Дарья Нагаивская: «Время закатать рукава и работать»

26 августа 13:17
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
logo
журналист
Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Фото: Константин Чегринский / KHARKIV Today

Координатор платформы «Культура равенства» и проектов ОО «Сучасна жінка» рассказала «ХН» о гендерном равенстве в Харькове и об имидже Украины в мире.

Дарья, как обстоят дела с гендерной политикой в Харькове?

– Для меня понятие «эффективная гендерная политика» – это когда мама или папа с 602-го микрорайона на Салтовке взяли коляску с грудничком и без проблем доехали в центр, поменяли подгузник хоть в здании горсовета, хоть в любом кафе, покормили, сделали свои дела, а потом вернулись домой. На сегодня, к сожалению, я не вижу, чтобы это было возможным. Так же обстоят дела с доступностью города для людей с инвалидностью: нет удобных заездов и лифтов, к коляскам не адаптированы транспортные средства, аптеки, музеи, другие объекты инфраструктуры, даже больницы. И тут предстоит еще много работы.

В Украине с гендерным равенством сложно. Недавно в рамках публичной дискуссии мы обсуждали проблему психологического и сексуального насилия на рабочем месте. Тема замалчивается. Также когда идут военные действия, уровень насилия на приграничных территориях и в зоне военного конфликта по отношению к женщинам и детям растет. Такая ситуация наблюдается в Израиле, Палестине, Украине, ранее – в Балканском регионе. В Харьковской области есть центр, куда могут обратиться женщины, пережившие насилие. Но куда идти с ребенком? Уровень зарплаты и отсутствие жилья не дают возможности самостоятельно принимать решения. Подключается вопрос равенства зарплат и возможностей карьерного роста. В одном из районов Харьковской области ОО «Сучасна жінка» сейчас реализует проект по адвокации экономических прав женщин, уже состоялись несколько фокус-групп и воркшопов. Участницы говорят о том, что женщин и мужчин после 50 лет никто не хочет брать на работу. То же самое происходит с девушками, когда на собеседованиях задают вопросы о личной жизни, планах по рождению детей – хотя это прямое нарушение их прав – и отказывают в трудоустройстве. Гендерная проблема многофакторна. Поэтому в 2016 году мы создали Харьковскую платформу «Культура равенства» – это 15 организаций, занимающихся гендерным равенством, демократическими изменениями и защитой прав человека. Чтобы усилить роль общества в корректном давлении на органы власти и местного самоуправления, появилась Харьковская реформаторская коалиция.

– Сколько нужно времени, по-вашему, чтобы поломать систему?

– Мне кажется, сломать систему не получится – и не стоит к этому стремиться. Ее необходимо трансформировать.

– Вы преподаете в университете. Есть ли у студентов гендерные стереотипы или они мыслят по-другому?

– Когда проводишь со студентами семинары по гендерному равенству, становится понятно, что они пока не ощутили этой проблемы. Часто ввиду того, что пока не создали семей, не устроились на работу и не прожили на своем опыте случаи дискриминации. Они говорят: у нас учится примерно одинаково мальчишек и девчонок, мама и папа одинаково работают. Но потом задумываются: подожди, девушка забеременела и была вынуждена уйти в академотпуск, восстановилась спустя два года, а парень в это время учился и достиг более высоких результатов. К сожалению, сегодня мама или папа с маленьким ребенком не могут прийти в университет – нет пеленальных и детских комнат, удобных заездов для колясок, туалетов, в которые мог бы зайти папа с дочкой. А с другой стороны, студенты не видят гендерного неравенства и общаются по-другому. Для них не проблема, если девчонки иногда платят за парней – и это здорово.

– У нас не принято говорить о насилии вслух. Есть теория: чем меньше мы будем рассказывать о плохом, тем лучше будет выглядеть Украина в мире. Что думаете по этому поводу?

– За время работы за рубежом я провела много встреч, в том числе с дипломатами, политиками, бизнесменами, общественными деятелями, членами Европарламента. Они говорят: мы устали от того, что представители Украины постоянно говорят: «У нас все хорошо, мы проводим реформы» – и при этом просят денег. Европейцы обращают внимание на честность, и тут мы проигрываем. Нужно уметь откровенно сказать, какие есть ресурсы и возможности, в чем потребность. Часто наблюдаются две позиции: мы обвиняем и сбегаем или требуем и нападаем. Это про насилие, оно касается всего. В семье мы можем часто слышать проявление насилия, например, в виде фраз «ты ни на что не способен/способна», «на тебя нельзя положиться», «ты живешь за мой счет, где благодарность?». Между странами происходит то же самое. Тут важна честность и возможность себя содержать, обозначить свои границы. Это работает везде. Замалчивать опасно, потому что насилие уходит только тогда, когда становится видимым.

– Что нравится в Харькове и что хотелось бы изменить, учитывая опыт других стран?

– Я училась во Франции, и можно было там остаться, но я вернулась. Там не хватало энергии изменений, здесь я это чувствую – возможность трансформировать, сделать лучше. За рубежом я могу зайти в офис или шикарный ресторан и встретить там человека высокого социального положения, но – и тут подтягивается гендерный вопрос: на меня будут смотреть как на девочку 27 лет из Восточной Европы, которая, скорее всего, хочет выйти замуж за иностранца, сидеть дома и быть приятным атрибутом при муже-немце или французе. У них устоявшаяся социальная структура, куда тяжело зайти и откуда легко выйти, как мне кажется. Надо потратить 5–10 лет, чтобы к тебе стали относиться как к равной. Я не хочу тратить время, чтобы доказывать, что украинки и украинцы – равные партнеры. В Харькове огромная творческая энергия: много молодых людей, здесь крутой андеграунд, работают художники/цы, архитекторы/рки, писатели/льницы, дизайнеры/ки, с которыми можно встретиться и обсудить, что происходит, что делать дальше. За рубежом тоже есть место для дискуссий, но все более политизировано, с устоявшейся структурой и позициями, и там не рождается новое. Украина сегодня – место зарождения и реализации мощных социальных инноваций, надеюсь, в будущем – и технологических. Но сейчас мало людей, у которых достаточно компетенции, знаний и ресурсов, чтобы конкурировать на глобальном рынке, а творческой энергии в достатке. У нас многие готовы работать прямо сегодня, но ждут быстрый результат, а там – наоборот: долгосрочное планирование и искусство малых шагов, доведенное до совершенства.

Многие сегодня обсуждают, время ли уезжать, и говорят, что реформы провалились, много социальных и экономических проблем, устали бороться со старой системой. К сожалению, Украину сегодня сложно назвать экономически развитым демократическим государством. Молодежь не может реализовать свой потенциал: сохраняется статус-кво, изменения блокируются, трудно найти место работы или стартовать бизнес. То же самое происходит с поколением 50+: они выпали из старой системы и не могут адаптироваться, начать свое дело, ввиду возраста их не берут на работу. Но сейчас самое время закатать рукава и усиленно работать, внедрять изменения и задать себе простой вопрос: «Что я делаю, чтобы стало лучше?». Самое темное время – всегда перед рассветом.

Нас ждет газовый бунт Рекордный август Свитолиной
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы
Комментариев: 0