Борис Севастьянов: Харьков стал больше слушать украинского

28 апреля 17:34
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
logo
журналист
севастьянов

Фото: Леонид Логвиненко

Музыкант Борис Севастьянов рассказал «ХН» о перемене музыкальных вкусов харьковчан, выступлениях в зоне АТО и судьбе фестивалей в регионе.

– Борис, изменились ли за последнее время музыкальные вкусы харьковчан?

– Частично да. По крайней мере, люди стали больше слушать украинского. На это есть и объективные, и законодательные причины. Я думаю, что это позитивный сдвиг. У нас стало гораздо меньше российской попсы и не очень качественной музыки.

– То есть люди чаще выбирают именно украиноязычные песни?

– В принципе язык не имеет значения. Я пишу и по-русски, и по-украински. Это не самая большая проблема.

– Стало ли музыкантам в Харькове сложнее зарабатывать?

– Не только в Харькове. Сейчас есть проблемы у всех, даже у топовых исполнителей. Во-первых, сказываются экономические причины. Люди стали меньше покупать и меньше готовы платить, поэтому многие артисты демпингуют. Реальные суммы, которые заявляются, мало кому платят, всегда присутствует торг. Плюс многие до войны ездили в Россию, там был большой рынок, сейчас он отрезан. Большинство принципиально туда не едет, а те, кто все же выступают в России, предаются обструкции, и часто очень справедливой кстати.

– Вы часто выступаете в зоне АТО. Какая публика вам ближе: военные или гражданские?

– Сейчас уже реже. Это совершенно разная публика. Конечно, мне проще выступать для военных, потому что перед ними не нужно себя сдерживать (среди песен Бориса Севастьянова о войне есть произведения с ненормативной лексикой – прим. «ХН»), я могу совершенно спокойно выложиться и ничего не стесняться. Для гражданских чаще исполняю лирику, песни на любовную тематику.

– Некоторые артисты любят говорить, что искусство и политика – несовместимые вещи. Вы придерживаетесь другой позиции?

– Не нужно путать. Политика – это определенный род занятий. А в нашем случае мы имеем военный конфликт. Поэтому, когда смешивают и говорят, что это все политика, я не согласен. В первую очередь это гражданская позиция, и почему музыкант не имеет права ее высказывать? Это совершенно нормально, я такой же гражданин страны, как и те, кто воюет, волонтерит. И как музыкант я вношу свою лепту.

– Уже несколько лет в Харьковской области не проводится фестиваль «Печенежское поле», который был достаточно успешным. Не пора ли его возродить?

– Многие фестивали на несколько лет действительно загнулись, но сейчас возрождаются. Например, в конце мая в Харькове мы будем проводить фестиваль патриотического творчества «Вартові Світу». На нем будут представлены военные песни, фотографии, литература. Для участия приглашаем бойцов АТО и волонтеров. Потому что много разных песен рождается под гитару и уходят в никуда, а тут у ребят будет возможность выступить. Плюс ко всему планируется «Мазепа-фест» (из-за финансовых трудностей в этом году рок-фестиваль переедет из Полтавы в Коломак Харьковской области – прим. «ХН»). Понятно, что эти фестивали пока не такие крупные, как «Печенежское поле», но они все-таки создаются.

– А как, по-вашему, готовы ли люди к веселью, учитывая, что три года все мы находимся в состоянии войны?

– Я бы не стал обобщать. Думаю, что большинство как раз в стороне от этого. Есть совершенно другие круги общения, где война не чувствуется. Люди готовы к фестивалям и даже те, кто так или иначе причастен к АТО. Это нормальная жизнь, ради которой собственно и идет война. Понятно, что здесь должен присутствовать какой-то такт. Дикости, которые себе позволяют некоторые харьковские рестораны, – салюты, публичное убийство животных, – это перебор.

Отличница понарошку: почему первому месту Светличной в рейтинге губернаторов нельзя верить Месяц после апокалипсиса. Как живет Балаклея сейчас
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0