«Дело Эндрю»: подозреваемых больше нет

18 ноября 14:35
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...

Фото: Новости Луганска

Военная прокуратура призналась в том, что расследование одного из самых громких преступлений, произошедших в зоне АТО, зашло в глухой угол. Были сняты подозрения с харьковских разведчиков, которых обвинили в убийстве волонтера. То, что стало победой для них самих и их адвокатов, не принесло полного удовлетворения – имена тех, кому помешал командир мобильной спецгруппы Андрей Галущенко своим расследованием о контрабанде в зоне АТО, так и не названы.

Охота на охотников

Сегодня кажется, что судьба Андрея Эндрю Галущенко была предрешена, когда он решил поднять одну из самых непопулярных тем войны на Донбассе – тему контрабанды или незаконного перемещения товаров между украинскими и оккупированными территориями. Но в 2015 году его дело – создание мобильных групп по борьбе с контрабандой – казалось абсолютно подъемным.
Андрей Галущенко был членом самообороны Майдана и добровольцем, который в числе первых отрядов Нацгвардии попал на фронт, воевал под Славянском. После того как линия фронта стабилизировалась, он демобилизовался и инициировал расследование фактов контрабанды на войне. На тот момент это была запретная тема. Расследование Эндрю могло продемонстрировать системность наживы на войне высоких чинов. Но в сентябре 2015 года мобильная группа Галущенко подрывается в так называемой серой зоне на Луганском направлении. Погиб сам Эндрю и сотрудник государственной фискальной службы Дмитрий Жарук. Основной версией стало нападение вражеской ДРГ, однако, по горячим следам глава Луганской военно-гражданской администрации Георгий Тука обвинил в убийстве бойцов 92-й бригады. Номинальная причина: место гибели мобильной группы – зона ответственности харьковских военных. В действительности к тому моменту между военно-гражданской администрацией региона и военным уже тлел конфликт, обе стороны подозревали друг друга в самоуправстве и выгодополучательстве от войны, в частности, за счет «крышевания» контрабанды.

Охота на Змея

Военная прокуратура негласно начинает разрабатывать версию того, что ликвидировали группу Галущенко именно бойцы 92-й бригады, а именно разведка, которая была особенно верна командиру бригады Виктору Николюку, неоднократно осуществлявшему вылазки в стан врага. Обыски и допросы проходят у многих бойцов 92-й, в том числе у самого командира, позже выдвигаются подозрения Александру Свидро (позывной Змей), Павлу Долженко (позывной Крым) и Андрею Асосову. Бойцы с первого дня подозрения все отрицали.

– Я был знаком с Эндрю, – рассказывает Змей, – но вражды с Андреем не было вообще никакой. Мы были знакомы довольно продолжительное время и отношения были более чем рабочие. Это были даже дружеские отношения, потому что как только они начали работать в составе мобильной группы в нашей зоне, мы оказывали всяческое содействие, показывали всю линию обороны. Возили, сопровождали, а потом они отказались почему-то и стали ездить самостоятельно. Поэтому все эти обвинения вызвали у меня сначала истерический смех, а потом стало не по себе, потому что серьезные обвинения, вплоть до пожизненного заключения. Но мне нечего скрывать, я не виновен. Ни я, ни кто-то из нас.

– Люди в мирной жизни не понимают отношений там, – поддерживал его Крым. – Судить о выгоде на войне могут лишь те, кто там не был. Человек остается там сам собой. Там мы все защищаем свою страну, свое государство. Я такое даже исключаю, потому что люди, которые это сделали – если это не диверсионная группа, которая направленно пришла убивать людей, – то это люди, которые не имеют отношения к боевым действиям.

И действительно, за полтора года следствие не доказало ни причастность, ни заинтересованность подозреваемых в гибели группы Эндрю. Сами они на войне никак не обогатились – Павел Долженко как уходил добровольцем на войну, оставив в Чугуеве семью с маленькими детьми и работу мельника, так к ним и вернулся. Александр Свидро после войны остался жить в своем небольшом доме в частном секторе в Харькове с двориком два на два. Говорит, шел добровольцем страну защищать, недаром три месяца оббивал военкоматы, так как его как представителя категории «45 плюс», несмотря на военный опыт, отказывались брать на службу.

Адвокаты подозреваемых, среди которых также харьковские волонтеры, отметили, что все обвинения прокуратуры строились исключительно на негативной характеристике разведчиков из уст боевиков ЛНР, которых именно Свидро и Крым брали в плен. Никаких реальных доказательств их вины не нашли. Уголовное производство из-за отсутствия состава преступления закрыто.

– Все подозрения, – говорит адвокат разведчиков Олег Федоров, – были сняты в связи с отсутствием надлежащих и достаточных доказательств их вины в совершении инкриминируемых ранее уголовных преступлений. Данное уголовное производство закрыто по реабилитирующим основаниям в связи с отсутствием доказательств по делу. В настоящее время, как и последние полтора года, они находятся на свободе. Им не выдвигается никаких обвинений, подозрений. Наша позиция заключалась в том, что доказательств вины именно указанных подозреваемых нет, а потому логично было закрытие этого производства.

Охота на убийц

Реабилитация харьковских разведчиков не дает ответа на главный вопрос: кто же подорвал группу Эндрю? Известный волонтер Роман Доник, который еще тогда говорил о причастности как военных, так и гражданских чинов к контрабанде в зоне АТО, уверен, что убийц Эндрю стоит искать все же на украинской стороне. Хотя и соглашается с тем, что подозрения со Змея и Крыма, скорее всего, сняты обосновано. Говорит, версия о том, что командир бригады мог приказать устранить волонтера, выглядит несостоятельно.

– Я понимаю, что там за уши притянуто много вещей, я с большим сомнением считаю, что это могло быть вот так вот, как было представлено в материалах дела, – говорит Роман Доник. – Я на самом месте был. Это кто-то с этой стороны однозначно, ни о какой ДРГ там речи быть не может, но там было слишком много интересов, много людей, которым Эндрю мешал. У меня много вопросов и к военной прокуратуре.

О дальнейших перспективах дела ни представители военной прокуратуры, ни защитники разведчиков не говорят. Тем более что контрабанда в зоне АТО, говорит Доник, стала уже устоявшимся, почти легальным процессом – через логистические центры и блокпосты ежедневно перемещаются ходоки с товарами, но никого это не беспокоит, так как закон формально соблюдается.

Отець Віктор Маринчак - про кіно, шлях до віри, відносини з владою та прихожанами Харьковские теплосети на грани катастрофы
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0