Жизнь за Украину. «Верь, мы еще и до Крыма дойдем»

21 октября 10:25
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...

Пулеметчик 24-го батальона теробороны «Айдар» Геннадий Тома с позывным «Вуйко» был на киевском и харьковском Евромайданах, а в июне 2014 года уже освобождал от боевиков поселок Металлист в Луганской области. Его жизнь оборвала вражеская пуля вблизи села Георгиевка Луганской области.

– Я считаю, что настоящий мужчина должен быть таким, как мой Гена, – начинает рассказ о муже вдова Геннадия Наталья. – Когда возникали проблемы, он никогда долго не выяснял, почему так случилось и кто виноват, он всегда искал пути решения и находил их.

Геннадий Тома родился в селе Терновка Змиевского района. С женой Натальей познакомился уже в Харькове. В семье родилось две дочери: Мария и Лилия. Наталья вспоминает, что муж всегда был патриотом. Когда семья переехала жить в Коломак, Геннадий загорелся организовать там ячейку «Народного руха Украины».

– Ему удалось организовать эту «спилку», и она даже какое-то время просуществовала. Там не было выгоды никакой, была просто идея. Когда в 1999 году были выборы президента, Костенко (лидер «Народного руха» Юрий Костенко – прим. «ХН») набрал чуть больше двух процентов. Я помню, мы так радовались, ведь раньше он и процента не набирал… Наивные. Одним словом, до следующего года «спилка» не дожила, – рассказывает Наталья.

Геннадий постоянно учился, окончил техникум на механика холодильно-компрессорных установок, потом выучился на электрика и на сварщика. Наиболее оригинальным опытом Геннадия можно считать астрологию.

– Он выучился на астролога. Я не знаю, зачем это было ему нужно. Но ему было интересно расположение планет и как это влияет на судьбу человека. Он нарисовал мне мою натальную карту, – с улыбкой вспоминает вдова. – Но я думаю, он просто знал меня очень хорошо и с этой позиции ее составил.

геннадийтома

Геннадий Тома охранял дорогу на Луганский аэропорт

Избиение студентов на Майдане в ноябре 2013 года Геннадий Тома очень болезненно воспринял, все время ходил хмурым.

– Я прихожу, а он спрашивает: «Наташа, а ти чула, по телевізору сказали, що в Києві студентів побили». Я говорю, что слышала. А он мне отвечает: «А ти уяви собі, якщо там би наша Машка була?». Потом по нарастающей пошло – вот этот случай, следующий, и я вижу – меняется он, в нем все начинает закипать. Когда пошли первые убийства, он просто плакал по чужим людям, я понимала, что это так просто не закончится, – вспоминает Наталья.

После первых известий о расстрелах «Небесной сотни» Геннадий уехал в Киев, но после полутора дней вернулся домой.

– Мне потом младшая дочка говорила, что он вернулся сам не свой... Как в воду опущенный, – рассказывает Наталья.

Потом Геннадий примкнул к харьковскому Евромайдану: ходил на площадь, ночевал в облгосадминистрации.

– У него тогда все время барахлил телефон и дозвониться было невозможно. Я возвращалась с работы, хотела ему дозвониться, но не могла. Я ему начала набирать, но я так и не дождалась, а утром он уже пришел ко мне на работу, вручил апельсин. И потом он уже вернулся домой с температурой 39. Сильно заболел тогда, – вспоминает Наталья.

В мае 2014 года Геннадий Тома сам позвонил в военкомат, и уже 5 июня 2014 года ему пришла повестка и он уехал в составе батальона «Айдар» на тренировочную базу в Кривой Рог.

– Я даже не пыталась его отговорить. Он мне внушил такую надежду и веру в то, что он вернется. У него была по жизни такая фишка, что его что-то по жизни оберегало. Гена, когда ездил на заработки в Россию, первый раз он палец прибил, второй раз чуть болгаркой ногу себе не отрезал, в третий раз они в аварию попали. Ребята лежали полностью поломанные, а он отделался легкий испугом, только головой сильно ушибся. И постоянно каждая поездка туда заканчивалась чем-то таким, но все время возвращался. И в этот раз у меня не было ни малейших сомнений в том, что он вернется, – рассказывает вдова.

«Вуйко з лісу»

В «Айдаре» Геннадий взял себе позывной «Вуйко» неслучайно: семья жила в Коломакском районе недалеко от леса.

– Он как-то сказал товарищам: «А я Вуйко з лісу» – так к нему это имя и прицепилось, – говорит жена бойца.

Созванивались регулярно. Он всегда сообщал Наталье, где находится.

– Я у него спрашиваю: «Где ты?» А он мне отвечает: «Я – в Счастье». Я, правда, тогда и не знала, что есть такой населенный пункт. Говорю, я понимаю, что ты в счастье, а город-то какой? Он говорит: «Так и называется город – Счастье», – вспоминает вдова. – Кто-то мне сказал из ребят: «Не переживай и верь, мы скоро до Крыма дойдем», – говорит Наталья.

12 июля 2014 года муж позвонил и сообщил, что волонтеры едут в Счастье и могут взять Наталью с собой, но она была сильно занята по работе и предложила вместо себя отправить старшую дочь Машу.

– В трубке такое напряженное молчание повисло. И я сразу сказала: «Я приеду». И уже 12-го вечером была в Счастье, – говорит вдова и показывает в телефоне фотографию Геннадия. – Я так и не успела ему показать: сфотографировала, а телефон заглючил. Я тогда расстроилась, а он сказал, что через десять дней отпросится в отпуск и приедет домой. И не соврал. Домой приехал. Через десять дней… В гробу.

«Наташа, это не Гена»

21 июля 2014 года Наталья Тома весь день не могла дозвониться мужу: то трубку никто не брал, а то и вовсе телефон был отключен.

– Я уже легла после работы, поспала, смотрю пропущенный, когда ж я успела, я же все время с телефоном рядом была. Набираю, говорю: «Привет, где ты пропал? Я набираю, набираю, а у тебя-то выключенный». А мне отвечают: «Наташа, это не Гена». Я говорю, ну передайте, где он там есть, пусть трубку возьмет. А мне в ответ: «Наташа, это не Гена, и Гена трубку взять не сможет». Я удивилась: «А зачем вы тогда мне звоните? Пусть он позже сам перезвонит». А мне в ответ: «Гены больше нет». И сразу было непонятное такое чувство. Я что-то там еще говорила, о том, зачем меня разыгрывать и что этого не может быть, – вспоминает Наталья.

Со слов побратимов Наталья узнает, что 21 июля они удерживали коридор на Луганский аэропорт. Машина должна была привезти продукты нашим защитникам в аэропорту.

геннадийтома2

"Вуйко" с побратимами верил, что они дойдут до Крыма

– Водителя ранили. Начался обстрел, и его нужно было оттуда забрать. Я так поняла, что он поднялся в тот момент, когда начался обстрел и пошел на дорогу, чтобы прикрыть. Водителя раненого успели забрать, а ему пуля попала в сонную артерию, – вспоминает вдова.

Боевой побратим Геннадия Тома Евгений Городничук позже опишет те события на сайте «Незборима нація».

«Ранок 21 липня почався із шаленої артпідготовки. А потім понад 200 москалів і три танки пішли на 38 айдарівців, чотирьох десантників й один наш танк. Бій був запеклий. Атаку ми відбили, коридор утримали, вбили 78 москалів. Але втратили нашого «Вуйка». Побачивши, що треба прикрити відхід пораненого побратима, він, не вагаючись, залишився. І дістав кулю…», – писал Евгений Городничук.

В том бою погибли еще двое бойцов «Айдара» – Владимир Муха и Олег Михайлов.

Похоронили «Вуйко» в селе Шелестово Коломакского района. Наталья еще долго отказывалась принимать его смерть.

В июне 2015 года в Змиевском районе Геннадию Тома и его земляку Евгению Зернию, который тоже погиб на Донбассе, установили мемориальную доску. В феврале 2015 года Геннадий Тома был посмертно награжден орденом «За мужество» III степени.

Комментариев: 0
Аттестация садистов в погонах не касается Чуть не случилась вторая Зайцева. На Сумской иномарка въехала в здание
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы