Жизнь города. Харькову нужен большой молодежно-творчески-кулинарный хаб

6 марта 13:48
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
kuzubov
журналист
Фото: Александра Гелло

Фото: Александра Гелло

Сооснователь первого крафтового паба Харькова Black Door Pub Александр Седов рассказал «ХН» о культуре потребления пива в нашем городе и инициативах, которых не хватает Харькову.

- Что представляет собой крафтовое пиво и почему ваша команда решила, что Харькову нужен крафтовый паб?

- Пиво – это, по сути, сброженный сок зерновых культур. В XX веке многие страны сильно пострадали от "сухих законов", двух мировых войн - после Второй мировой пиво очень сильно коммерциализировалось. Любой коммерческий продукт массового производства всегда приходит к чему-то очень простому, максимально подходящему всем, к тому, что можно продать. К 80-м годам большинство пива превратилось в то, что мы знаем сегодня – это большие пивные бренды, обычное светлое некрепкое пиво, которое всегда окружено обилием рекламы. В то же время, как и в случае с независимой музыкой, искусством и живописью, начало появляться и независимое пиво. По сути, его подняли на себе энтузиасты, домашние пивовары, которые начали открывать первые пивоварни - со временем их назвали крафтовыми. Разница состоит в том, что они делают пиво не по команде начальника или отдела рекламы, людей, которые хотят его продать – они реализовывают свою творческую идею. Крафтовое пиво появилось в Украине около трех лет назад. Сначала приходили просто интересные европейские сорта, потом крафтовые, а затем начали появляться первые украинские пивоварни, которые начали этим западным крафтовым подрожать и варить пиво в их стиле. Мы долго капали им на мозги – мол, ребята, вам стоит поставить такое пиво, это будет востребовано,  но никто из них не был убежден. Поэтому в какой-то момент мы плюнули и пришли к тому, что кто, если не мы?

- Как ты сегодня оцениваешь культуру потребления пива в Харькове? Изменилась ли она за последние несколько лет?

- Харьков – крафтовая столица Украины. За год у нас открылось 10 крафтовых пабов – это рекорд, по всей стране в сумме столько же. Сейчас Харьков - город с самых большим количеством профильных заведений, с самым большим количеством кранов, наверное, с самым большим ассортиментом пива, поскольку к нам ездят все украинские пивоварни. Если смотреть на всю культуру, приход крафтового пива стал хорошим пинком под зад для старых пабов, которые долго сидели на фирменном светлом и темном, нескольких кранах импорта. Мы быстро приближаемся к правильному европейскому уровню, потому что у нас уже есть примеры для подражания, крафтовая культура других стран, и интернет, где можно взять всю эту информацию и перепрофилировать под нашу реальность. Правда, есть некоторые пивовары, которые из живого нефильтрованного вдруг превратились в крафтовое, есть заведения, которые продвигают этих не очень честных пивоваров, потому что это модно. В этом есть некая проблема.

- Можешь ли ты назвать усредненное пиво, которое в Харькове пьет посетитель крафтовых пабов и обычных заведений?

- В других заведениях – это любой светлый, темный сорт или пшеничное. Фирменное пиво очень популярно, но это гигантский обман, поскольку в основном все эти сорта варят 2-3 пивоварни, которые находятся неподалеку в соседних регионах. Они доставляют эти сорта в каждый бар, там их называют в честь своего заведения и это становиться самым ходовым пивом. Оно обычно дешевле импорта, делается небольшими партиями с какой-то степенью качества и уважения. Не могу сказать, что такое пиво плохое - оно вроде как создает ощущение эксклюзива, но в нем нет динамики. Что касается крафта, то наш усредненный сессионный сорт – это Ципа била или Ципа самотня, пиво на американском хмеле, с которого и стартовала крафтовая революция. Это местные виды хмеля, которые окультурили в Америке и у них есть свой уникальный хвойно-цитрусовый аромат.

- С какими трудностями в Харькове ты столкнулся при старте собственного бизнеса?

- Спать было некогда (смеется). На самом деле после последних наших революционных событий, когда мы начали этим заниматься, оказалось, что всего того, о чем рассказывали люди, запускающие собственный бизнес - коррупции, проблем с получением разрешений, лицензий, неожиданного прихода пожарных - стало намного меньше. Все можно сделать нормально, все можно оформить, получить. Не могу сказать, что все стабильно, но стало намного проще и, учитывая, что следом за нами открылась еще куча заведений, которые открывали обычные люди, Харьков оказался не таким страшным. Но всегда нужно держать пальцы.

- А как же ситуация с БТИ, когда вам сказали, что у вас есть два дня на то, чтобы покинуть помещение?

- Нам сказочно не повезло. С позиции Харькова это хорошо – здание БТИ классное, там достаточно много хороших помещений, которые можно отдать под достаточно неплохие бизнесы, под кафе – только не под бутерброды. Когда мы туда зашли, указ о реставрации здания был подписан, он уже существовал, но, как и со многим другим, – невозможно сказать, сколько пройдет между подписанием и прямым приведением в дело. В случае с БТИ это почему-то началось быстрее, вместе с реконструкцией Павловской площади. Нас предупредили заранее, за месяц, но должны были дать второе предупреждение за неделю, а в итоге дали за два дня. По сути, нам позвонили в пятницу и сказали, что к среде нас там быть не должно. Из-за нашего желания сделать что-то крутое в старой части города мы чуть-чуть пострадали, но это рабочий момент и не повод опускать руки.

- Каких инициатив – гастрономических или культурных – не хватает Харькову?

- Есть такое понятие как джентрификация, когда берут старые ненужные пространства, промышленные, складские и превращают их во что-то крутое. Харьков – студенческий город и можно было бы поднять инициативу, чтобы зайти туда и превратить это в большой молодежный квартал. Мне кажется, было бы здорово передвинуть нашу молодежную движуху в одну часть города – молодежь всегда будет гулять и пить, но хотя бы не будет мешать тому, кто там живет, и обустроить большой арт-спейс. В любых европейских столицах, Берлине например, есть молодежные хабы, где есть крафт, кофе, магазины одежды, где люди начинают свои маленькие бизнес-стартапы, проводят время, к тому же, все это еще и привлекает туристов. У Харькова нет проблем с хорошей архитектурой, красивыми местами, хотелось бы, чтобы все это было дополнено большим молодежно-творчески-кулинарным хабом. Например, в Нью-Йорке это происходило так – молодежь заходила в какой-то промышленный квартал, сама арендовала или выкупала помещение, ремонтировала. Место становилось модным, туда приезжали бизнесмены, отстраивали там какие-то лживые лофты, оно теряло популярность – молодежь шла дальше. У нас есть всего несколько вариантов, где можно это сделать. Скажем, в старом центре – территорией между вокзалом и Павловской площадью, там безумно красивые дома, улица Конторская невероятно красивая. Но это не промышленные зоны, а скорее жилые застройки, поэтому все зависает. Это отличная идея, которая была бы в плюс городу, но реализовать ее тяжело.

- Какие твои любимые локации в городе?

- Моя главная локация – это весь Харьков, потому что летом я езжу на велосипеде. Я всю жизнь живу на Холодной Горе, оказывается, в четырех километрах от озера, а я даже не знал об этом. Когда начал ездить на велосипеде, освоил прекрасный маршрут через бор, небольшую промзону, прямо к гидропарку, Новобаварской пивоварне - там куча прикольных мест, действительно здорово! Мне нравится Сортировка, тот же Карповский сад очень хорош, есть очень красивые куски Москалевки, ну и, конечно, наш оригинальный центр – все здания Ржепишевского, все, что строилось вокруг него, весь этот крутой питерский северный стиль, который нам внесли и который стал архитектурной основой города.

Доверие во время войны В горсовете гибель ребенка в модульном городке назвали несчастным случаем
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0