Игры в солдатиков: как подразделения теробороны превратились в потешные полки

24 марта 15:11
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...

Фото: Константин Чегринский/KHARKIV Today

В Харькове прошли учебные занятия руководителей подразделений территориальной обороны. Красиво и значимо, как принято еще со времен советской экранизации «В зоне особого внимания» – с дымовыми завесами, имитациями взрывов, штурмом условного противника и полевой кашей. А еще при обязательной инспекции власть имущих в лице губернатора Юлии Светличной и прессы. Только вот за всей этой шумихой чиновники и функционеры от армии не заметили группы людей, которую не пустили на территорию учебной базы – реальных теробороновцев, которым, в случае опасности, придется брать в руки оружие и защищать Харьковщину. А их как раз, утверждают бойцы ТРО, никаким тонкостям военного дела не учат, а бюджетные деньги идут в никуда.

Показательные выступления за миллион

Вопрос необходимости формирования и подготовки территориальных отрядов обороны возник в первые дни российской агрессии. Такие подразделения, состоящие из числа боеспособных резервистов, есть практически в каждой европейской стране, которая из-за своего размера или геополитического положения может столкнуться с агрессией соседей, – в Прибалтике, Скандинавии, Швейцарии.

Первый харьковский тербатальон, получивший номер 22, был сформирован в конце весны 2014 года, и вместо охраны ближних подступов и стратегических объектов в Харьковской области подразделение было в срочном порядке переброшено в Луганскую область, на блокпосты – для войны не хватало ни армейских частей, ни подразделений МВД, Нацгвардии и добробатов. Почти через год пребывания на линии фронта 22-й харьковский тербатальон вернули домой, но большая часть бойцов, мобилизованных в первую волну, службу решила не продолжать, а остатки подразделения влились в ВСУ и стали частью 92-й бригады.

Территориальную же оборону, в задачи которой входит именно охрана стратегических объектов региона и необходимость дать отпор врагу во время неожиданной атаки до прихода основных сил, стали формировать на местах, при военкоматах. Эта работа из года в год превозносилась местными властями, в отчетах звучало, что в регионе то 10 тысяч, то почти 30 тысяч резервистов, готовых встать под ружье в любой момент.

– На сегодня харьковские подразделение теробороны укомплектованы на 100 %, – уверил облвоенком Юрий Калгушкин. – В большинстве своем – это добровольцы, в том числе имеющие боевой опыт в зоне АТО. Помимо самих бойцов, есть и техника, и учебные пособия – все, чтобы дать достойный отпор врагу.

Чтобы продемонстрировать свою боеготовность на базе МВД, в Лесопарке были проведены показательные занятия, где руководители военкоматов и выборочные члены теробороны в качественном снаряжении штурмовали здания, показывали приемы обращения с оружием, спасали условно раненых. Руководство области картинкой осталось довольно. Еще бы, такая «игрушка», как тероборона, недешево обходится области!

 На 2016-2017 годы предусматривается около 6 миллионов гривен на обеспечение и обмундированием, и всеми необходимыми материалами для того, чтобы организовать эту работу, – сообщила глава ХОГА Юлия Светличная. – Мною было издано поручение, в котором в организационную работу по проведению тактических отработок и теоретических курсов включаются и главы райадминистраций, и районные военкоматы, чтобы организационно укрепить эту составляющую.

Харьковская область – единственная в Украине, где облсоветом при поддержке облгосадминистрации выделяются деньги на территориальную оборону, – заявил Юрий Калгушкин. – Эти деньги используются по назначению. В частности, для приобретения средств индивидуальной защиты, пиротехники для практических занятий.

 Правда, в то время как начальство отчитывалось об успехах ТРО, за забором стояли рядовые участники подразделений, которые пытались донести общественности, что это именно дорогая игра в солдатики и потешные полки. На самом деле действенной территориальной обороны в регионе так и не создано.

Фото: Константин Чегринский/KHARKIV Today

Аты-баты – за свои

 У базы, где проводились учения, собралось около полусотни харьковских теробороновцев – члены координационного совета, рядовые участники подразделений. Но руководство военкомата на территорию базы их не пустило.

Мне кажется, что здесь сейчас происходит показушная тренировка для губернатора, чтобы продемонстрировать, что у нас все хорошо в теробороне, что у нас проблем никаких нет и у нас армия очень большая, – рассказал член координационного совета харьковской ТРО Александр Горбатенко. – А в действительности есть большие проблемы с подготовкой. За год, несмотря на обещание, создание единого тренировочного центра для ТРО на базе 220-го городка так и не было выполнено. Причем мы встречались и с Игорем Райниным, и с Юлией Светличной, но за год нам его почему-то не передали. Зато, как свидетельствует данные из интернета, около этого военного городка были выделены участки под коттеджи. Наверно, новым хозяевам жизни взрывы во время учений ТРОшников будут мешать.

Это чистая показуха, – поддержал его теробороновец Юрий Леденев. – Я сам 25 лет отслужил в армии, я полковник запаса, прошел Афган и Чернобыль, и сам добровольно пришел в тероборону Киевского района, я ее с 2014 года поднимаю, и знаю, с чем мы сталкиваемся. Во-первых, эти три года показали, что военкомат не тянет территориальную оборону и не хочет ею заниматься. Поэтому предлагали, просили и выходили на командование с тем, что тероборону надо из военкоматов забрать и передать в боевые части. Второе: военкоматам сейчас выгодно отчитываться о количестве принятых в тероборону. Эти нормы завышены. Третье: идет нецелевое выделение средств на тероборону. Я занимался в прошлом году организацией занятий, и видел все эти цифры. И главное, почему не хотят нас пускать, – боятся выносить сор из избы. Мне лично звонили из районного, областного военкоматов с приказом: нас ни в коем случае сюда не пускать!

 Те, кто пришел к воротам, – именно добровольцы, которые не первый год тратят свое время и средства на создание территориальной обороны в Харькове. Многие признаются: готовы и дальше вкладывать деньги и силы в обороноспособность региона, если бы ими не прикрывались те, кто списывает миллионы на программу ТРО. Бойцы говорят, что не знают, куда ушли анонсированные Светличной 6 миллионов гривен, ведь ни техники, ни помещений, о которых говорят в военкоматах, у них нет, тренируются и ездят на обучение они тоже за свои деньги, а о пиротехнике, которую использовали во время показательной тренировке, отряды могут только мечтать.

Финансирование непрозрачное, военкомат всюду, в Генштаб пишет, что была создана координационная группа, и все действия согласуются с ней. Но мы неоднократно просили дать нам распечатку по средствам – не дали, – говорит Александр Горбатенко. – В итоге нам удалось проконтролировать лишь 17 % от всей выделенной суммы – это экипировка, которую мы искали и возили сами. Я вот лично на своем автомобиле возил каски из Киева за свои деньги, за свое топливо, а оказывается, по теробороне у нас 199 тысяч списано на топливо! И это при том, что все теробороновцы ездят на занятия на своих личных автомобилях и на них перевозят личное оружие. У нас вопрос: куда эти деньги списывались, на какую технику? У теробороны нет ни одной единицы техники! А в отчете я вижу ремонт каких-то «Уралов», какой-то «Волги», ремонт помещений. Какие это помещения? Каким образом они относятся к теробороне? У нас ничего нет!

Руководство области и военкомата обратить внимание на возмущенных бойцов не посчитало нужным. По телефону представителям координационного совета пообещали встречу с Юрием Калгушкиным, но она так и не состоялась.

Фото: Константин Чегринский/KHARKIV Today

На Европу не равняются

Теробороновцы признаются, что больше всего их печалит тот факт, что при возможности создать действительно качественную тероборону руководство области продолжает строить потемкинские деревни. А ведь у них есть немалый опыт с западными коллегами, в том числе с эстонскими и литовскими подразделениями ТРО, которые воссозданы тоже в первую очередь для того, чтобы противостоять российской агрессии.

В Прибалтике ТРО – это не аппендикс военкоматов, а особые добровольческие силы, имеющие статус общественной организации. При этом их деятельность урегулирована и с точки закона, и с точки зрения государства. Работодатели благосклонно относятся к обязанности своих работников уезжать на сборы, бойцы пользуются поддержкой населения и местных властей, которые заинтересованы в реальной боеспособности своих стрелков, а не устраивают потешные бои.

Если Харьковщина действительно заинтересована в создании действенной теробороны, то необходимо определить постоянную базу ТРО, сделать прозрачным финансирование, назначить ставки профессиональных преподавателей, а также определиться, сколько в Харькове реальных теробороновцев – ограниченное количество энтузиастов, или 10 тысяч, как рапортуют в военкоматах, считает военный эксперт Вячеслав Целуйко.

Необходимо провести совместные занятия нашей теробороны, той нашей немногочисленной, умеренной, и той огромной их – пусть не семь тысяч, а пять, – говорит Целуйко. – Проведем двухдневные сборы, познакомимся с людьми, обменяемся опытом. И представляете, какая будет картинка для России? Что в Харькове собрали 5-7 тысяч людей, теробороновцев, готовых защищать свою Родину. И еще при этом хорошо подготовленных. Не только практический, но и информационный эффект будет колоссальный.

Ветеран АТО и депутат горсовета (фракция «Самопоміч») Иван Ракич приехал и пообщался с теробороновцами, которых оставили за забором, и пообещал вмешаться в конфликт.

– Я очень хочу, чтобы областные власти в лице облгосадминистрации, высшие должностные лица военкомата организовали круглый стол, где они смогли бы отвечать на вопросы своих солдат. Мне неприятно, что власть закрылась и пытается выдать желаемое за действительное. Мы должны слушать друг друга, мы обязаны защищать Украину, – говорит Ракич.

Балаклея в огне. Хроника и версии взрыва на арсенале Антрацита не будет. Есть ли жизнь без угля с Донбасса?
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0