Харьков сто лет назад: немцы в городе

15 апреля 19:37
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
logo
журналист
Здание дворянского собрания, где находилась германская комендатура.

Здание дворянского собрания, где находилась германская комендатура. Фото: архив

8 апреля 1918 года в Харьков вошли немцы. Четырехмесячное господство большевиков завершилось – в первый раз. Они еще вернутся, но пока город на правах оккупантов заняли войска кайзеровской Германии.

В харьковской истории это были первые оккупанты – татары не в счет, они набежали, разграбили, сожгли и ушли, да и забыть о них успели основательно за 200 лет.

Немцы пришли официально, на законных основаниях – по подписанному Германией и Австро-Венгрией в Брест-Литовске (Бресте) мирному договору с Центральной Радой. Аналогичный договор страны Четверного союза заключили и с Советской Россией. По условиям мира, Украина должна была обеспечить недавних врагов продовольствием, те – избавление от большевиков. Что немецко-австрийские войска с успехом и делали.

Бегство советов

Сомнений в том, что немцы войдут в Харьков, не было, причем не столько у жителей - они были в неведении - а у обеспечивавших им это неведение большевиков, которые заправляли городом с декабря 1917-го. Первыми «эваукировались» партийцы – самые шустрые стали «сматывать удочки» еще за две недели; за два дня до взятия Харькова немцами, 6 апреля, дали деру члены исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов, на следующий день и остальные советские товарищи. До последнего в городе оставался большевистский комендант Харькова Павел Кин, который вроде бы выезжал к немцам для переговоров.

Советские руководители оставляли город в спешке, не забывая, правда, прихватывать муниципальное имущество и деньги. Не отставали от них и простые красноармейцы. Не все, правда. В то время как некоторые части утром 8 апреля вели бои с немцами под Люботиным, стремясь задержать их наступление, другие спасали свои жизни. Вот какую картину отхода большевиков дала газета «Возроджение»:

«Часовъ съ 10 утра черезъ городъ стали проходить отдельными группами солдаты и красногвардейцы отступающихъ частей. Многіе изъ нихъ имѣли чрезвычайно жалкій видъ: босые, голодные, истомленные, без всякой аммуниціи, они, съ трудомъ удерживая въ рукахъ ружье, устало плелись невѣдомо куда, хватая съѣстное изъ корзинъ уличныхъ торговцевъ и тутъ же съ жадностью пожирая его. Это были солдаты и красногвардейцы наиболѣе дезорганизованныхъ частей».

Показательный момент: ночью 8 апреля на вокзал по тревоге пришли все 300 рабочих паровозостроительного завода, записавшихся в партизанские отряды. Пришли и… никого не увидели. «Мы получаем 200 рублей в месяц, а красногвардейцы по 750 рублей, и мы явились. Где же они?», – заявили рабочие и разошлись.

Поход к… конфетному магазину

Но вернемся к утру. Около 10 часов немцы заняли Холодную гору и открыли оттуда пулеметный огонь по поездам, на которых пытались выехать из Харькова остатки советских войск. Расстрел продолжался около часа. Сколько тогда погибло красноармейцев – неизвестно. Около полудня первый немецкий отряд занял вокзал. На углу Екатеринославской (сейчас Полтавский шлях) и Александровской улиц (сейчас Евгения Котляра) поставили стол, за которым состоялось заседание германского штаба и общение командования с депутацией от городской власти.

Накануне городская дума, избранная еще при Керенском и распущенная большевиками, возобновила работу. Первое, о чем позаботилась старая новая администрация, – порядок в городе. Чтобы предотвратить грабежи и насилие, были сформированы специальные отряды и назначены начальники милицейских участков. Возглавил постбольшевистскую милицию Николаенко, который был первым главой харьковских правоохранителей после свержения царя. А охранять город взялись дружинники – члены еврейских социалистических партий. С чем они блестяще справились, не допустив никаких эксцессов.

После переговоров с представителями городского управления немцы двинулись дальше, к центру, дойдя до Павловской и Николаевской площадей (сейчас Конституции). Там они заняли гостиницы «Гранд Отель» и «Метрополь», а также здание дворянского собрания. В «Гранд Отеле» расположился командующий 91 пехотной дивизией, взявшей Харьков, генерал-лейтенант Германн Клаузиус – «представительный высокого роста мужчина с загорелым лицом, в генеральском защитного цвета мундире с белым боевым орденом на шее».

Еще одна встреча германского и местного руководства состоялась в помещении магазина сладостей «Жорж Борман» (сейчас магазин «Ведмедик» на площади Конституции). Там, конечно, не конфетами угощались – немецкое начальство пожелало ознакомиться с тем, что происходит в городе. Для переговоров представители власти и предложили когда-то популярное заведение. Магазина к тому времени там не было, вместо него расположилось консульство нейтральной Дании, где и решили пообщаться стороны.

Без цветов и радости

Тем временем Харьков оживал. С полудня все учреждения были закрыты, а дружинники аккуратно, но убедительно выпроваживали людей с улиц. Теперь, убедившись, что опасность миновала, на улицы и площади высыпал народ. Оккупантов встречали с благодарностью за освобождение от большевистского нашествия, казавшимся страшным сном, но без особого восторга – все-таки еще вчера они были врагами. Очевидцы вспоминали лишь несколько букетов хризантем да иные барышни отмечали «прелесть лейтенанта». Кто по-настоящему, искренне, до слез радовался приходу германских войск – их соплеменники военнопленные.

«Солдатъ германскихъ обступаютъ, распрашиваютъ, откуда они пришли, какъ шли; познанію нѣмецкаго языка помогаютъ жесты и мимика. Часть нѣмцевъ изъ отряда человѣкъ по 5 направляются въ городъ.

Идутъ они шагомъ, спокойно съ папиросами въ зубахъ. Публика съ любопытствомъ ихъ осматриваетъ, нѣкоторые изъ дружинниковъ пытаются начальникамъ этихъ разъѣздовъ «козырять».

Плѣнные германцы и австрійцы не могутъ насмотрѣться на пришедшихъ. Ихъ радости нѣтъ конца. Окруживъ того или другого германскаго всадника, они съ сіяющимъ видомъ распрашиваютъ его о домашнихъ дѣлахъ, дѣлятся впечатлѣніями, своими переживаніями», – так описывал первые минуты пребывания немцев в Харькове журналист газеты «Возрождение».

Оккупанты ввели венское время, переведя часы на полтора часа назад, и заставили убрать город. Очевидец отмечал, что дворники вышли даже на те улицы, которые не убирали при царском режиме.

9 апреля в Харьков вступили первые украинские части – 2-го Запорожского полка под командованием полковника Петра Болбочана. Вскоре подошли еще войска. Военная власть в Харькове де-юре перешла украинскому командованию. Об этом мы расскажем позже.

Комментариев: 0
Вредная обрезка деревьев; украинская жизнь после ухода большевиков. Харьков в начале XX века Жизнь за Украину. "Он мечтал выиграть эту войну"
Перейти на главную страницу 2day.kh.ua Перейти на 2day Авторы