Никита Кашницкий: «Хотел писать для людей, которые дико устали от войны»

20 мая 15:45
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
Фото: Елена Павленко / Facebook
журналист

Никита Кашницкий привез в Харьков нашумевшие "АТОбайки". Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Правозащитник, волонтер и писатель Никита Кашницкий рассказал о том, как многие ветераны АТО стали литераторами, почему его книгу дарят сепаратистам и что любят читать современные дети и подростки.

Судьбу украинского писателя уроженцу Санкт-Петербурга Никите Кашницкому не предрекало ничто. Мову он выучил, уже будучи взрослым, в Полтаве. Детские книги начал писать, когда стал отцом, а первую книгу для взрослых в соавторстве с Владимиром Бульбой издал, когда вернулся из зоны АТО, где побывал и в качестве добровольца батальона «Айдар».

«Напиши о войне с юмором»

Никита, о чем ваши «АТОбайки»?

– Я хотел написать книгу для людей, которые дико устали от войны и слышать о ней уже ничего не хотят. Она написана не то, чтобы легкомысленно или несерьезно, а намеренно легко. Мой друг, киевский волонтер Владимир Бульба, однажды сказал мне: «Ты у нас писатель, вот и напиши о войне с юмором». А я предложил ему написать вместе: у него свои есть истории волонтерские, у меня – какие-то истории с войны. Это был 2016 год, и чем дальше шла война, тем тяжелее было брать серьезные книги о войне в руки. Мы были утомлены происходящим, хотя предложение написать о войне с юмором меня покоробило. Я ответил: «Володя, ну о чем ты говоришь! Где война – где юмор?». А чуть позже я сам понял, что он имеет в виду. Эта книга написана не с юмором, эта книга написана так, чтобы передать драйв, который испытывают люди на войне. Не самое лучшее слово, но наиболее подходящее. Книга написана так, чтобы люди, читая ее, смеялись, а уже после прочтения остановились и заплакали.

– Почему «АТОбайки» вышли на русском?

– Когда я написал один из рассказов, я послал его тете в Россию. У меня есть родственники в России, я должен в этом признаться, но это – хорошие родственники, они не сторонники Путина. Тетя мне потом пишет: «Читала и всю ночь плакала. Как выйдет книжка, пришли мне побольше, раздам знакомым – пусть знают, что там у вас происходит». Это и есть один из ответов на вопрос, почему книга вышла на русском языке. Была презентация в Одессе, и вот подходит ко мне такой «щирий одесит україномовний» и говорит: «Давайте две, у меня зять и кум – два сепара, я им книгу отдам».

– То есть книга – для сепаров?

– Нет, неправильно. Это книга для тех, кто легче воспринимает российский контент. Я очень люблю украинский язык, я учился в российской школе, в Костроме, и украинский даже не слышал, учил его сам. Перевод украинский уже есть, но сейчас нелегко организовывать такие литературные проекты, потому встречи с читателями, которые мы проводим, имеют целью еще и собрать средства на издание книги.

Расскажите о своем соавторе. Чем ваши рассказы отличаются?

– Он – волонтер, спортсмен, интеллектуал, тренирует детей. Рассказы Владимира от первого лица, от имени человека, который в 2014 году вывозил детей из Славянска, возил гуманитарку в самые горячие дни. Мои рассказы – истории моих друзей.

По какому принципу вы выбирали истории для книги?

атобайки1

"Атобайки" часто дарят "сепаратистам". Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

– Есть много стандартных историй из зоны АТО – о том, как гранатами глушили рыбу, как генерал приехал, а его не узнали, они типовые, ими полно все это пространство войны. Но среди них встречаются золотые крупинки. Бывает, что слышишь мимолетно чью-то историю и понимаешь, что это – перл. А люди, которые рассказывают эти истории, не придают им значения. Для них это повседневность, рядовое событие. И я понимаю, что если не рассказать, то это умрет. Говоруны всегда донесут свою историю, но есть люди очень застенчивые и молчаливые, их как раз нужно разговорить, потому что они могут рассказать что-то очень интересное.

Для рассказа надо выбирать то, что не проходит со временем. Мы – слабые люди, на 80 % состоим из воды, нам страшно, мы все цепляемся за жизнь. Но в какой-то момент происходят события, которые позволяют нам перешагнуть через это. Когда дух побеждает плоть – это потрясающе, и книга моя – об этом.

«Книгу о героях начал писать на войне»

Никита, как вы вообще стали книги писать? Вы ведь юрист по образованию.

– Первую книгу свою я издал еще в 2010 году, это была детская книга, она называлась «Приключения Пухнастика и Вьюнка», я писал ее, когда родился мой сын. Я подумал, что скоро он вырастет, надо будет книжки ему читать. Мне захотелось какую-то книжку, где рассказывалось бы об украинских героях. Вот есть Чебурашка, но Чебурашка живет в Москве. А мне нужен был кто-то свой, домашний. Я не нашел такую книгу тогда на книжном рынке, хотя я теперь знаю, что они были. И подумал: может, самому написать что-то? Так вот и была написана книжка об украинских героях, которые родились в Киеве и отправились искать море. Еще семь лет я ее издавал, и тогда я понял, что книги украинских авторов никому не нужны в Украине.

– Тем не менее, вы в 2016 году издали вторую книгу – уже для подростков – «Уроки мужества».

– Это сборник исторических новел о мужестве со времен Фермопил до наших дней. Я вот эту книгу о героях начал писать на войне. Издатель сам нашел меня, ему кто-то принес первую книгу. Он мне звонит с предложением издать любую мою книгу, а это был январь 2015 года, мороз, я в АТО, с автоматом, в сугробе. Я сначала подумал, что он номером ошибся. В итоге мы договорились, что я напишу новую книгу. У меня были рукописи, но хотелось написать книжку, которая хотя бы частично пересекалась с тем, что происходит в стране сегодня – не о белочках, ежиках, зайчиках. И вот появилась такая книга, которой я горжусь, хотя она маленькая и тонкая.

Тяжело вам дался переход от детского писателя к взрослому?

– Здесь есть интересная параллель. Первую книгу я написал сыну, когда он родился. Следующая книжка вышла, когда он был уже подростком. «АТОбайки» вышли, когда он был почти взрослым, сейчас он школу заканчивает. Кстати, «АТОбайки» очень хорошо подростками воспринимаются. Там, кстати, матюков нет, нет ни насилия, ни крови, потому ее можно читать детям. Дальше мне интересно было бы заниматься публицистикой.

– Как думаете, почему ветераны АТО так часто берутся за перо?

– Посттравматический синдром. Человек так лечится – это, во-первых. Во-вторых, ему же есть, что рассказать. Он знает то, чего не знают другие. Это всегда так, когда ты находишься в жерле вулкана и выходишь оттуда живым.

«Живой писатель» для детей

Книга «Приключения Пухнастика и Вьюнка» была интересна еще и как проект: я напрашивался в школы к детям, чтобы испробовать на них силу своего ораторского искусства. Моя аудитория была – 1–4 классы. За три года мы с детьми говорили о чтении, о книгах, о том, почему полезно читать. Я был в разных районах Киева, в том числе Печерском, где учатся дети миллионеров. И даже в самых крутых школах учителя, когда я входил в класс, говорили: «Діти, дивіться, живий письменник прийшов» – так, будто все писатели каким-то чудом погибли, и я один остался на свете. Один чудесный эпизод был: я захожу в четвертый класс, учительница меня представляет. Один мальчик с крайней парты, услышав, что я писатель, подскочил на месте и говорит: «О, я знаю, как вас зовут! Тарас Григорьевич Шевченко?». Этот мальчик не мог себе даже представить, что кто-то, кроме Шевченко, взял на себя смелость что-то написать. У них нет возможности общаться с писателями, к ним не ходят. Издательства не заинтересованы в этом, к сожалению.

О нас не знают дети, о нас не знают за границей. Во всех странах существует программа по продвижению отечественной литературы. Государство оплачивает работу переводчика на английский. Россия, Германия, Франция оплачивают, Зимбабве оплачивает, Украина – нет, неинтересно. И вот если есть две равнозначные книги, одна – российского автора, другая – украинского, какую возьмут? Ту, за перевод которой заплатит государство. Этим исчерпывается ответ на вопрос о поддержке литературы.

Комментариев: 0
Харьков сто лет назад: катастрофическое положение городского хозяйства, забастовка служащих аптек Жизнь за Украину. «Прости, что не смог выжить»
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы