Полицейский и блогер привез в Харьков свою книгу «Пехота»

27 января 17:32
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
Фото: Елена Павленко / Facebook
журналист

Доброволец 72-й ОМБР с позывным «Мартин Брест», он же – полицейский и блогер – привез в Харьков свою книгу «Пехота». На презентации он рассказал, как получил неприятности на службе из-за эльфов, почему ветераны АТО пишут книги о войне и каково это на самом деле – служить в пехоте на Донбассе.

Уроженец Горловки, ветеран мотопехотных батальонов Мартин Брест пошел в АТО добровольцем, во время службы стал популярным блогером благодаря остроумным постам о войне на своей страничке в Facebook. Войну на Донбассе он описывал в стиле популярной трилогии «Властелин колец», где наши были эльфами, а боевики – орками. В прошлом году ветеран написал книгу «Пехота» о своей службе.

«Как я написал книгу?»

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

«Больше 100 книг написано об АТО, из них около 30 – вояками. Все ребята, которые писали книги, они из разных видов войск – морпехи, десантники, вообще все. Но есть такие люди в армии, которых не взяли никуда, все они запороли – и попали в пехоту. Я служил в пехоте.

Как я написал книгу? Руками. Что при этом делал? Курил. Я хотел написать ее и написал. Если бы я писал ее сейчас, то она была бы хуже – я бы себя контролил: этого нельзя писать, а тут надо поменять, потому что еще что-то не то подумают. И книга была бы такая брошюрка-методичка. Очень не хотел, чтобы книжка стала сборником моих фейсбучных постов – потому что так неправильно. Я сел со своим ноутбуком, открыл вордовский файл, написал название. Рабочее название было совершенно не «Пехота», а «Мобилизованное сердце». И вот написал я это название «Мобилизованное сердце» с ошибкой, конечно, и думаю: надо же писать дальше. И я пишу: «Было 9 июля 2015 года, и я пришел в военкомат. И вот там было вот такое, и так началась моя невероятная карьера военного». И понимаю, что это же бред. Мемуары какие-то, такой, знаете, Жуков. И вот время идет, сигареты заканчиваются, запал тоже. И я написал своему другу Сергею Сергеичу и спросил: «Если бы ты писал книгу, ты бы что писал?». И он говорит: об отношениях, сложных отношениях людей на войне. И так родился рассказ "Свои".

«На Донбассе – рота эльфов»

 "Сначала все было в «Фейсбуке». Вот как то в ночь с 31 на 1 января я сижу на КПП, дежурю. Все наряды идут через меня, я их осматриваю, чтобы был полный комплект. А те, кто возвращается, тоже проходят через меня, показывают, что они трезвые, побритые и в прекрасном настроении – Новый год же. Ночь с 31 на 1 января во всех армиях мира самая большая проблема – выставить абсолютно трезвый наряд. И вот я дежурю, а при этом недавно из отпуска, и черт меня дернул посмотреть «Хоббита». Я открываю «Фейсбук» и пишу «АТО в Средиземье». И как то поперло меня, и перло до тех пор, пока не позвонил бывший замполит через четыре дня. Позвонил с криками: «Все убрать!». Оказалось, мои посты увидели на телеканале «Звезда» и начали какой-то бред говорить: на Донбассе – рота эльфов.

Меня вызывают в штаб. Из оперативного командования «Північ» пришла телеграмма: «Знайти військовослужбовця Мартіна Бреста, надати його дані й притягнути до відповідальності за паплюження честі та гідності Збройних сил України». И вот наш комбат, опытный дядька, 16 лет в армии, диктует: «Військовослужбовець Мартін Брест в 41-му батальйоні не значиться». Меня же зовут Олег! Через три дня пришел циркуляр по всем частям: «Найти». И вот по всему АТО ищут Мартина Бреста.

И меня так проперли эти эльфы, я начал о них писать. Комбат ржет, читает, но говорит: «Смотри мне!». И так эти эльфы зажили своей жизнью, они вошли в сборник "14 друзей хунты".

 «Сложные взаимоотношения»

"У разведки и пехоты – очень сложные взаимоотношения. Так как я служил в пехоте, то должен рассказать о разведке. Потому что разведка всегда говорит тоже о разведке. Разведку я видел в своей карьере в двух ипостасях. Первый раз – в Волновахе, то есть Волновегасе, городе порока. Они там ходили все с шевроном «Разведка» – не палевно! Они ходили, такие невероятные военные. А мы пехота, такие: чвяк-чвяк – о шаурма, пошел за ней. Второй случай: те же самые разведосы, был на клапане – ну, это такой блокпост на маленькой сельской дороге, чтобы местные не ходили на минное поле. Они всегда почему-то представлялись инженерами. Вот мы стоим, и подъезжает такой: «Передай своим, что инженеры едут». Смотришь на него – ага, конечно, инженер – обвешанный оружием, 9 гранат на человеке, как он ходит еще!

А пехота – это… Никогда я не видел в жизни больших раздолбаев, чем мотопехотная рота. Таких людей, которых ни к чему не прислонить. Но я никогда не видел более боеспособных людей, чем мотопехотная рота, у которой через два часа выход. Они менялись на глазах, у них отрастали крылья. Он хватает треногу ДШК (крупнокалиберный пулемет, весит 34 кг – прим. «ХН») и убирает ее на 500 метров в одиночку. Вояки, которые участвуют в бою, – это другие люди, не те, кто ходит по городу или ноет на полигоне, сидит в блиндаже или хавает семочку в наряде. Вы знаете, если семочку отменить, война станет. Ни один наряд не доживает три часа без семочки. Так вот, военные в бою – это другие люди. У них вдруг все слаженно и классно".

 «Мы будем скучать по Донбассу»

Мы будем скучать по Донбассу и по войне. Хотя там мы все считали дни до выхода. Друг перед другом мы говорили: «Да я бы еще на годик остался, не вопрос!». Но все считают дни, когда же мы выйдем.

И когда у нас объявляется, что 18 числа в час ночи вас сменят... Что это значит в украинской армии? 22-го днем тебе позвонят и скажут, что все откладывается. И все сидят и ждут. Эти дни – они самые хреновые, потому что на них выпадает львиная доля «двухсотых» и «трехсотых». Все на расслабоне, все уже думают: «Я чайник забираю или оставить?».

Но вот когда мы, наконец, выехали в Запорожскую область, я понял: мы растянули нити, связывающие нас с Донбассом, но мы их никогда не порвем. Поэтому я, наверное, буду еще писать о войне. Это был самый яркий и самый запоминающийся период моей жизни. Помните, как в детстве мы думали: жизнь вот-вот начнется, вот-вот пойдут приключения, я увижу Килиманджаро. Потом мы доросли до момента, когда поняли, что вот уже жена, ребенок, работа – не начнется ничего. А потом началась война. И ты возвращаешься с нее, куришь с такими же демобилизованными недовояками – людьми между миром и войной – и понимаешь: мы будем по этому скучать. Потому что когда мы уже думали, что яркая жизнь закончилась, она вдруг – раз, и началась. Вот это – тот момент, о котором я хочу написать следующую книжку.

Комментариев: 0
В Чугуеве и Шаровке внедрят культурные стартапы Возле Харьковского цирка зоозащитники провели пикет
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы