04 ноября, 2019 - 21:12

Писатели в Харькове. Истории от Андрея Краснящих

Андрей Краснящих

Каждый вторник, начиная с 5 ноября, в пресс-центре KHARKIV Today писатель Андрей Краснящих будет рассказывать о выдающихся прозаиках и поэтах, имевших непосредственное отношение к Харькову не только своим присутствием здесь, но и оставивших "харьковский след" в своём творчестве.

Ни Пушкин, ни Гоголь, ни Шевченко, ни Коцюбинский, которым стоят в Харькове памятники, в Харькове не бывали. Но в Харьков приезжали и жили здесь долго или какое-то время другие всемирно известные писатели, сохранились дома, где они жили. Но главное — харьковский след в их творчестве, образы Харькова в литературе.

5 ноября — «Слуцкий как харьковчанин».

Уехав из Харькова в 1937-м, а потом ещё раз в 1948-м, Слуцкий всю жизнь возвращался к Харькову и детству: более шестидесяти стихов, — создав свой эпос Харькова на харьковском языке, изменившем, по выражению Иосифа Бродского, всю «тональность послевоенной русской поэзии».

12 ноября — «Образы Харькова в литературе. “Ракло”. “Мировой город”. “Харьковский дурак”».

Продолжим о харьковском языке и харьковских типах — и попытаемся разобраться, и вправду ли «Харьков справа похож на Шекспира», насколько комплекс «первой столицы» обезобразил Харьков и насколько возвысил, и что наконец значит не любить Харьков.

19 ноября — Мандельштам.

Три раза в 1919-м — в шубе, и ещё раз в 1922-м — в шубе и в правительственном вагоне доктора Тринлера. Комиссар от поэзии Мандельштам на Мироносицкой и пишет о Сумской. «Хочется мне на Крещатик, на Арбат, на Пречистенку. Хочется и в Харьков, на Сумскую, и в Петербург на Большой проспект, на какую-нибудь Подрезову улицу. Все города русские смешались в моей памяти и слиплись в один большой небывалый город, с вечно санным путём, где Крещатик выходит на Арбат и Сумская на Большой проспект. Я люблю этот небывалый город больше, чем настоящие города порознь, люблю его, словно в нём родился, никогда из него не выезжал» («Шуба»).

26 ноября — Бунин.

В еврейском квартале на Скрипницком (Воробьёва). Нобелевский роман «Жизнь Арсеньева» — самый лиричный образ Харькова в мировой литературе. «‹…› у него окрепла начавшаяся в Харькове любовь к Малороссии, по-нынешнему к Украине, которую он исходил и изъездил вдоль и поперёк» (Муромцева-Бунина).

3 декабря — Хлебников.

«Великое харьковское сидение» — «болдинская осень» Хлебникова. Хлебников как легенда Харькова. Сёстры Синяковы, Сабурка, коммуна на Чернышевской, 16, «коронование» — оперстенение — на Председателя Земшара в городском театре (Шевченко), мерзавец Есенин. «Харьковское Оно» и «дом чеки» на Чайковского.

10 декабря — Введенский.

Влюбиться в Харькове. И остаться навсегда. «В Харькове Введенского называли Сашей (в Ленинграде Шурой)» (Борис Викторов и его книга «для младших школьников»). «Прости, дорогой Александр Иванович ‹…›. Ты просто поглупел, живя в этой провинции» (Хармс). «Потец», «Некоторое количество разговоров», «Ёлка у Ивановых», «Элегия», «Где. Когда» и ещё и ещё, а также то, что пропало при аресте и обыске. Как погиб Введенский?

17 декабря — Газданов и другие.

Сколько Харькова у Газданова? Дом, где проходили «вечера у Клэр». «И другие» — харьковские Лев Копелев, Шенгели, Гаршин. Визит Льва Толстого. «Поэза о Харькове» Игоря-Северянина. «Горсовет, ларёк, а дальше — ‹…›» (Щировский). «А в Харькове одурь, а в Харькове отдых ‹…›» (Големба). «Однажды в Харькове ‹…›» (Валери Ларбо).

Начало всех историй в 18:30.

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.