самый бойкий из ребят – пятилетний Саша – подходит ко мне вплотную.

– Там не то, что стреляют, там… – широко разводит руки и несколько секунд молчит. – Там вообще опасно.

Детские рассказы, от которых становится не по себе, длятся недолго. Вскоре мальчики теряют интерес к беседе и, как ни в чем не бывало, начинают бросаться пластилином.

Фото: Наталья Киркач / Facebook

Людей привезли в Святогорск 1 февраля. Фото: Наталья Киркач / Facebook

Ребята постарше пытаются унять малышей. В отличие от них, подростки расценивают ситуацию не как веселую поездку в детский лагерь. Для них это эвакуация, некоторые покидают свой дом не в первый раз.

– Сейчас в Авдеевке не такой ужас, как два года назад, – рассказывает 16-летний Вадим. – Тогда все прилетало в сторону жилых домов, в девятиэтажки. Сейчас обстрелы на промзоне. В 2014-м я уезжал на Закарпатье к родственникам, учился там, занимался музыкой. Был там, пока все не наладилось. И вот теперь опять… Многие, правда, не хотят уезжать. Просто людей все это уже достало, хочется нормальной жизни. Но они, наверное, уже забыли, что это такое, потому что очень мало дней, когда вообще не слышно выстрелов.

Детский галдеж затихает ближе к полуночи. Сморенные дорогой и эмоциями, дети наконец засыпают. В третьем часу ночи в одной из комнат заплакал ребенок. Спустя несколько секунд плач стихает.

– Это только с виду они такие беззаботные, а по ночам кричат. Бужу свою, спрашиваю: почему ты плачешь? Она не знает, – вспоминаю слова воспитателя Ирины.

Волонтеры на телефонах

Сколько еще придется принять переселенцев, в администрации лагеря не знают. Говорят: в последние дни живут «на телефонах». С питанием помогают международные и украинские фонды.

– Двое суток мы на ногах, – рассказывает волонтер БФ «Славянское сердце» Наталья Киркач. – Люди приезжают в разном состоянии, некоторые даже есть не могут. Очень хорошо в этот раз сработала Донецкая ОГА, но обеспечение переселенцев все равно в большей степени лежит на нас. Еды пока что хватает, нужна теплая одежда, детское питание. Мы не знаем, сколько людей к нам приедут завтра, ведь Святогорск – это Мекка переселенцев еще с 2014 года.

Прифронтовую Авдеевку боевики начали обстреливать из тяжелого вооружения ночью 29 января. По состоянию на 2 февраля бомбежка, несмотря на «письменные гарантии прекращения обстрелов российской стороной», о которых сообщал глава Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский, не прекратились. Несколько дней город отключен от электроэнергии, температуру в помещениях стараются поддерживать на уровне 17 градусов по Цельсию. По официальной информации, город покинули около 300 человек.

Мобилизовались и готовятся принимать жителей Авдеевки и харьковские волонтеры. В приграничном Изюме ищут места на случай возможного расселения, в соцсетях харьковчане предлагают варианты. «Якщо треба житло у Харкові, приймемо 2 сім'ї (6-8 людей)» – написал Олег Рыженко.

Комментариев: 0
    Кандидаты «на вылет». Шесть депутатов Харьковского горсовета могут остаться без мандатов Держава має любити грошима
    Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы