Жизнь за Украину. «Иду за вас, чтобы мир был в Украине»

9 сентября 11:25
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
Бризгайло2n

Сергей Бризгайло обожал своих детей - Катю и Геру

Сергей Бризгайло по собственному желанию пошел в военкомат. Обстоятельства его гибели во время попытки деблокады Иловайского котла до сих пор неизвестны.

История Сергея Бризгайло до боли похожа на сотни жизнеописаний бойцов АТО, которые погибли в самом начале антитеррористической операции. Спокойная жизнь с планами на будущее, аннексия Крыма, понимание неизбежности войны, быстрое решение защищать Украину, учебка чуть менее месяца, Иловайск… Потом долгие месяцы надежды для семьи, три экспертизы ДНК, одна из которых отрицательная, темное пятно о последних минутах жизни и похороны. Но Наталья Рожок, мать двоих детей Сергея Бризгайло, по-прежнему ждет его дома. Она всем говорит, что своего мужа не хоронила.

Жена на четыре дня

В марте 2014 года, когда в Крым вошли «зеленые человечки», Сергей Бризгайло понял, что его мирная жизнь закончилась. Он не был далек от военного дела – служил в спецвойсках при Кучме, а в последнее время работал в охране. Приближение войны почувствовал в конце весны, а уже в июле пошел в Орджоникидзевский районный военкомат с просьбой забрать его на фронт. 31 июля в Башкировке (Чугуевский район) были назначены сборы. А через 22 дня стало понятно: отправляют на передовую, без конкретики, но точно не в «серую зону».

– Я не пускала. Георгию только исполнился год и месяц, но он постоянно повторял: «Мамуль, иду за вас, чтобы мир был в Украине», – рассказывает Наталья Рожок.

Ее женское счастье было таким недолгим. Сергея Наташа встретила за 4 года до этих событий и будто растворилась в нем – он полюбил ее дочь Катюшу, всегда делал с ней уроки, помогал и советом, и делом. Потом родился сын Гера. С Сергеем было настолько спокойно, что даже разговоров о том, чтобы узаконить отношения, не было: все было и так прекрасно.

– Он настаивал, что удочерит Катю, чтобы быть всем на одной фамилии. Но я была в нем уверена, знала, что он – навсегда. Но то ли у него предчувствие… – вспоминает Наташа.

22 августа, за день до отправки, они все-таки расписались – так решил Сергей. Он попросил свою Наташу приехать в Башкировку во что бы то ни стало к восьми часам утра, капитан Романцов стал свидетелем, в Чугуеве им выдали свидетельство – они муж и жена.

А 23 августа 92-я бригада отправилась на место дислокации. Наталья и Сергей условились заранее – несколько дней без связи, чтобы осмотреться и обустроить быт. Следующие три дня в телефонной трубке раздавались звуки, похожие на стрельбу. По телевизору потихоньку проскальзывали тревожные новости об Иловайске: наших брали в кольцо, двойное окружение, готовится прорыв, но Сергей настаивал, что их перебрасывают вроде бы в Дебальцево, но точнее нельзя сказать – куда пошлют.

– Так и 26 августа поговорили. Сказал мне: «Мамуль, береги Катю и Геру, люблю, все нормально». Я представить не могла, что будет дальше, – вспоминает Наталья последний разговор.

Нестыковка фактов и три экспертизы

Несколько дней тишины, тревожные новости из Иловайского котла, надежда на то, что 92-я бригада в другом месте, разбились вмиг. 29 августа, не дождавшись звонка, Наталья Рожок начала отчаянно звонить мужу, но безрезультатно: телефон то не отвечает, то отключен. Концентрация плохих новостей нарастала: стало известно, что Старобешево разбито.

– Я звоню и ему, и другу его – связь отсутствует, потом сыплются смс, что телефон в сети, но не отвечает. В 14:45 снова звонила, опять тишина, все повторилось и около 18:00. А потом в семь часов вечера позвонил друг, начал плакать и сказал, что их разбили, – буквально поминутно рассказывает события того черного дня Наташа.

Уже потом она узнает, что Сергея вместе с 92-й бригадой перебросили в Иловайск, они начали разгружать оружие, когда их «накрыли». Достоверно никто ничего рассказать не смог: противоречивая информация, которую до сих пор невозможно сложить, напоминает разрозненный пазл. Прилетела мина, в разные стороны разбросало всех, кто был рядом. Ни один человек не видел Натальиного Сергея мертвым – во всяком случае, сказать об этом никто не осмелился. Была кромешная тьма, земля вокруг гудела, каждый спасался, как мог.

– Друг полз как мог в сторону, а сзади ему кто-то говорил – ползи вперед, прямо. Он думал, что это Сергей. Но потом понял, что ошибся, – рассказывает Наташа.

бризгайлоо_n

Наталия Рожок с сыном и главным военкомом Харьковской области Юрием Калгушкиным (слева)

Другой сослуживец, которому удалось вырваться из котла, вроде бы видел его, «Панаму» (так Сергея Бризгайло называли в роте, поскольку под каской он носил головной убор), мертвым. Поверить в его слова до конца Наташа не смогла: несмотря на всеобщую панику, он не убедился, что Сергей мертв – да, он лежал вроде бы лицом вниз, но пульс никто не проверил, да и перевернуть обгоревшее тело не додумался. Лелеяла в себе надежду Наташа и в те моменты, когда брала телефон в руки – аппарат Сергея почему-то не был отключен длительное время. Она слала смс и постоянно звонила, ответа не было по-прежнему. Не исключено, что телефон мог попасть в руки сепаратистов (была информация, что его запеленговали на неподконтрольной территории), но не исключено, что аппарат подобрал кто-то из сослуживцев, с какой целью – неясно. Кто-то еще что-то говорил о якобы последних минутах Сергея, но эти слова тоже не стыковались с тем, что озвучивали ранее.

Дальше были изматывающие поиски, переговоры с главарем бандформирования «Бетменом», где якобы был военнопленный из Харькова. Его возраст не совпадал с годом рождения Сергея Бризгайло, но это не останавливало Наталью Рожок – она требовала поговорить с ним. Желание увидеть мужа живым двигало Наташей и во время экспертиз. Она искала хоть какую-то зацепку, добилась, чтобы Сергея внесли в список пропавших без вести. Дальше – стена: надежды не осталось после трех анализов ДНК.

– В первый раз был положительный результат. Но второй раз мне сказали, что среди мертвых моего Сергея нет. Третья экспертиза тоже была положительная – на 99 %, – вспоминает Наталья.

Уже после этого следователь перечеркнул все надежды. 31 августа, через год, Сергей Бризгайло вернулся на родину. Его похоронили на Аллее героев АТО на 18-м кладбище.

Его сын, Георгий, уже хорошо болтает и часто рассматривает фотографии отца у мамы на руках. А его дочь Катюша поступила в техникум, но так и не научилась жить без папы. Его Наталья по-прежнему ждет лучшего мужа и отца домой. Эту веру у нее никто не сможет отнять.

Комментариев: 0
Анастасия Худякова: "Ребят, теперь надо курить и тушить сюда" Жители домов у стадиона "Металлист" пытаются не допустить строительства многоэтажки
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы