Куда уходят деньги Харьковского метрополитена?

21 января 13:30
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

С марта проезд в трамваях и метро может подорожать на 1 гривну. «ХН» выясняла, есть ли для этого основания.

В вагонах Харьковского метрополитена появились объявления о возможном повышении стоимости проезда в городском транспорте. В подземке – до 4 грн, в трамваях и троллейбусах – до 3 грн.

Поднять тариф якобы просят трудовые коллективы, которые беспокоятся о том, что из-за экономического кризиса им начнут задерживать зарплату.

Аргументы в пользу повышения стоимости за проезд у трудящихся железные. С 2017 года вдвое вырастут расходы предприятия на электроэнергию (в связи с повышением тарифа), а также на выплату зарплат из-за повышения минималки до 3200 грн.

Несмотря на то, что точная дата возможного подорожания не называется, часть харьковчан восприняли предупреждение как данность.

– Все дорожает, – делится наблюдениями строитель Николай, – и машинистам, и водителям трамваев надо кормить свои семьи. Это не к ним вопрос, а к нашей власти, которая никак не может побороть инфляцию.

– Безусловно, – говорит медик Лариса, – новые тарифы ударят по моему бюджету, ведь я каждый день езжу на работу и с работы. Но думаю, в нынешней экономической ситуации подорожание обоснованно.

Двойные дотации

Между тем в городском Антикоррупционном центре не уверены в необходимости повышения цен на проезд в метро и трамваях. Ведь оплата за проезд далеко не единственная статья доходов транспортников. Есть и другие.

В частности, в бюджете 2017 года уже заложено около 300 млн грн на поддержку убыточных коммунальных предприятий. А это означит, что каждый горожанин, включая младенцев и лежачих больных, уже потратил на подземку как минимум 200 грн.

И, по словам заместителя начальника Департамента транспорта горсовета Евгения Федорчука, эти деньги должны пойти на расчеты с энергетиками. Так зачем же еще и повышать тарифы, неужели этой суммы недостаточно?

Аукционы в кавычках

Кроме того, антикоррупционщики считают, что метрополитен мог бы экономить миллионы гривен, если бы проводил прозрачные аукционы при совершении госзакупок. И подчеркивают, что выводы об убыточности подземки (как, впрочем, и других КП) строятся на их собственной финансовой отчетности, без проведения независимого аудита, как этого требует законодательство Украины.

– Прежде чем обсуждать тариф на проезд в метро, и членам исполкома горсовета, и членам профсоюза необходимо ознакомиться с отчетом о деятельности КП «Харьковский метрополитен» и КП «Подземный город», – считает лидер фракции партии «Самопоміч» в Харьковском горсовете Тарас Ситенко. – Сейчас информация о финансовой деятельности предприятий является непубличной. Но давайте посмотрим на Киевский метрополитен. Почему там, при большей протяженности, при такой же цене проезда, предприятие является прибыльным, а у нас, в Харькове, убыточным? У меня большие сомнения в необходимости повышать стоимость проезда в метро. Думаю, что руководство предприятия ввело членов профсоюза в заблуждение.

В то же время эксперт ГО «Харьковский антикоррупционный центр» Евгений Лисичкин уточняет:

– Метрополитен занимает первое место в Харькове среди КП по «распилу» бюджетных средств через систему «Прозорро». Выиграть случайный участник на тендере метрополитена не может. Есть две сферы влияния, в которых находятся фирмы-победители торгов. Первая – это сфера влияния главы Холодногорской райадминистрации Максима Мусеева. Он же экс-заместитель начальника метрополитена и сын бывшего руководителя подземки Сергея Мусеева. Именно его отец придумал перевести часть сотрудников в частные фирмы, с которыми у КП заключены контракты на оказание услуг. Таким образом, с предприятия выводятся средства. Вторая сфера влияния – нынешнего начальника метрополитена Вячеслава Стаматина, мужа вице-мэра Харькова, главного юридического советника Кернеса Марины Стаматиной.

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Вечные директора

Примечательно, что среди фирм, контроль над которыми якобы принадлежит Максиму Мусееву, числятся ПБМП-753 и «Ваго-рев» (ремонтные работы от подвижного состава до электрических сетей), а также «Системы прогрессивной очистки» (клиринговые услуги). Хотя все эти работы могут и должны выполнять сами подразделения метрополитена. Ведь именно так происходит в других городах. Несложно предположить, что такая схема необходима для того, чтобы чиновники набивали свои карманы. По подсчетам аналитиков, только за последние 6-7 лет им удалось вывести около 1,5 млрд грн. Впрочем, после того как последние две фирмы «засветились» в уголовном производстве по факту хищения бюджетных средств, их участие в тендерах сошло на нет. А свободную нишу заняли фирмы, подконтрольные, по непроверенным данным СМИ, Вячеславу Стаматину. В частности, это такие предприятия, как ООО «Старсен», ООО «Турникет-М», ООО «Инвест-тур», ПВК Фирма «Ника». Все они специализируются на поставках нового оборудования (например, турникетов) и технологий. На последнем тендере ООО «Турникет-М» выиграла право предоставлять метрополитену услуги по техническому обслуживанию устройств автоматизированной системы оплаты проезда с предложением 11,19 млн грн.

– В данном случае слово «аукцион» надо писать в кавычках, – говорит Евгений Лисичкин. – Ведь предложение ООО «Турникет-М» всего на 14 тыс. грн меньше, чем ожидаемая стоимость метрополитена. За три раунда «аукциона» ООО «Турникет-М» и его фейковый конкурент вообще не снизили стоимость своих предложений. На 99,9 % эти два участника знали о предложениях друг друга. «Аукцион» позволил снизить ожидаемую стоимость всего на 0,12 %, или 14 тыс. грн.

По подобной схеме, говорят общественные активисты, проходят все торги, а директора фирм-победителей, среди которых люди якобы близкие к семьям Мусеева и Стаматина, пересаживаются в кресла директоров из одного КП в другое.

Например, бывший директор КП «Горэлектротранс» Сергей Почепецкий, при котором предприятие стало банкротом. Сейчас он помогает наладить работу еще одного убыточного коммунального предприятия – «Комплекса по вывозу бытовых отходов».

Город, которого нет

Еще одним источником дохода метрополитена должны быть средства от сотен частных предпринимателей, которые работают на территории подземки.

В 2013 году городским советом было создано КП «Подземный город», которое, по словам мэра Геннадия Кернеса, должно было привести в порядок переходы. В результате этого сотни предпринимателей попали в прямую зависимость от этого КП.

– Сначала, – рассказывает глава Объединения предпринимателей Александр Бережной, – владельцы киосков платили наличными по $12 тыс. за так называемую реконструкцию павильонов. А потом, уже по традиции харьковских рынков, свои же киоски арендовали у администрации КП. Причем аренда трехметрового киоска обходилась в 800-1000 грн, что как минимум втрое выше рыночной цены. А с параллельными доплатами за уборку, оценку, страховку суммы доходили до $2 тыс. за киоск. Кто не согласен, с тем договор не заключали.

Интересно, что в качестве обязательных платежей предприниматели должны оплачивать услуги все той же фирмы «Системы прогрессивной очистки» и обязательную страховку «от наезда автотранспорта». И это в подземном переходе!

При этом средства в бюджет города КП «Подземный город» приносит минимальные: в 2015 году было перечислено 358 тыс. грн, а за весь 2014-й – чуть больше 40 тыс. За 2016 год официальных цифр в публичном доступе, вопреки закону, пока нет. А вот финансовое состояние директора предприятия Александра Гануса, в отличие от городских доходов, росло как раз в геометрической прогрессии. По данным из открытых реестров, в его собственности находятся три квартиры – площадью 61,3 кв. м, 146,6 кв. м и 100,5 кв. м – и два элитных авто Land Rover и один Maserati Ghibli.

Почем реклама?

Тайной за семью печатями остаются и доходы метрополитена от рекламы. Все, кто хотя бы раз спускался в харьковскую подземку, обратили внимание, что рекламными плакатами оклеены практически все вагоны метро и станции. По данным из открытых источников, цены на рекламу в метро варьируются от 2 до 150 тыс. грн в месяц, в зависимости от пакета услуг. Но точной информации о том, сколько подземка зарабатывает на рекламе, – нет. Сообщать эти цифры руководство предприятия не желает даже депутатам.

Не ответили в КП «Харьковский метрополитен» и на запрос «ХН» о сроках повышения тарифов, а также об особенностях финансовой деятельности.

– Звоните на неделе, может что-нибудь придумаем, – заявили в пресс-службе подземки.

– Мы тоже повышение комментировать не можем, – заявил директор Департамента информации Харьковского горсовета Юрий Сидоренко, – это не наша инициатива, к нам никакие официальные предложения не поступали.

– На мой взгляд, цинично использовать работников метрополитена и «Горэлектротранса» для прикрытия своих желаний, – говорит соучредитель Харьковского антикоррупционного центра, депутат облсовета от фракции «Самопоміч» Дмитрий Булах. – Потому что мы все живем в этой стране и знаем нашу практику еще с советских времен, когда у нас используют обращения трудовых коллективов, физкультурников, деятелей культуры и так далее для оправдания своих низменных целей и реализации своих коррупционных схем.

Активисты настаивают: без проведения независимого аудита предприятий повышать тариф нельзя. Но вряд ли их услышат в горсовете. По предварительной информации, цена на проезд вырастет с первого марта.

Участники АТО ищут землю в черте города Прозорі вибори: чому політики бояться відкритих списків?
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0