Заминированный Донбасс. Иностранцы учат очищать украинскую территорию от боеприпасов

26 мая 13:17
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 1,00(1)
Загрузка...
logo
журналист
Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

На землях, где в 2014-2015 годах шли жестокие бои, работают деминеры. Иностранцы учат очищать украинскую территорию от боеприпасов. Гуманитарное разминирование может длиться 10 лет, если война прекратится завтра.

В лесопосадке возле поселка Андреевка — недалеко от Славянска — тихо. До войны местные жители часто ходили сюда за грибами и устраивали пикники, в лесничестве разводили диких животных. Теперь территория ограждена красными вехами, через каждые несколько метров табличка гласит «Осторожно, мины!». В 2014 году около поселка — на горе Карачун, которая является стратегической высотой — шли бои. Из посадки постоянно доносятся звуки свистка. Это – сигнал для деминеров. Они уже больше года ищут здесь растяжки и боеприпасы, которые остались после боевых действий.

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Сейчас Halo Trust ведет работы на территории, контролируемой Украиной. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Работы по разминированию территорий в Донецкой и Луганской областях начались, когда в Украину зашла британская благотворительная организация Halo Trust. Ее специалисты проводили аналогичные операции в 19 странах и территориях, среди которых Нагорный Карабах, Камбоджа, Сомали, Ангола, Афганистан, Абхазия и Чечня. С осени 2015 года негосударственная организация начала обезвреживать Донбасс.

В 2014 году на участке «Андреевка-1» находились позиции ВСУ и велись активные боевые действия с вооруженными формированиями, – рассказывает руководитель группы разминирования Алексей Давидович. – В 2015 году тут произошел несчастный случай: двое местных жителей подорвались на растяжке, к счастью, они остались живы. Группа нетехнической разведки обозначила участок, и в апреле 2016 года мы зашли сюда на работы.

Сам Алексей из Краматорска, 15 лет работал строителем, в Halo Trust пришел в июне 2016 года. Говорит, сейчас работа деминеров на его родной земле важнее любой другой.

Я выезжал отсюда на полтора года, вывозил семью. После всех этих событий самое ужасное, что дети начинают заикаться… Надеемся, этого у нас больше не повторится. А работы нам хватит лет на 20–30, тут еще много придется чистить.

На участке, где работает группа Алексея (117 тысяч квадратных метров), саперы находили сигнальные мины на растяжках, заряды для подствольных гранатометов, бронебойные патроны. Из 18 боеприпасов пять были несработанными. Сама лесопосадка сейчас больше напоминает цивилизованный парк, разбитый на квадраты. Входить на территорию можно только в специальной амуниции – бронежилете и визоре (защитная пластиковая маска для лица). Ступать за красные ограничители запрещено: территория за ними еще не проверена, могут быть «сюрпризы».

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

До Halo Trust Алексей работал строителем. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Практически весь рабочий день деминеры проводят на коленях. У каждого из миссии — свой квадрат. Вначале прощупывают траву впереди себя руками, потом постепенно проверяют наличие лески, которую используют для растяжек, при помощи специального щупа. Только когда сапер уверен, что перед ним нет опасных предметов, он срезает траву. После еще раз проверяет землю металлодетектором. Так деминеры работают на протяжении 50 минут, далее 10 минут – время для отдыха. Так по 8 часов в день, в месяц — 22 дня в полях, 8 – дома.

«Ощущения, что все закончилось, нет»

Политика Halo Trust – обучение разминированию специалистов внутри страны. Желательно, чтобы люди были местными жителями, – так не придется тратить деньги на их проживание в гостиницах или съемных домах.

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Деминеры работают молча и сосредоточено. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Распорядок дня и правила у сотрудников гуманитарной миссии приближены к военным. Отвлекаться без разрешения руководителя группы запрещено, прекращают работы только после специального сигнала – свистка. В конце рабочего дня пройденный участок принимает руководитель группы. Кроме этого, на место работы спонтанно может наведаться врач для проверки наличия алкоголя в крови. Если окажется, что накануне сапер выпивал, его тут же увольняют. До февраля этого года для работы в полях в Украине набирали только мужчин, после появились первые женщины-деминеры. Маргарита, родом из Славянска, уже проверяет лесопосадку у Андреевки.

В Halo Trust я работаю с апреля. Почему пошла сюда? Я живу здесь, это моя страна. Да, работа опасная, но близкие отнеслись к моему выбору нормально. В 2014 году пришлось сидеть в подвалах, оказывать помощь пострадавшим. Но ощущения, что все закончилось, еще нет, – говорит девушка.

Маргарита, как и все деминеры, работает сосредоточено и молча. Говорит, самое сложное – это погодные условия. Работы ведутся круглый год, приостанавливаются с конца декабря до февраля. В сильную жару рабочий день, во избежание солнечных ударов, сокращается.

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Маргарита — одна из первых женщин-деминеров в Украине. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Здесь же, в Андреевке, работает Руслан. Он – переселенец. Вместе с семьей покинул оккупированный Донецк еще в 2014 году. После двух лет жизни в Ужгороде решил вернуться поближе к дому. Два месяца назад они вместе с женой устроились в Halo Trust. И пока Руслан ищет растяжки за пределами Краматорска, его супруга составляет карты минных полей Украины.

Самое сложное – это погодные условия: то жарко, то холодно, то дождь. Сначала у меня, конечно, были сомнения по поводу этой работы, но потом я посмотрел на методику и в принципе, если все делать по правилам, то ничего опасного нет. До войны в Донецке я был инструктором детско-юношеского туризма, мы развивали эту линию и уже даже открыли школу. Но потом, конечно, все поломалось…

За год на участке «Андреевка-1» деминеры проверили 22 300 тысячи квадратных метров. Работа по поиску растяжек – монотонная и кропотливая. За день человек может пройти на коленках несколько десятков квадратных метров. Выдерживают такую нагрузку не все. Однако бывшие офисные работники и разнорабочие не теряют чувства юмора, говорят: работа на свежем воздухе – это совсем неплохо. Несчастных случаев за время работы Halo Trust в Украине не было. Несмотря на это, с группой всегда дежурят два парамедика, готовые оказать помощь и при необходимости эвакуировать пострадавших в больницу Краматорска за 15 минут.

Хотят на линию огня

За два года в Украине организация, созданная в 1988 году в Афганистане бывшим полковником британской армии, расширила штат сотрудников до 150 человек. В роли тренеров здесь люди с реальным боевым опытом в горячих точках. Операционный менеджер Halo Trust в Украине, британец Николас Торбет, бывший военный инженерных войск, до этого побывал в Ираке и Афганистане. В последний раз Ник летал домой на Рождество.

Я был в Лаосе, Африке и немного в Камбодже. У вас программа немного отличается, потому что конфликт произошел совсем недавно, и сейчас продолжается. В Украине уровень образованности намного выше, чем в большинстве стран, в которых работает Halo Trust, поэтому тут гораздо интереснее работать, – говорит Ник.

По его оценкам, если конфликт прекратится завтра, то очистить территорию Донбасса от боеприпасов реально за 10 лет. Сейчас в Донецкой и Луганской областях работают 13 групп разминирования, несколько команд обследования, картографы, парамедики и админперсонал. В самую проблемную 30-километровую буферную зону и на линию разграничения деминеров не пускают. Хотя миссия надеется, что сможет поработать и на временно оккупированной территории.

Вся наша работа спонсируется международными донорами. Это правительства разных стран: Великобритании, США, Финляндии, Швейцарии, Бельгии, Германии, – рассказывает ассистент проектов Марина Лантух. – Наша работа строится на основе Меморандума о взаимопонимании с Министерством обороны. Командование АТО дает разрешения на проведение тех или иных работ в определенных областях, также мы работаем с Центром гражданско-военного сотрудничества. В Украине у организации нет разрешения на подрыв боеприпасов, поэтому, когда мы находим взрывоопасный предмет, на место приезжают сотрудники ГСЧС и обезвреживают его. Сейчас мы ожидаем начала работ в Новолуганском Бахмутского района. Это близко к линии соприкосновения, там 4 миллиона квадратных метров, которые нужно очищать.

Марина вспоминает: первый боеприпас, который нашла Halo Trust на Донбассе, – противопехотная мина МОН-50. Ее деминеры обнаружили в Беловодском районе осенью 2016 года. С тех пор коллекция в их офисе в Краматорске постоянно пополняется.

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

«Коллекция» боеприпасов в офисе Halo Trust постоянно пополняется. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

По дороге на тренировочный полигон Марина вспоминает, как в ее родном городе шли бои. Особенно страшным для нее стал обстрел военного аэродрома и жилых кварталов Краматорска «Смерчами» 10 февраля 2015 года (тогда погибли 17 человек и 47 были ранены). В уже мирном городе она гуляла со своим сыном и волею судьбы осталась жива – они спонтанно изменили время прогулки. Как только зашли домой, услышали взрывы на улице.

С тех пор город забыл о войне. Однако когда в 2016 году на окраине появились таблички «Осторожно, мины!», местные жители забили тревогу. Как оказалось, здесь обустроила тренировочный полигон Halo Trust.

Я давно знала, что к нам приехала Halo, но тогда девушек брали на работу только в офис, – рассказывает Анастасия Ванина, которая проходит курсы подготовки деминеров. – Как только их политика изменилась, я сразу решила идти. Я местная, мои родители тоже из Краматорска, поэтому нужно помогать в первую очередь для себя. Это нелегко, сильная нагрузка на ноги. Но пока что я выдерживаю, приспособилась. Честно говоря, я хотела подписать контракт на службу в армии, мой папа уже 2,5 года в АТО. Но пожалела маму, осталась дома.

Прямо на полигоне будущие деминеры чистят свое оборудование и аккуратно укладывают его в чемоданы. Контролирует процесс Самвел Степанян. Он родом из Нагорного Карабаха и уже 15 лет обучает людей в разных странах.

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Обучение деминеров длится пять недель. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Организация ведет постоянный набор деминеров. Срок обучения – 5 недель. После теории и практических тренингов людей отправляют на участки разминирования в Донецкой и Луганской областях. Зарплата деминеров – 8–10 тысяч гривен. Сейчас под присмотром международников тренируются 46 человек. После сдачи экзамена они сразу отправятся в поля – очищать свою землю от последствий войны, которая еще не закончилась.

В цифрах

1562 гражданских и военных подорвались на боеприпасах с мая 2014-го по март 2017 года, около 500 из них – гражданские, еще 70 — дети.

43 человека погибли от противотанковых мин в 2016 году, 58 – травмированы, 69 % жертв – военные.

87 гектаров территории очистила за два года Halo Trust.

464 единицы неразорвавшихся боеприпасов и мин нашли деминеры на Донбассе.

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

В лесопосадке еще остались воспоминания о войне в этих краях — блиндажи и окопы. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

На месте работы деминеров дежурят парамедики. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Деминеры работают в среднем по 8 часов в день. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Сейчас лесопосадка больше напоминает цивилизованный парк. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Деминеры проверяют наличие растяжек специальным щупом. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Практически весь день деминеры проводят на коленках. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Деминеры ищут растяжки на деревьях и в траве. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

В полях специалисты проводят 22 дня в месяц. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Настя проходит обучение на тренировочном полигоне. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Сейчас на полигоне проходят обучение 46 будущих деминеров. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Тренировочный полигон развернули на околице Краматорска. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Марина говорит, что за два года работы в Украине штат Halo Trust расширился до 150 человек. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Условия работы деминеров приближены к военным. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Halo Trust планирует также работать в буферной зоне и на линии разграничения. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Ник (справа) работает в офисе и ежедневно выезжает к деминерам в поля. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Каждый день группы деминеров заполняют таблицу выполненных работ. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Деминеры работают в Донецкой и Луганской областях. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

 

Пошкодження телекомунікаційних мереж загрожує інформаційній безпеці Закопают ямки. Почему 650 миллионов гривен не помогут харьковским дорогам
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0