Пустите в реанимацию

19 июля 10:43

В детстве я несколько раз становился пациентом больниц. Детали стерлись в памяти, однако страх перед уколами и медперсоналом помнится и сегодня. Самое большое впечатление на меня произвела инфекционная больница, куда я угодил с гепатитом «А», когда был студентом. Правда, меня госпитализировали через неделю, когда все симптомы стихли, даже желтухи клинически не было, но порядок был порядок – 21 день будьте любезны в больнице «строгого режима». Самым тяжелым было то, что лечащий врач со мной не разговаривала, а я так ждал, что меня все-таки выпишут пораньше. Сегодня таких, как я, не госпитализируют вовсе.

Окончив мединститут, я много лет работал в различных реанимациях Харькова. Тогда для нашей страны допуск в реанимацию был скорее исключением из правил, а вот в американских фильмах, которые крутили по видео со средины 1980-х, родственники всегда оказывались рядом с близким человеком, если он оказывался в госпитале. Как-то ко мне в руки попала переводная книга 1984 года, которая называлась «Внутрибольничные инфекции». Там было четко описано, что внутрибольничные инфекции – результат плохой гигиены рук, дефицита персонала и отсутствия достаточного количества одноразовых материалов и приспособлений для обслуживания пациентов. Из той чудесной книги я узнал о безопасности большинства наших собственных микробов, с которыми мы приходим в больницы. Поэтому, будучи в 1995–1999 годах заведующим отделением реанимации новорожденных, я на свой страх и риск пускал родителей к малышам, потому что знал, как это важно для семьи и ребенка.

Существует Конвенция прав ребенка ООН, которую Украина подписала и обязалась выполнять. Международная инициатива «Система здравоохранения, дружественная к детям» (CFHI, see www.cfhiuk.org), поддержанная ЮНИСЕФ и ООН, предложила 12 стандартов оказания медицинской помощи, которые ставят права ребенка на главное место системы здравоохранения любой страны мира:

1. Ребенок поступает и остается в условиях больницы или других медицинских учреждений исключительно если это соответствует его личным интересам. Все попытки должны быть направлены на содержание ребенка в менее ограничивающих условиях (за пределами больницы рядом с семьей).

2. Больница должна обеспечить максимально высокие стандарты ухода и лечения новорожденных и детей старшего возраста в стационарных и амбулаторных условиях.

3. Условия должны быть безопасными, надежными и доброжелательными для ребенка.

4. Обслуживание должно быть сфокусировано на ребенке и семье, осуществляться в партнерстве с родителями. Родитель может находиться с ребенком и обеспечивать необходимую помощь при выполнении процедур.

5. Родители и ребенок должны быть постоянно информированы и вовлечены в принятие решений, влияющих на лечение ребенка.

6. Дети не будут дискриминированы как личности, с учетом их возраста и развития при соблюдении прав, достоинства и врачебной тайны.

7. Больница должна иметь мультидисциплинарную команду для оценки и устранения физической, психологической боли и дискомфорта, которые может испытывать ребенок.

8. Когда ребенок тяжело болен, перенес оперативное вмешательство с использованием общей анестезии и седации, ему должен быть обеспечен доступ к квалифицированным и опытным сотрудникам, оказывающим реанимационные мероприятия в оборудованном для этого помещении.

9. Ребенок должен иметь возможность для игры и обучения во время периода госпитализации.

10. Персонал больницы должен быть обучен навыкам диагностики признаков насилия над ребенком, с целью защиты ребенка.

11. Поддержка здоровья является интегральным компонентом общей заботы (образование, иммунизация, рост/развитие – мониторинг/оценка).

12. В больницах должна обеспечиваться, в соответствии с лучшими практиками и стандартами, поддержка грудного вскармливания и питания с уверенностью, что все потребности ребенка удовлетворены.

Госпитализация и заболевание сами по себе могут негативно влиять на развитие ребенка. Вот наиболее общие стрессовые факторы, оказывающие воздействие на детей в медицине:

• Сама болезнь, приносящая болевые и психологические страдания.

• Страх, ассоциированный с болевыми лечебными и диагностическими процедурами, непривычной обстановкой, присутствием незнакомых людей, оборудования и пр.

• Психотравма из-за разлуки с родителями.

• Непонимание причин госпитализации, диагноза, лечения.

• Страх относительно повреждения тела и возможной смерти.

На самом деле, у родителей – уникальная роль. Они помогают своему ребенку справиться с болью, стрессом и преодолеть страхи, связанные с госпитализацией. Конечно, мамам и папам сложно видеть родное дитя, испытывающее боль и страдание, и при этом оставаться спокойными. Поэтому медперсонал должен подготовить родителей для важной роли – поддержки своего ребенка, чтобы помочь ему справиться с переживаемыми проблемами. Важным является постоянное общение с родителями в понимающей и дружелюбной манере с целью установления терапевтического сотрудничества. Подготовленные и уверенные в себе мамы и папы могут стать серьезной помощью для персонала и помочь сформировать доверие между всеми участниками процесса.

Присутствие родителей рядом с ребенком снижает уровень стресса, чувство страха, предотвращает проблемы с едой, сном, поскольку «страх разъединения» (separation anxiety) испытывают все дети, даже при малейших медицинских вмешательствах.

Сегодня речь идет об изменении культуры авторитарной работы наших медучреждений на сфокусированной на человеке, где любое принятое решение на различных уровнях (МОЗ, региональный департамент, больница) будет исходить из интересов пациента – причем неважно, взрослого или ребенка. Внедрение корпоративной культуры требует времени и усилий, но все начинается с желания.

Нас – пациентов и медиков, государство так долго «разводило» по разные стороны баррикад, что мы забыли о сакральном значении отношений «врач – пациент». Новая парадигма медицины – пациенто-, семейно-центрированный подход, которая обеспечивается в партнерстве с родителями/семьей и направлена на удовлетворение психологических, физических и социальных нужд пациента/ребенка, а так же нужд его развития.

Кстати, хотелось бы напомнить, что в одном из пунктов этического кодекса Всемирной медицинской ассоциации говорится: «Я обязуюсь относиться к пациентам и коллегам так, как я хотел бы, что бы относились ко мне!»

Комментариев: 1
    Аноним says:

    0

    0

    Искренне благодарен всем тем, кто переживает за права пациентов и их право на партнерскую помощь, которая однозначно помогает человеку-пациенту хорошо себя чувствовать.

    Увы, но очередной порочно-разрешительный приказ МОЗ Украины №592 от 15.06.2016 года вовсе не решает проблему открытия реанимации.
    Сохраняется три основные проблемы:
    1.Данный приказ основан на явно не конституционной ст.287 ГК Украины, которая позволяет серьезно ограничивать и запрещать права пациента на партнерскую помощь.
    2.Данный приказ позволяет медикам самостоятельно устанавливать нормы права, через «внутренний распорядок», который может запросто быть «концлагерным».
    3.Нет ответственности персонала мед.учреждения за нарушение прав пациентов.
    Соответственно сохраняется реальный риск закрытости «открытых реанимаций».
    Увы, это не просто слова, а горький опыт практики подобного порочно-разрешительного приказа МОЗ Украины №234 от 10.05.2007 года, где в пункте 2.6 речь идет о «разрешении партнерских родов на основании распорядка установленного главврачом мед.учреждения». Практика данного приказа такова, что в 2016 году в Украине и конкретно в Харькове существует реальная систематическая проблема нарушения прав человека-пациента на партнерские роды, что очень юридически опасно для пациента.

    Вывод: Украинской медицине срочно нужен полноценный закон о неотъемлемом праве пациента на партнерскую помощь с боку близкого для него человека в любом кабинете любого мед.учреждения.

Улюбленці Бабицької отримали підряд на ремонт у лікарні Мог ли теракт, как в Ницце, произойти в Израиле?
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы