Смертельный квест. Молодежь ищет наркотики в аптеках и интернете

8 апреля 12:09
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
Фото: Михо Никипелов-Контрович / Харьковская неделя

Фото: Михо Никипелов-Контрович / Харьковская неделя

Борьбу с губительным дурманом сегодня ведут не только правоохранители. Так, осенью прошлого года Харьковом прокатилась волна погромов аптек. Молодые люди в балаклавах врывались в неприметные фармацевтические заведения и ящиками выносили кодентерпин, кодетерп и затем пытались передать их стражам порядка. А не так давно активисты вышли на пикет. Харьковчане требуют от Кабмина взять кодеиносодержащие препараты под строгий учет, чтобы рецепт после покупки оставался в аптеке.

«Крокодил» — доступный, но коварный

Во время рейда на Салтовке полицейские изъяли наркосодержащие препараты и направили их на экспертизу. Решается вопрос о привлечении провизора и администрации аптеки к уголовной ответственности. Ведь реализовывать подобные лекарства необходимо по рецепту. Однако нередко провизоры свободно продают таблетки от кашля молодым людям, которые кустарным способом изготавливают из них инъекционные наркотики, так называемый «крокодил».

Название животного едкой смеси дали, потому что уже после нескольких уколов в местах инъекций кожа начинает гнить и вздуваться, позже — покрываться коркой, напоминающую шкуру крокодила. Несколько лет употребления наркотика — и человек в прямом смысле начинает гнить заживо. Дело в следующем: чтобы аптечные таблетки от кашля превратить в наркотик, их смешивают с бензином, йодом, бытовыми растворителями, серной кислотой, серой, которая содержится в спичечных головках, и фосфором. И эту адскую смесь вкалывают, реже пьют. Срок жизни кодетерпинового наркомана не превышает 7 лет, а зависимость, и психологическая, и физическая, наступает уже после одной-двух инъекций. Именно поэтому «крокодил» называют наркотиком самоубийц.

Мужчина лет 50-ти просит называть себя «Виктор». На наркотики он «подсел» еще в юности — употреблял опиаты. Сейчас проходит лечение в реабилитационном центре.

В последнее время морфин и соломку в Харькове практически не достать, поэтому решил попробовать «крокодил», тем более что составляющие можно купить в любой аптеке. За месяц полностью убил здоровье — на ноге забились вены, она начала гнить, практически не могу самостоятельно ходить, — говорит Виктор, опираясь на палочку.

«Крокодил» практически невозможно бросить, — признается его друг по несчастью Александр. — Уже принял решение, осознаешь, насколько это страшно, а идешь по Харькову и практически в каждой аптеке в любое время суток можно купить кодетерпин. Цена вопроса 25–35 гривен — дешевле водки. И после этого ни работа, ни семья, ни учеба, ни собственное здоровье тебе не интересно. Главное — найти деньги еще на одну пластинку.

Официально этот препарат продается только по рецепту. Однако это не рецепт строгого учета, который остается у провизора, как в случае с трамадолом. Листок с назначением больной может унести с собой. В частных беседах провизоры сознаются: некоторые владельцы аптек ориентируют их именно на продажу кодеиносодержащих препаратов, особенно в ночное время, когда каждый наркоман приносит до 200 гривен прибыли, а таких за сутки может пройти тысячи.

Вот только потом на горячем ловят исключительно аптекарей. Директора и владельцы аптек снимают с себя ответственность, уверяя, что это жадный до наживы аптекарь нарушил закон. При этом и производство, и массовую закупку кодеиносодержащих препаратов от кашля они объясняют заказами. Похоже, что Харьков поразила какая-то странная бронхиальная эпидемия.

«Соли» везут через оккупированные территории

Аптечный наркоман рискует быть пойманным хотя бы в тот момент, когда покупает таблетки, поэтому дилеры в Харькове освоили другой, более безопасный способ распространения дури — через интернет. Правда, на такие мелочи, как пластинка кодетерпина, торговцы не размениваются, их главный товар — так называемые «соли» или «спайсы».

Сегодня практически в каждом городском дворе можно найти надписи «соли», «закладки», «картель». Они на стенах домов, гаражах, заборах. Это не безобидное граффити и не молодежная игра в квест или казаки-разбойники. Схема проста: человек находит аккаунт в Skype, указанный на стене рядом с надписью, и связывается с дилером. Тот сбрасывает номер карточки, на который необходимо перечислить деньги, а когда они получены, высылает адрес и фотографию места, где уже спрятан наркотик, так называемая «закладка». Это может быть камень у забора, куст в парке. Затем клиент едет на место и забирает товар. Иногда на его поиски приходится потратить несколько часов.

Фото: Максим Загребельный / Харьковская неделя

Фото: Максим Загребельный / Харьковская неделя

Правоохранители могут поймать только потребителя, либо человека, который устраивает «закладки». Нередко это такой же наркоман, который работает за «дозу», а «соли» получает по пересылке, в то время как реальные дилеры остаются за кадром. Однако, когда удается проследить банковские карты, говорит заместитель начальника 6-го департамента полиции по борьбе с наркопреступностью Сергей Полищук, выясняется, что за месяц по ним проходит около миллиона гривен. На данный момент в Харькове примерно 2000 дилеров. Нередко это студенты и школьники, которые распространяют наркотики среди своих друзей и знакомых. Хотя «сливки», конечно, снимают те, кто сидит на контрабандных каналах.

«Соли» в основном производят в Китае, а в Харьков они попадают из России через оккупированные территории. Белое кристаллическое вещество, которое действительно похоже для соли для ванн, является химическим психотропным наркотиком МДПВ (GVH), разрушительно действующим на психику. Его нюхают, пьют и колют. Употреблять его гораздо легче, чем «крокодил» — достаточно развести водой из-под крана. Эйфория, а за ней и привыкание, возникают практически мгновенно. Стоимость дозы может доходить от 200 до 1000 гривен, а отсутствие наркотика вызывает паранойю, суицидальные наклонности. Причем необратимая деградация может произойти через несколько месяцев, говорят врачи, и дальше либо самоубийство, либо сумасшедший дом.

Эйфорию у «сольщиков» сменяет паранойя

В реабилитационных центрах «сольщиков» немного. С одной стороны, наркотик стоит дороже и менее популярен, чем кодетерпин, а с другой — родители изменений в поведении ребенка не видят, а сами дети со своей зависимостью справиться не могут и не хотят. Богдан (имя изменено) — один из тех, кто попал в центр после реанимации — раньше «баловался» другими препаратами, поэтому знал, куда идти после передозировки. Парень сознается: увлекается так называемой «солью» уже не первый месяц, практически ежедневно тратил не один час на поиски заветного пакетика и не менее 200 гривен. Забросил учебу, вместо работы немного подворовывает, но даже несмотря на то, что дважды был между жизнью и смертью, останавливаться не собирается.

Я боюсь, но мне это нравится, — разводит руками Богдан. — От алкоголя, даже пива мне плохо сразу, а тут классно, эйфория. Да и запах родители не почувствуют. Попробовал наркотики как все, в школе в 8 классе — сначала травку и «спайсы», а после кодетерпин и «соли». Сейчас 90 % молодежи в Харькове на чем-то сидит.

Социальные работники подтверждают: разгул подростковой наркомании в Харькове приобрел огромные масштабы. Не все становятся системщиками, но количество надписей «закладки» на стенах и пустых пачек от кодетерпина во дворах не дают права усомниться в наличие проблемы.

Так как это стимулятор, он дает ощущение эйфории и возникает потребность употреблять его снова и снова. Зависимость именно от «солей» возникает достаточно быстро, — поясняет соцработник фонда «Благо» Ольга Гриценко.

Фото: Максим Загребельный / Харьковская неделя

Фото: Максим Загребельный / Харьковская неделя

Медики диагностируют у любителей запретного удовольствия инфаркты, почечную недостаточность, отмирание тканей внутренних органов, а также тяжелые последствия для психики — паранойю и склонность к суицидам. В России об опасности «солей» заговорили только тогда, когда по Уралу прокатилась волна самоубийств среди молодых наркоманов. В Харькове, говорят соцработники, такие случаи пока, по крайней мере официально, не зафиксированы. Но их подопечные уже не раз попадали в больницы. Уличить собственного ребенка в пристрастии к наркотикам, а значит суметь помочь ему на начальной стадии, можно, главное — не бояться открыть глаза:

Нужно смотреть за поведением сына или дочки — ребенок может куда-то внезапно пропасть. Сидел-сидел за компьютером, с кем-то созвонился, убежал. После употребления наркотика ребенок может целую ночь не спать, не есть — единственное, что мучит, — жажда. Дети становятся активными, агрессивными, у них появляется жестикуляция, не свойственная им. И еще так называемая паранойя. Ребенок боится, ему кажется, что за ним следят, хотят убить — возможны суицидальные мысли, — перечисляет Гриценко.

При этом, подчеркивают соцработники, отсутствие следов уколов — не повод успокоиться. Прямой разговор тоже не всегда выход — наркозависимые изощренные лгуны. Поэтому если есть сомнения — лучше перепроверить переписку в Skype и соцсетях, подумать, насколько хорошо вы знаете круг общения ребенка.

Гидра, которую можно победить

Правоохранители и соцработники уверяют: подростковую наркоманию можно если не победить, то заметно уменьшить, но для этого нужны системные изменения на законодательном уровне. Во-первых, необходимо поставить все кодеиносодержащие препараты на строгий учет. Этот вопрос сейчас рассматривается в Кабмине, но уже полгода лоббисты крупных фармацевтических компаний тормозят принятие решений.

Предметно-количественный учет обяжет оставить аптеку рецепт у себя. И потом если она будет злоупотреблять, любой проверяющий может прийти, поднять количество рецептов и сколько было отпущено лекарств и сделать выводы, — поясняет заместитель начальника 6-го департамента полиции по борьбе с наркопреступностью Сергей Полищук. — В этом случае свалить вину на провизора будет сложнее. Хотя и сейчас полиция практически ежемесячно раскрывает аптеки-наркоточки.

С «солями», соглашаются правоохранители, решить вопрос сложнее. Тем более производители наркотика постоянно частично меняют химическую формулу порошка. И новая партия формально может не считаться наркотиком, пока в МОЗ снова оперативно ее не внесут в перечень. Здесь, по словам правоохранителей, нужна более комплексная борьба с контрабандой и новые подходы по борьбе с интернет-дилерами. Хотя наработки уже есть. В декабре в суд был направлен обвинительный акт по факту организованной преступной группы, которая торговала «солями» именно с помощью «закладок». Сколотил банду экс-сотрудник милиции. Однако теперь все семеро ее участников оказались на скамье подсудимых — им грозит до 12 лет лишения свободы.

Топ-тендеры недели: утилизацией мусора займется частник
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0