Переселенцы — на выход. Временно перемещенные в никуда

20 июля 9:11
журналист
Модульный городок. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today.

Переселенцы пришли рассказать о своей проблеме Зеленскому. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today.

Городок переселенцев недалеко от аэропорта доживает последние дни. К 1 сентября городские власти просят всех жителей съехать. За 5 лет войны на Донбассе обитатели модульных домиков так и не смогли ни вернуться назад, ни адаптироваться к новой жизни в Харькове.

Проводка, полы и сами конструкции пришли в негодность, модульный городок отработал свое – полагают в Харьковском горсовете. Это значит, что 300 жителям этого пристанища, среди которых 130 детей, придется найти для себя новое жилье. «ХН» побывала в модульном городке и узнала, чем живут его обитатели и есть ли у них шанс найти новый дом.

Металлические будки

Даже издалека эти боксы не похожи на дома: коробки, обшитые белым металлом. Между ними – детские площадки, кое-где растут цветы на клумбах, и повсеместно лежат толстые, пушистые коты. Люди, лишенные дома, пятый год пытаются воссоздать его подобие во временном пристанище, которое за пять лет успело стать постоянным.

Территория модульного городка огорожена забором, просто так сюда не попадешь. В беседке при входе сидят начальник по обслуживанию модульного городка Артур Стеценко и его заместительница. Мимо них никто не пройдет. После объявления о закрытии городка журналисты ездят сюда каждый день, начальство не скрывает, что визиты им немного надоели, тем не менее Артур Стеценко идет показывать нам и коллегам из Норвегии модуль, из которого недавно выселили жильцов.

Здесь все выглядит чистым и относительно исправным, несмотря на то, что срок эксплуатации помещения закончился. При входе есть небольшая дырка в полу.

– За пять лет это просто сгнило. Вот, посмотрите, пол просто играет под ногами, – Артур притопывает возле дырки. – Здесь была свалка, потом насыпали щебень, положили несколько бетонных плиточек, на них поставили модули. Контейнеры – две металлические будки, скрученные стяжкой, а между ними резинка. Начинается провисание потолков, деформация стен.

Модульный городок построили зимой 2015 года. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today.

Снаружи все контейнеры-дома опутаны электропроводами. Электричество здесь – все: на нем варят еду, на нем стирают, им греются зимой. Уже было несколько замыканий, следующей зимы и руководство городка, и чиновники горсовета боятся. То и дело звучит фраза: «Если что случится, кто будет отвечать?».

Транзитный городок поставили за деньги немецкого правительства в январе 2015 года. Здесь постоянно проживает чуть больше 300 человек. Предполагалось, что жилье станет транзитным: то есть переселенцы приедут, поживут полгода, а потом либо вернутся домой, либо найдут новый дом в Харькове. Четыре года спустя большинство жителей городка – все те же люди, что приехали сюда в 2015-м году. Покупать или снимать новый дом им не за что, а в родные города возвращаться уже некуда.

«Радуемся тому, что есть»

Только 13 человек из городка, по данным горсовета, ходят на работу. Однако во вторник утром здесь довольно пусто: кто-то ушел на подработки, кто-то – на поиски нового пристанища. На прачечной висит объявление об аренде жилья: там можно даже найти такие варианты, как квартира на Одесской по 2500 гривен. На практике все оказывается намного сложнее.

Людмила Кривоконева сидит на пороге своего бокса и звонит по объявлениям о сдаче недвижимости. Результаты пока не очень ее радуют.

– Однокомнатные квартиры мы даже не рассматриваем, у меня четверо детей. Ищу двухкомнатную или домик в ближнем пригороде. У меня ребенок занимается танцами, потому нужно такое место, чтобы можно было его сюда возить. Сдают такие, но для нас пока дорого, больше 5 тысяч. Далеко от Харькова даже бесплатно отдают, но что я там буду делать – дети же в школу ходят, – говорит Людмила.

Семья переехала в Харьков в 2015 году из Луганска. Возвращаться домой люди не хотят.

В городке сейчас живет 17 многодетных семей. Им предложили перебраться в социальное общежитие под Дергачами. Двухэтажный заброшенный дом реконструировали за деньги украинских и немецких инвесторов. Комнаты – от 10 до 16 квадратных метров, общие кухня и санузлы. Мать пятерых детей Виктория Поджарий готова переезжать.

– Я это общежитие не видела, но мы согласны. Понимаете, мы радуемся тому, что есть, потому что многое пережили: и в подвале сидели во время обстрелов, и всякое было, – рассказывает «ХН» Виктория.

Модульный городок. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today.

Виктория с мужем и пятью детьми готова переехать в общежитие. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today.

Они с мужем и детьми покинули Дебальцево только в 2017 году. Хотели поехать и раньше, но не было куда, а в Дебальцево все-таки была своя квартира. Наконец в модульном городке освободился бокс и многодетная семья переехала. У них теперь – две крошечные комнаты. В одной – кухня, другая уставлена кроватями, спят все вместе. Младший мальчик родился уже здесь. Муж Виктории работает на двух работах. Дома служил в управлении по чрезвычайным ситуациям, в Харькове удалось устроиться на предприятие специалистом по охране труда и найти подработку.

Муж еще одной Виктории – Мариненко – бывает в модульном городке очень редко. Нашел работу в Киеве, дальнобойщиком колесит по Украине. Виктория дома с двумя детьми: дочь-подросток ходит в школу, сыну 21 год, но у него – ДЦП, поэтому мать круглосуточно должна находиться при нем.

Виктория ищет дом, куда они могли бы переехать. Нужен именно дом, потому что сына на коляске она не сможет спускать по ступенькам. До 2014 года семья из Песок была зажиточной: свой дом, две квартиры. Сейчас не осталось ничего. У Виктории есть мечта – добиться от правительства компенсации за утраченное имущество.

– За пять лет мы не добились даже акта разрушений. Звоню на горячую линию Кабмина – пишут отписки, что не могут выехать в Пески. Но там и ОБСЕ, и армия стоит наша. Да что туда ездить – Песок нет уже, там нет ни одного дома, – возмущена Виктория. – Есть люди, которые могут там еще что-то продать, но наша ситуация, видите, какая. Если бы ребенок был здоров, поехала бы за границу и заработала бы себе на жилье. А так… даже 13 тысяч компенсации – мы бы купили какой-то старенький домик, начали бы его приводить в порядок. Хоть какой-то был бы сдвиг.

Тем не менее, переезду женщина рада – хоть какая-то перемена к лучшему: летом невыносимо жарко, зимой очень холодно, плесень, потолок уже начал трескаться.

Дом престарелых или интернат?

Новый дом ищут не все. Некоторым жителям модульного городка это откровенно не под силу. Здесь проживает 33 пенсионера, трое колясочников и еще несколько человек с разными группами инвалидности. Арендовать жилье для таких – большая проблема.

Пока начальник модульного городка Артур Стеценко показывает бокс, к нему подходит пожилой мужчина в спортивной одежде. Говорят о письме какому-то кандидату в депутаты, на помощь которого надеется переселенец.

– У нас нет возможности снимать жилье, только пенсионеры и инвалиды в семье. Теща – инвалид, я и жена – на пенсии. Пенсии – по полторы тысячи, куда тут снимать, – жалуется Владимир Бобров из Молодогвардейска.

В горсовете предложили пенсионерам переехать в гериатрический пансионат, а людям с инвалидностью – поселиться в интернатах.

– Мы предложили ветеранам, инвалидам пансионат на Московском проспекте – хорошее помещение с полным пансионом, от трусов до пальто. Но все сидят и ждут, что им квартиры дадут в центре Харькова за счет города, – говорит Артур Стеценко.

Никто пока ехать в интернаты не согласился – и это вызывает недовольство начальства.

– Что значит – хотят или не хотят переезжать? В Харькове есть ветераны, чернобыльцы, которые по 20–25 лет стоят в очереди на квартиры. Им сейчас скажут: «Подожди еще лет 15, а мы сейчас этих вот поселим, потому что они переселенцы». Нужно у харьковчан забрать и кому-то отдать, а почему? Я не понимаю, почему. Деньги на ремонт домиков нужно забрать у харьковчан и отремонтировать? Город пять лет тратит деньги, а государство не дало ни единой копейки, – Артур нервно крутит в руках «Айфон».

Чувствуется, что отношения между поселенцами модульного городка и начальством – довольно напряженные. Начальник и его заместительница ругают жителей за лень и безделье, те в свою очередь тайком жалуются на дороговизну жизни в городке. Женщина, которая просит не называть ее имя, выносит квитанцию. За комнатку в 14 квадратных метров она платит почти 2 тысячи гривен в месяц. Сюда входит счет за электроэнергию, водоснабжение и канализацию, а также вывоз мусора. Зимой в тех модулях, где две комнаты, счета достигают и 4 тысяч гривен.

Модульный городок. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today.

Артур Стеценко показывает неполадки в боксе. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today.

– Мы уже с ног сбились оформлять себе субсидии, но не можем, потому что это – не жилье, оно не считается жилым фондом. А в Днепре в модульном городке всем субсидии оформили, – рассказывает Людмила Кривоконева.

Трудно сказать, почему при такой дороговизне жизни и плохих условиях люди не переезжают сами. Скорее всего, им просто сложно найти подходящий вариант: многодетных переселенцев или переселенцев на инвалидных колясках сами арендодатели не хотят видеть в качестве квартиросъемщиков. Впрочем, есть и удачные истории переезда.

Татьяна Ширяева с мужем и тремя детьми оказалась в Харькове после того, как в 2015 году сбежала из Горловки, где снаряды рвались в 500 метрах от ее дома. Вначале снимали флигель на Баварии, потом им дали комнату в модульном боксе. Семья Ширяевых прожила там всего 7 месяцев.

– Думали, так получится сэкономить деньги, что-то накопить. Но там была очень гнетущая обстановка, – вспоминает Татьяна. – Многое зависит от того, какие люди тебя окружают. А там были люди в отчаянии, которые потеряли все.

Самой Татьяне справиться с тревогой тогда помогли танцы. Вскоре ее семья перебралась в арендованную квартиру на Алексеевку, получилось наладить бизнес в новом городе, устроить детей в кружки. Эта семья – случай особый. Из Горловки они приехали на своей машине. Еще в Горловке Ширяевы занимались предпринимательством: Татьяна – организацией свадеб и консультациями по грудному вскармливанию, ее супруг – изготовлением металлопластиковых окон. Не сразу, но им удалось построить новое дело в Харькове. У большинства жителей модульного городка ни подобного опыта, ни накоплений нет.

Пока неизвестно, как сложится судьба тех пенсионеров и нетрудоспособных переселенцев, которые отказываются переезжать в интернаты. Многие настроены решительно: например, Владимир Бобров готов купить палатку и поставить ее на обломках модульного городка, если его все-таки выселят.

В горсовете уверяют: никого насильно выгонять не будут. Но и решения проблемы тех нетрудоспособных граждан, которые не желают в интернаты, тоже не  знают.

80 % переселенцев не решили жилищный вопрос

В Украине проживает примерно 1 миллион 300 тысяч временно перемещенных лиц, которые оставили свои дома в Крыму, Луганской и Донецкой областях. 130 тысяч человек живут в Харьковской области. Советник Минсоцполитики по вопросам временно перемещенных лиц в Харьковской области Ольга Аверина говорит, что жилищная проблема остается самой актуальной для них. Помимо харьковского, в Украине действует 6 модульных городков в Днепропетровской, Запорожской, Херсонской областях. В каждом из них есть проблемы.

– Запорожский модульный городок находится на балансе Красного Креста, там несколько миллионов задолженности за коммунальные услуги. Там ситуация безвыходная – им периодически «Облэнерго» выключает свет. К сожалению, успешных модульных городков у нас нет, – рассказала «ХН» Ольга Аверина.

Модульный городок. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today.

Проживание в городке - недешевое удовольствие. Фото: Сергей Козлов/KHARKIV Today.

По ее словам, харьковский модульный городок действительно отжил свое, но предложение расселить пенсионеров и людей с инвалидностью в интернаты советница Минсоцполитики считает не лучшим решением. Строительство общежитий за деньги благотворителей – относительно неплохой способ справиться с проблемой. Помимо Дергачей, такие общежития есть в Изюме и Чугуеве. Но для людей на колясках они не адаптированы.

– Сейчас мы уходим от строительства социальных общежитий и остановились на поквартирном расселении. Это должны быть социальные квартиры. В Чугуеве и Изюме уже отобрали жилье, но из 130 тысяч переселенцев мы можем расселить только 800, – рассказывает Аверина. – 80 % зарегистрированных переселенцев – работающие, но не решившие жилищный вопрос. Одна семья переселенцев может за год поменять квартиру пять раз, и это создает большие проблемы – им нужно перерегистрироваться по новому адресу, задерживаются выплаты.

Были попытки решить жилищный вопрос на законодательном уровне. В 2018 году президент внес изменения в Закон «О социальном жилье», где предусматривалось создание жилья для людей с инвалидностью. На практике эти предложения не были реализованы. Совсем недавно, 26 июня, Кабмин выдал постановление о порядке формирования фондов жилья для переселенцев. У него тоже мало шансов на реализацию, поскольку фондов социального жилья в большинстве городов нет либо они ограничены.

Комментариев: 0
    На Белгородском шоссе автомобиль врезался в столб, водитель в больнице Прогулки по Харькову. Дмитриевский храм
    Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы