Жизнь за Украину. «Если бы все можно было переиграть, я бы все равно ушел воевать»

8 июля 11:42
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ковшарь

Дмитрий Ковшарь служил в спецназе и отлично разбирался в тактической медицине

Три года назад, 4 июля 2015 года, солдат ВСУ Дмитрий Ковшарь с позывным «Ирокез» подорвался на минной растяжке на Бахмутской трассе, спасая тяжелораненого побратима. В результате взрыва погибли еще двое солдат. «Ирокез» был самым молодым из них, ему исполнился 21 год.

– Таких детей Бог дает только раз, – начинает свой рассказ о сыне Светлана Федоровна Ковшарь. – С детства мечтал быть как отец – полицейским. Экстрим всегда нравился. Ходил на охоту и великолепно стрелял. Но потом передумал и поступил заочно в Межрегиональную академию управления персоналом, а в октябре, когда ему исполнилось 18 лет, ушел по контракту в армию. День рождения свой в поезде встретил, так торопился. Из его класса только он один ушел в армию. Только мой сынок оказался настоящим мужчиной…

Дмитрий Ковшарь служил в 3-м отдельном полку спецназначения в городе Кропивницкий (бывший Кировоград – прим. «ХН»). Учеба ему очень нравилась. За плечами у Дмитрия было семь прыжков с парашютом. Старший разведчик быстро стал снайпером – как только сдал нормативы. Война за Украину для него началась в феврале 2014 года: во время волнений в Крыму он был на полуострове.

– Он мне ничего не рассказывал. Когда в отпуск приходил, его просили и в школе рассказать о том, как и где он был, но отвечал: «Придет время, и я все расскажу», – вспоминает Светлана Федоровна.

Ранение под Саур-Могилой

Следом за Крымом был Донбасс. Дома об этом узнали только спустя несколько месяцев. Сын сознался сам.

– Летом 2014-го пришел в отпуск, и я вижу, что не мой ребенок, вижу, что он сильно изменился, такой стал взрослый очень. Но я ничего не спрашивала, в тот же день вечером его друзья пришли, и они пошли в кафе. А уже пришел немного выпивший, расплакался и говорит: «Мама, я там был». А я не знала. А ночью флаг Украины повесил на дом, – рассказывает женщина.

ковшарь81

За плечами у Дмитрия Ковшаря семь прыжков с парашютом

В августе 2014 года Дмитрий Ковшарь принимал участие в боях за Саур-Могилу (Донецкая область), где был ранен в ногу. Вертолетом его эвакуировали в больницу в Днепре, спустя несколько дней перевезли в харьковский госпиталь.

– Когда он лежал дома, то узнал, что ребята из Кировограда попали в окружение. Рвался туда, пока не позвонили и не успокоили, что все вышли. Как-то к нему пришли ребята и спросили, принял бы он другое решение, если бы у него была такая возможность. Он ответил: «Если бы я пошел учиться на дневное, но началась война, я бы точно так же сделал – ушел воевать», – вспоминает Светлана Федоровна.

Едва оправившись после ранения, Дмитрий уехал назад в Кропивницкий. Его трехлетний контракт закончился, мать очень просила не продлевать его. Однако до особого распоряжения президента контрактников не отпускали, а Дмитрия перевели в 310-й отдельный инженерно-технический батальон в Новоайдар (Луганская область) водителем экскаватора, потом – санитарным инструктором батальона.

– Его побратимы рассказывали, что Дима был очень хорошо подготовленным и воевать, и людей спасать. В спецназе его обучили тактической медицине. Пока он там был, многих мальчиков спас. Раньше он у меня в таблетках вообще не разбирался. А как только пошел в десант – и уколы начал делать, и перевязывать, и в таблетках стал разбираться, – рассказывает женщина. – Однажды он мне рассказал, что на его руках умер командир. Сильно плакал и повторял: «Я ничего не смог сделать». Он понимал, что его место там, и нет ничего удивительного в том, что он бросился спасать побратима и погиб сам. Он не мог поступить по-другому.

Погиб Дмитрий Ковшарь 4 июля 2015 года около четырех часов вечера на Бахмутской трассе, недалеко от 29-го блокпоста. Он спешил оказать медицинскую помощь раненым бойцам. После эвакуации двух пострадавших остался еще тяжело раненный солдат Роман Цап. Но во время его транспортировки ребята зацепили растяжку. Прогремел взрыв. Вместе с Дмитрием погибли младший сержант Иван Смоляр и солдат Артем Романов.

Собирался сделать предложение

Незадолго до гибели с Дмитрием разговаривала его невеста Елена Красникова.

– Утром мы созвонились, он говорит мне: «Я сейчас уезжаю на эту трассу на блокпост. Я потом по возможности наберу». Он позвонил часа в три, сказал, что все хорошо, но он какой-то запыхавшийся был. Я спросила, что случилось, он ответил, что все хорошо, я тебя люблю, все нормально я наберу вечером. В шесть он должен был ехать обратно. Я ему звоню – не берет трубку. Я через минуту-две перезваниваю, выключен телефон, – вспоминает Елена. – Такого никогда не было: даже если был сильно занят, всегда брал трубку и обещал перезвонить. Я начала писать его сослуживцам. Одному парню написала, он читает сообщения, но не отвечает. Потом смотрю: вообще меня в черный список поставил. Я уже не знаю, что мне делать. Включили новости, и там кто-то сказал, что на Бахмутской трассе есть пятеро погибших. Позже эту информацию опровергли в Генштабе. Я позвонила и успокоила его маму.

ковшарь1

"Ирокез" (в первом ряду слева) был ранен под Саур-Могилой, но после все равно вернулся на войну

Всю следующую ночь девушка практически не спала. Когда ей наконец-то удалось заснуть, приснился Дмитрий. Во сне он успокаивал Елену и просил не переживать.

– Вся ночь прошла в каком-то таком аду – то сплю, то не сплю, то что-то снится… Очень сильно волновалась, я звоню – телефон же выключен. Потом мне звонит мама Димы и кричит в трубку и плачет. Я не поняла ни слова, что она говорила, но поняла, что случилось что-то плохое. Я подхожу к дому, стоят военные, мама в истерике, я поняла: все. Захожу в дом, а на полу валяется похоронка, – рассказывает Елена.

Уже на похоронах Димы Лена узнала, что он собирался сделать ей предложение, но не успел.

– Его сослуживцы мне рассказали, что он буквально через две недели должен был приехать домой, хотел покупать кольцо и делать мне предложение. Это я уже потом узнала. Раньше он говорил, что когда закончится война и все будет хорошо, то мы поженимся… – вспоминает Елена.

Похоронили Дмитрия в родном поселке Шевченково Харьковской области. Посмертно «Ирокез» был награжден орденом «За мужество» III степени и медалью УПЦ КП «За жертвенность и любовь к Украине».

Появились брат и сестра

Светлана Ковшарь вспоминает, что незадолго до гибели сын поблагодарил ее за то, что воспитала его таким.

– Сказал: «Спасибо, мама, за то, что вы с отцом меня таким воспитали». В 20 лет поблагодарил родителей. Я знаю, что он никогда бы нас не оставил, – со слезами на глазах вспоминает женщина.

Чтобы хоть немного заглушить боль потери, семья решилась на смелый поступок – усыновить ребенка. Планировали взять одного мальчика, но сейчас в семье Ковшарь двое детей.

– Мы собрали документы и поехали в Харьков. Нашли деток, у них умерла мама. Девочка и мальчик. Я говорю мужу: ну давай посмотрим, хотели же взять одного. Но их не разделяют. Потянем ли финансово? Взяли двоих, спасибо, волонтеры помогли и с одеждой, и с коляской, и с игрушками. Саше на тот момент шесть лет было, он почти не разговаривал, Эльвире – 1,8 года, – говорит Светлана Федоровна. – Раньше я плакала за Димой круглые сутки. Теперь заботы о детках, только ночью плачу, да и то не каждую ночь. Они оба носят фамилию Ковшарь и знают, что у них есть брат-герой Дима.

Саша в этом году окончил первый класс, Эля ходит в детский садик. Оба ребенка часто гуляют в местном парке, который в прошлом году был переименован в честь их старшего брата, почетного гражданина поселка Шевченково Дмитрия Ковшаря.

Комментариев: 0
Харьков сто лет назад: городские служащие на грани голода, мешочники вывозят хлеб из Харькова Охотники за пакетиками. Волонтеры избавляют Харьков от мусора
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы