Волонтер из Швейцарии: «Я не знал, что есть такой город – Харьков»

18 февраля 15:18
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
logo
журналист
Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Доминик Рувине. Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

55-летний ресторатор Доминик Рувине приехал в Украину из швейцарской деревушки Виссуа в 2016 году. Сейчас жалеет только об одном – что не начал помогать раньше.

Мы встречаемся с Домиником в офисе «АКЦентра». Здесь, с волонтерами, он проводит достаточно много времени. Иностранец приехал в Украину в конце июля прошлого года. Планировал оставить гуманитарную помощь и вернуться домой, однако задержался на полгода, вдруг обнаружив, что чувствует себя в Украине как дома. Он говорит только на французском и общается через переводчика. Однако на блокпостах, после проверки паспорта, говорит военным понятное «Спасибо».

В родной Швейцарии Рувине был ресторатором, а позже – водил грузовые авто. Уже два месяца Доминик ездит с харьковскими волонтерами в зону АТО. Уверяет: не боится и готов уходить на машине от обстрела, ведь в его стране каждый мужчина рождается солдатом.

– Доминик, в какой момент и почему вы решили приехать в Украину?

– Я хотел своими глазами посмотреть, что здесь происходит, потому что знал, что в СМИ много лжи. Знал, что есть проблемы, что тут существует определенная гуманитарная катастрофа, и мне хотелось помочь. Я хотел поехать не с пустыми руками, и обратился в несколько международных организаций, которые, по идее, должны заниматься помощью Украине как европейской стране, но не увидел ни у кого из них такого желания. Я понял, что ситуация похожа на ту, которая в свое время была в Югославии – там сильно страдали люди и мало кто оказывал помощь. Попробовав посотрудничать с организациями, я решил набрать по своим личным контактам продуктов, вещей и медикаментов, загрузить машину и приехать самостоятельно.

– Почему именно Харьков?

– Честно говоря, я даже не знал, что есть такой город. Та карта Европы, которая у меня была, почему-то заканчивалась на Киеве. Когда я приехал в Украину, хотел купить карту на французском языке, но не нашел. Потом я просто решил ехать наобум и оказался в Харькове. Наверное, я поехал по нужной дороге (улыбается). Я сам до конца не понимаю, как это получилось. В Германии у меня были знакомые, которые сказали, что в Харькове можно остановиться у кого-то на день-два. Оставаться здесь надолго я не собирался, потому что моей задачей было разгрузить машину. Но получилось любопытно: я приехал и все закрутилось само по себе.

– Помните свои ощущения, когда только приехали в Харьков?

– Я въехал в город, двигался по центральной улице, увидел палатку волонтеров (палатка «Все для перемоги» на площади Свободы – прим. «ХН»), и там начал свое общение с харьковчанами. Потом эти волонтеры нашли мне переводчика. Он вывел меня на Андрея Таубе, который взял мою помощь. Потом я познакомился со «Станцией Харьков», а затем – с волонтерами «АКЦентра».

– Помните первый город на Донбассе, в который попали?

– Попасная. Тогда я подумал: почему я раньше не приехал?

– Вам показалось, что ваша помощь здесь особенно нужна?

– Моя помощь может сама по себе ничего не решает, но психологическая поддержка – показать людям, что о них заботятся – очень важна. Я-то сам по себе ничего особенного не могу и финансов больших не имею. У меня есть только моя машина и желание помогать. Я езжу к военным. Хорошо, что получается туда приезжать, потому что люди меня уже узнают и видят, что я возвращаюсь. Обычно им кажется, что их бросили.

Мне все равно, кому помогать, военным или гражданским – это все люди. Я понял, что для меня также очень важно поддерживать семьи солдат.

– То, что вы увидели на Донбассе, сильно отличалось от того, что пишет ваша пресса?

– То, что я читал в пропаганде: украинцы – негодяи, сами ввязались в войну, убивают детей, нападают. Я не хотел в это верить. Мой приезд показывает, что это неправда. Вы, наверное, удивитесь, но если посмотрите франкоязычный интернет, то у вас создастся впечатление, что это Украина напала на Россию.

– Что для вас самое страшное на этой войне?

– Страшно было, когда мы попадали под обстрелы. Тогда у меня было желание вскочить в БТР и дать достойный ответ. Там неприятно то, что ты не можешь расслабиться, постоянно должен быть в напряжении и следить за ситуацией. А тяжелее всего, конечно, наблюдать за жизнью таких людей, как я, которые попали в эту зону. Военным проще, они знают, почему они там – что защищают свою страну, гражданское население, а обычные люди не понимают своего статуса. Но военным я тоже не могу завидовать. Когда я попал к военным в первый раз, мы привезли им большой волонтерский торт. Мы покушали, пообщались, а утром они пошли воевать и не все вернулись назад.

Фото: Facebook

Волонтеры «АКЦентра» зачастую помогают жителям маленьких прифронтовых поселков, о которых все забыли. Фото: Facebook

– Что говорят по поводу вашего отъезда в воюющую страну близкие и друзья?

– Некоторые считают меня дураком, некоторые – предателем, некоторые не понимают, чем я здесь занимаюсь. Честно говоря, они все меня немножко отпустили, в принципе, я даже потерял те контакты, которые у меня были.

– По приезду в Украину у вас были проблемы с правоохранительными органами? Все-таки вы иностранец, а гостей должны контролировать.

– Вообще да, меня контролировали (смеется). У меня даже был небольшой допрос. Но я это воспринимаю с юмором. Объясняю, что я не русский и не украинец.

– А сейчас уже оставили в покое?

– Честно говоря, раз в недельку бывает. Я даже особо не знаю, кто эти люди. Но по тем вопросам, которые они задают, я понимаю, что это представители спецслужб. Через моих друзей из профсоюза полицейских со мной вышел на связь человек из СБУ. Он сказал: учитывая то, что я уже засветился на Донбассе, я должен быть аккуратен, потому что могут и похитить в Харькове. Есть еще такой фактор, что кто-то теоретически может попробовать заработать на «богатом» швейцарском туристе.

– В Украине вы уже чувствуете себя комфортно?

– Абсолютно. Вообще-то я пытаюсь прижиться здесь. Вернуться в Швейцарию большого желания пока нет. Дело в том, что я в том обществе со многим был не согласен, все видел другими глазами, имел свое мнение, поэтому в принципе я не могу сказать, что я там чувствовал себя комфортно. Сам удивлен, что не могу сказать, будто мне здесь чего-то не хватает. Вообще интересно, что когда я пересекал вашу границу, посмотрел вокруг и понял, что я чувствую себя тут как дома. Приехал в Харьков и понимаю – вот здесь я уже точно дома. Если вы сможете это объяснить, я буду рад.

– Может потому, что вы выбрали для себя город, который находится ближе всего к войне?

– Может быть (улыбается).

В понедельник на улицы Харькова выйдут 400 правоохранителей Задержанные после перестрелки на Алексеевке дают показания следователям
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0