Полгода в страхе. Как живут Ольшаны после убийства рома

2 декабря 14:01
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 5,00(1)
Загрузка...
logo
журналист
Фото: KHARKIV Today/Константин Чегринский

Полгода назад стрельба произошла возле поссовета. Фото: KHARKIV Today/Константин Чегринский

Спустя шесть месяцев после стрельбы в Ольшанах дело не передали в суд, подозреваемый свободно передвигается по поселку, а местные жители стараются держать нейтралитет.

«Николай не хотел идти»

Худощавая невысокая женщина разливает чай в стаканы. На комодах в зале частного дома стоят фотографии мужа Людмилы Череповской (или, как называют ее близкие, Фатима) – вдовы рома Николая Каспицкого, убитого 16 мая.

Напомним, трагедия произошла перед вычурным как для поселка зданием поссовета: в результате драки со стрельбой погиб один ром, еще трое были доставлены в больницу.

В Ольшанах уже провели поминки по 50-летнему Николаю Каспицкому. Жители улицы, где около 40 лет назад поселилась семья ромов, говорят: погибшего тут уважали. Сейчас его семья вспоминает тот день спокойно, хотя еще полгода назад они штурмовали местную больницу, не зная, что Николая уже нет в живых.

Все началось с обыденной, казалось бы, ситуации: ссоры между молодыми людьми – сыном депутата Харьковского облсовета от «Відродження» Алексея Литвинова Андреем (нынешним поселковым головой Ольшан) и Николая Каспицкого – Руслана.

14 мая Руслан был возле киоска «Кулиничи». Подъехал младший Литвинов и говорит ему: «Цыган!». Он не обратил внимания, а тот снова: «Цыган!». Сын повернулся и говорит: «Да, я цыган, а что такое?». Тот вышел из машины и ударил Русика. И сказал: «Ну, бей! Посмотрим, что с вами будет потом. Будем вас убивать, выселять», – рассказывает Людмила.

Завязалась потасовка. Когда сын Каспицкого приехал домой и рассказал все родителям, те решили пойти к участковому, а потом – поговорить с Литвиновым-старшим. Словесные перепалки между бывшим поселковым головой и ромами случались и раньше, но такой серьезный конфликт впервые.

15 мая в телефонном разговоре Литвинов предложил семье Руслана встретиться утром следующего дня. Те согласились, но не ожидали, что разговор в центре Ольшан, напротив детского сада и магазинов, обернется стрельбой.

Когда мы пришли, там уже был Литвинов, его сын и толпа людей. Мы подошли, Коля говорит старшему: «Алексей, хочу поговорить с твоим сыном насчет Руслана». «А что вы с ним будете разговаривать?» – спросил он. Я пока говорила с молодым, поворачиваюсь, а Литвинов уже моего Колю схватил за свитер и говорит: «Приводи свою цыганву, будем разбираться». «Я буду вас выселять, если вы не приедете, буду вас стрелять» – это его слова, – вспоминает вдова.

По словам ромов, в центр к ним на подмогу приехали несколько семей. При себе, говорят, у них не было никакого оружия. В отличие от второй стороны.

Из машин начали выскакивать люди с ножами, с битами, – вспоминает сын погибшего Петр Каспицкий. – Причем местные сразу разбежались, а эти были не из нашего поселка.

Все произошло очень быстро – через минуту Людмила увидела своего мужа на земле.

Я подбежала, кричала: «Спасите Колю». Литвинов на меня смотрел и ничего не делал. Потом Петя подошел, подняли Колю, загрузили в машину и поехали в больницу, – говорит жена погибшего.

Пока ромы вспоминают день гибели отца семейства, в их дом заходит соседка Наталья, она не из ромской общины. Она вспоминает – Николай в тот день не хотел идти на разборки.

Я помню тот день. Я носила воду, а Коля стоял и говорил: «Я не хочу туда идти». Как чувствовал… Да, мы тоже были молодые, дурные, тоже бились – всякое бывало, но чтобы родители ездили на разборки… Сейчас с семьей продолжаем общаться, как и раньше. Мы между собой дружим, наши сыновья тоже, – говорит Наталья.

Фото: KHARKIV Today

Родственники погибшего - жена Людмила, брат Александр и сын Петр - надеются на справедливое расследование. Фото: KHARKIV Today

Публичность - шанс на безопасность

Ромы рассказывают: большинство жителей Ольшан выражают им свою поддержку, но часто шепотом – именно потому, что семья Литвиновых очень влиятельна, они здесь у власти много лет.

С соседями живем, как и раньше, со всеми общаемся. Бывает, что подходят односельчане, которые были на его стороне, и говорят: «Не обижайтесь на нас», – говорит Петр. – Просто они его боятся, он имеет очень большое влияние. А мне обидно. Я вижу, как Литвинов ходит, ездит по поселку, делает свои дела – он на воле. А мой отец мертв. Это очень тяжело. А мы ведь такие же украинцы, родились тут, учились и живем.

Это вражда с Литвиновым, а причем здесь люди? – подключается к разговору брат погибшего Александр Каспицкий. – Мы тут давно живем, Колю здесь очень уважали. Бывало, еще по молодости Литвинов с братом заводились на стадионе, было какое-то неуважение к ромам. Я помню такие моменты, но это же было давно. Видимо, за годы накопилось.

Ромы отрицают, что стрельба произошла из-за бизнеса, и настаивают: причина конфликта – ненависть к их нации.

Сейчас нас пока не трогают. Но я знаю, что если Литвинова не посадят, то он почувствует еще большую власть, и тогда не знаю, что будет… Нам нужно только одно – чтобы его наказали по закону, – говорит Александр.

Понять, на чьей стороне местные жители, спустя полгода все так же сложно. Как только разговор заходит об отце и сыне, оказывается, что с ними никто не имел никаких дел, что они за люди – не знают, и предпочитают высказываться как о Литвинове, так и о ромах нейтрально. Понимают: каким бы ни был исход этой истории, обе стороны останутся в поселке.

Сейчас все немного успокоились, но все равно как-то непонятно, чем закончится эта ситуация, – рассказывает нам продавец в магазине ритуальных услуг в центре Ольшан. – Мы с Каспицкими живем на одной улице, знаю их давно. Семья хорошая: чистые, по дворам не лазят. Я инсульт перенесла, так они приходили мне помогать. Люда всегда с доброй душой, и дети у них не вредные. У Николая на поминках были все с улицы. Мне кажется, большинство Ольшан все-таки на их стороне. А какой Литвинов, не знаю, мне с ним не приходилось никогда сталкиваться, мне он ничего плохого не сделал.

Кажется, что открыто говорить о семье бывшего поселкового головы в Ольшанах не боятся только ромы, понимают: публичность дает им шанс на безопасность.

Мы с Колей первого мая отметили годовщину свадьбы. Руслан 18-летие встретил уже без отца. Хоть у меня трое сыновей, все вместе живем, а без мужа тяжело, – уже возле ворот говорит Людмила и прикладывает руку к груди.

Фото: KHARKIV Today

Николай Каспицкий занимался мелким бизнесом. Фото: KHARKIV Today

Дело в Киеве и Дергачах

Изначально досудебное расследование по поводу стрельбы в Ольшанах проводилось по двум статьям УК Украины – «Хулиганство» и «Умышленное убийство», позже добавилось «Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии». Как рассказал «Харьковской неделе» адвокат потерпевших Станислав Мироненко, дела расследуют в Киеве и Дергачах, и пока их не спешат объединять в одно производство.

К сожалению, два дела расследуется отдельно: в Дергачевском следственном отделе полиции – по статье 161 (дело там практически не расследуется, мы выяснили недавно, что следователь даже не пытался допросить потерпевших), а основное дело, где сосредоточена вся доказательная база, – в Киеве и курируется Генпрокуратурой. Через суд мы стараемся обжаловать постановление прокурора ГПУ об отказе в объединении этих производств, потому что с процессуальной точки зрения объяснений этому нет. Мы не готовы на сто процентов сказать, что убийство произошло по мотиву межэтнического конфликта, но будем настаивать, чтобы расследование по этой статье также проводилось.

Второй момент: на сегодняшний день подозрения лицам, которые фигурируют в деле как те, кто стрелял по ромам, отдавали приказ на стрельбу, предъявлено по статье «Хулиганство с применением оружия». Мы считаем, что причина убийства – не хулиганский мотив, ведь это не была случайная драка. Факты свидетельствуют о следующем: сторона ромов приехала без оружия, другая сторона приехала с травматическим и огнестрельным оружием, из которого был убит Николай Каспицкий.

Третья проблема: дело такой категории не может быть закончено без сложных комплексных экспертиз. Некоторые из них до сих пор не проведены, хотя были назначены.

«Нікого з них не притягають»

Спустя полгода после стрельбы в центре Ольшан Алексей Литвинов по решению суда остается под домашним арестом. Номер телефона, по которому с ним можно было связаться еще в мае, сейчас не обслуживается. «Харьковской неделе» удалось поговорить с его сыном – нынешним поселковым головой Андреем Литвиновым.

Нічого особливо за цей час не змінилося: допити, очні ставки, слідчі дії. Адвокат, може, знайомиться з якимись матеріалами, а так про хід слідства нам нічого не відомо. Роми приходять у селищну раду, як і приходили, отримують ті послуги, що й раніше. У нас після того був ще не один інцидент з ними: то пляшку кинули – бабусі ногу порізало, то у центрі побили молодого хлопця. Поліція виїхала, матеріали зібрала, а роми, як завжди, зникли. Нікого з них так і не притягають – вони начудили та й все. Після того інциденту (стрельба возле поселкового совета – прим. «ХН») ніхто з них ні на які контакти з нами не виходив. Вони сказали, що поки кості Літвінових не побачать, не заспокояться, – рассказал Андрей Литвинов.

Актриса Наталья Дяденко: «В каждой женщине есть что-то от Настасьи Филипповны» Мне нужны два чертовых стента
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0